2015-12-17, 17:40 Новости Администрация сайта 723

Грозит ли Ревде «алферовская» трагедия

Повсеместные проверки объектов соцзащиты и здравоохранения на соблюдение требований противопожарной безопасности начались в России после крупного пожара в психоневрологическом диспансере в селе Алферовка Воронежской области, в результате которого погибли 23 человека, а еще столько же — пострадали. Пока на месте «летят головы» и устанавливают причину случившегося, в регионах пожарные дознаватели срочно готовятся инспектировать гособъекты с круглосуточным пребыванием людей. Как проверки проходят в Ревде, какие учреждения, по мнению ревдинских пожарных, вызывают опасения, и что грозит их руководству, рассказала начальник отдела надзорной деятельности (структура МЧС) по Ревде и Дегтярску Елена Горева.

goreva
Елена Горева, начальник отдела надзорной деятельности МЧС по Ревде и Дегтярску: «Несмотря на проверки, человеческий фактор есть всегда, поэтому безопасность на таких объектах — это, прежде всего, бдительность обслуживающего дежурного персонала». Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— Елена Евгеньевна, когда «посталферовские» проверки начнутся в Ревде?

— В связи со случившимся в Воронежской области руководство МЧС приняло решение еще раз собрать в регионах руководителей подобных учреждений, чтобы заострить их внимание на требованиях пожарной безопасности. Мы уже направили им запросы — будем еще раз серьезно разговаривать. Сейчас выходим на городскую прокуратуру с тем, чтобы нам разрешили провести внеплановые проверки объектов в рамках законодательства. От предыдущих проверок (когда следили за тем, как проходит эвакуация, к примеру), они отличаются тем, что мы сможем применять к нарушителям определенные санкции. Снова проверим все досконально вплоть до того, заряжен огнетушитель или нет. Приступим, как только получим ответ прокуратуры.

Пожар в психоневрологическом интернате вспыхнул в селе Алферовка Воронежской области в ночь на воскресенье, 13 декабря. МЧС бросило на его тушение 30 единиц спецтехники и 74 спасателя, но справиться с огнем, охватившим все здание (700 кв.м) удалось только через четыре часа. 23 человека погибли и еще столько же пострадали. Следователи СК РФ возбудили уголовное дело  по ч.3 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам), в рамках расследования дела в департаменте социальной защиты Воронежской области прошли обыски, а в Новохоперском подразделении МЧС — выемка документов. Позднее губернатор Воронежской области Алексей Гордеев уволил руководителя департамента соцзащиты Наталью Самойлюк. На этом, по данным РИА, увольнения не заканчиваются: Гордеев дал поручение уволить всех должностных лиц, отвечавших за вопросы безопасности подведомственных департаменту объектов соцсферы. Пока есть две версии, по которым случился пожар: короткое замыкание электропроводки и неосторожное обращение с огнем при курении. 14 декабря объявлено в Воронежской области днем траура. Восстанавливать корпус власти не планируют.

— Куда уже точно нагрянете с проверками?

— Будем проверять как объекты социальной защиты населения, так и здравоохранения, поскольку все они — с круглосуточным пребыванием людей. У нас это пять стационаров Ревдинской больницы (на Энгельса, 35, 48, Карла Либкнехта, 76а, 76б и Кошевого, 4), а также Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних на Толстого, 2а и Дом ребенка на Карла Либкнехта, 76а. Особое внимание всегда уделяется ветхим, аварийным объектам, даже если официально они не признаны аварийными. Мы называем их зданиями с низкой пожарной устойчивостью, в основном это объекты, где преобладают деревянные конструкции.

— А у нас есть такие объекты?

— Нет, но опасения вызывает стационар РГБ на Кошевого, 4 и психиатрическое отделение на Карла Либкнехта, 76а. В коридоре стационара нет системы дымоудаления, предписание устранить нарушение не исполнено в срок, и больницу оштрафовали, по-моему, на 90 тысяч рублей. Эта система, на самом деле, стоит миллионы рублей, и РГБ без помощи Минздрава не справиться, но там, судя по всему, не очень озабочены всем этим. У них срок исполнения — апрель 2016 года. Пока они должны какие-то компенсирующие мероприятия провести: вентиляции вытяжные сделать, к примеру. А учебная эвакуация в психиатрическом отделении этой весной показала, что пожарная сигнализация там может не сработать. То есть там сотрудники голосом оповещали о «пожаре». Пеняют на обслуживающую организацию, обычно все у них проходит безукоризненно. Тем не менее, будем повторно отрабатывать эвакуацию, и с проверкой пойдем.

— За давшую сбой сигнализацию больницу как-то наказали?

— Нет, потому что это была не проверка в рамках федерального законодательства, а рядовая отработка действий персонала на случай пожара. Смотрели, как эвакуируют пациентов. А чтобы нарушения техники пожарной безопасности имели какие-то правовые последствия, мы обращаемся в прокуратуру.

— То есть, самовольно заявиться с внеплановой проверкой в какое-либо учреждение МЧС не может?

