2016-02-02, 20:38 Происшествия Нона Лобанова 3 422

Ревдинец с помощью сестры пытал свою сожительницу

В Ревде брат с сестрой девять часов истязали сожительницу брата — из-за подозрения в измене… с сожителем сестры. Скрутив жертву скотчем, они прижигали ей лицо плойкой, зажигалкой, сигаретами, пинали и угрожали убийством. Возможно, и убили бы, если бы соседи, устав слушать отчаянные крики из-за стенки, не вызвали полицию.

Истязание, согласно Уголовному кодексу, — это причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями.

Произошло это 30 декабря прошлого года в квартире на Азина, 79. Квартира принадлежит бабушке брата (1988 года рождения) и сестры (1994 года рождения) П., но хозяйка предоставила жилплощадь внукам, сама наведываясь лишь изредка. П. летом 2015 года освободился из исправительной колонии, отбыв срок за очередную кражу (кроме краж, в его «послужном списке» грабеж и мошенничество), на работу не устроился, злоупотреблял спиртным, состоял на учете по наркозависимости. Его сестра ранее не судима, тоже не работает. Вместе с ними в «двушке» проживала подруга П., 1989 года рождения, а также периодически оставался ночевать друг сестры. Именно к нему П. приревновал свою подругу.

Брат с сестрой заподозрили, что их «половинки» изменяют им друг с другом и решили наказать «виновную». Месть их была ужасной: «ревнивцы», оба в алкогольном опьянении, использовали на своей беззащитной жертве все способы причинения боли и унижения, какие только смогли придумать.

— Издевались подозреваемые над потерпевшей с 11 до 20 часов, били руками, ногами и вообще чем под руку попало, — рассказала следователь Ревдинского ОМВД Марина Татаринова. — Она кричала, звала на помощь, но соседи, по их словам, привыкли к пьяным скандалам в этой квартире и поэтому не звонили в полицию до самого вечера. Потом поняли, что, действительно, там творится что-то страшное.

Полицейские, прибывшие на место, обнаружили обмотанную скотчем девушку, всю избитую, с многочисленными ожогами на лице и теле, с обрезанными под самый корень ножом волосами. Ее сразу отправили на «скорой» в больницу. В приемном покое провели медицинское освидетельствование, зафиксировав телесные повреждения, и обработали раны, госпитализация не потребовалась.

— Дело было возбуждено по ч.2 ст. 117 УК РФ «Истязание» (группой лиц), далее будет возбуждено еще одно — по умышленному причинению средней тяжести вреда здоровью, — сообщила Марина Татаринова. — Потерпевшая говорит, что между ней и сожителем неоднократно бывали ссоры, но до физического насилия не доходило. К сожителю она не вернулась.

Обоих П. отвезли в ОМВД, с них взяли объяснения и — отпустили восвояси. А 5 января вечером П.-братец, то ли пьяный, то ли под наркотиком, устроил скандал пришедшей проведать квартиру бабушке и поджег мебель в кухне, а потом забаррикадировался в комнате. Оттуда его «извлекли» пожарные, вывели на лестничную площадку, но он, как только остался без присмотра, сбежал и спрятался в квартире этажом выше, хозяева которой были эвакуированы из-за сильного задымления в подъезде, пришлось ломать дверь. Отыскали поджигателя под детской кроваткой.  В полиции сейчас решается вопрос о возбуждении в его отношении уголовного дела о поджоге.

В рамках расследования ему назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Сейчас он продолжает находиться на свободе. Как сообщил врач-нарколог РГБ Александр Червяков, ранее бабушка П. обращалась к нему с жалобами на внука, пьяницу и наркомана, мол, житья от него нет, просила «положить его в отделение и полечить». Но П. лечиться не желал, а принудительно госпитализировать человека, без решения суда о необходимости лечения, нельзя.

За истязание П. грозит от трех до семи лет лишения свободы.

Домашние садисты: терпеть или спасаться?
trushkova
Светлана Трушкова, начальник отделения дознания Ревдинского ОМВД. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

В 2015 году отделением дознания Ревдинского ОМВД было направлено в суд 11 уголовных дел по части 1 статьи 117 УК РФ «Истязание». Сейчас в производстве дознавателей 5 таких уголовных дел, сообщила начальник отделения дознания Светлана Трушкова. В основном, жертвы — женщины: они страдают от своих мужей, сожителей, сыновей, братьев или даже зятьев. Как правило, агрессия по отношению к близким, которые заведомо слабее, проявляется на фоне алкогольного опьянения.

Например, в скором времени предстанет перед судом 36-летний ревдинец, несудимый, неработающий, злоупотребляющий алкоголем, который систематически, пьяный, избивал свою 54-летнюю мать. Несчастной женщине приходилось уходить из дому каждый раз, когда сын напивается. Иногда она вызывала полицию, но потом отказывалась от заявления: жалела сына, верила его обещаниям, что он «больше не будет». А потом все повторялось снова…

— Нельзя сказать, что домашнее насилие, одной из юридических форм которого является истязание, характерно только для неблагополучных слоев населения, это далеко не так, — говорит Светлана Трушкова. — В прошлом году среди обвиняемых не работали только двое, остальные — вполне законопослушные граждане, «нормальные» с общепринятой точки зрения. Да, в основном, это представители рабочих профессий, но тоже не обязательно, среди домашних тиранов есть и люди с высшим образованием. Мы расследовали уголовное дело в отношении директора предприятия, потерпевшая — его жена — тоже занимала не последнюю должность.

По международной статистике