— Нет. Есть пять случаев, когда мы можем инициировать такую проверку. Если мы выдавали предписание и истек срок его исполнения (идем смотреть, выполнено ли оно). Если к нам поступает информация (от граждан, госорганов, СМИ), что где-то нарушаются требования пожарной безопасности, и из-за этого могут пострадать или уже пострадали люди. Кстати, в данном случае мы согласуем эту проверку с прокуратурой. Третье основание для проверки — если какой-либо объект вводится в эксплуатацию. И, наконец, поручение правительства. Я не знаю, выступит ли сейчас правительство с таким поручением, поэтому, пока они думают и решают, мы на местах пытаемся решить этот вопрос через прокуратуру.

— СМИ пишут, что воронежское МЧС выдавало алферовскому диспансеру целый ряд предписаний…

— Да, предписание там было выдано, но пока нет никаких конкретных фактов: что в нем было, какие мероприятия по устранению недочетов проводились и проводились ли вообще — может, там срок исполнения еще не истек. До того, как будет установлена причина случившегося, ничего нельзя говорить. Причина может быть электрическая, а в этом случае это не наша компетенция — мы уже давно такой надзор не осуществляем.

— Может, есть в Ревде учреждения, к которым вообще никаких претензий нет?

— Вообще никаких нареканий нет к Дому ребенка и Социально-реабилитационному центру: сигнализация работает, сигнал дублируется на пульт пожарной охраны, огнетушители в порядке, и далее по списку.

— Когда в последний раз в Ревде на объектах соцзащиты и здравоохранения случались ЧП?

— Лет пять назад, наверное, загорелось в детской больнице. Была перегрузка, кажется, в техническом помещении. Сигнализация сработала, не успел даже дым по коридорам пойти.

— Наверняка от этого никто не застрахован?

— Несмотря на проверки, человеческий фактор есть всегда, поэтому безопасность на таких объектах — это, прежде всего, бдительность обслуживающего дежурного персонала. Особенно там, где такой контингент, какой в психоневрологическом диспансере. Не будем делать выводов, но чаще всего роль играет человеческий фактор. Может быть все идеально выполнено, но если курение допускают там, где это запрещено…

— Интересно, что активно действовать у нас начинают тогда, когда случается что-либо серьезное — как в Алферовке. Почему?

— В связи с тем, что за последние пять лет в России произошел ряд крупных пожаров на соцобъектах, особенно там, где присутствует маломобильная категория граждан, еще в ноябре у нас была объявлена профоперация «Социальная защита». Мы провели дополнительные инструктажи, отработали действия персонала по эвакуации (включая внезапные), проверили соблюдение требований пожарной безопасности. Но и это не предотвратило трагедию, которая произошла в Воронежской области.

«Курят у нас по расписанию»

В психиатрическом отделении Ревдинской городской больницы не может повториться воронежская трагедия, уверен врач-психиатр Андрей Серебренников. Поскольку недавно здесь была установлена самая новая пожарная сигнализация (а прежняя работала с 2011 года). А за внутренним распорядком персонал строжайше следит.

По словам Серебренникова, современную систему оповещения в отделении раз в квартал проверяют специалисты фирмы, которая ее устанавливала. Причем, усердно проверяют все датчики на всех этажах и во всех палатах в двух корпусах. Даты проверок фиксируются в специальном журнале регистрации. Кроме того, дважды в год МЧС проводит учения, последнее состоялось на прошлой неделе: была запущена сигнализация, приезжали пожарные расчеты, эвакуировали больных, в том числе, через запасные выходы. Нареканий не было.

— Так как у нас два корпуса, то при угрозе пожара больных в сопровождении санитаров мы будем эвакуировать из одного в другое, — рассказывает Андрей Серебренников. — В холодное время года больным будем выдавать одеяла. Недавно заменили также гидранты и огнетушители. Все, как положено. Четыре раза в год ответственный персонал проходит противопожарные инструктажи. Думаю, после того, что случилось в Воронеже, пройдет новый инструктаж.

psi
У пульта оповещения в психиатрическом отделении круглосуточно дежурство. «При пожаре загорается лампочка, — говорит медсестра Татьяна Макарова. — Сигнал идет от места очага возгорания: из одного из корпусов, этажей или из палат больных». Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Пульт оповещения находится в одном из корпусов отделения. Здесь круглосуточно дежурит медсестра, которая каждый вечер сообщает спасателям, сколько больных в отделении по списку. Как рассказал Андрей Серебренников, в последние годы за противопожарной безопасностью следят очень строго.

— Допустим, при сигнале о пожаре на нашем пульте мы звоним 01, — рассказывает дежурная медсестра Татьяна Макарова. — Сообщаем о пожаре в психиатрическом отделении на улице Карла Либкнехта, 76а. Дополнительно сообщаем, где очаг возгорания, и что въезд к нам со стороны здания скорой помощи. Кроме того, предупреждаем приемный покой горбольницы, что у нас возгорание, и мы начинаем эвакуацию больных. То есть, сигнал о пожаре с нашего пульта на пульт МЧС дублируется с телефонным звонком.

Врач Андрей Серебренников уверяет: за внутренним распорядком персонал следит строго. А для курения отведено специально оборудованное место.

— У нас особый режим, больных из здания мы выпускать на улицу не можем, — объясняет он. — Поэтому для курильщиков у нас оборудовано специальное место. Но в отличие от остальных больниц, у нас курят по расписанию. Все сигареты и зажигалки находятся у дежурной медсестры. Больные курят по определенному времени по одной сигарете семь раз в день. А зажигалку возвращают обратно.

Новости редакции / Блоги

Популярное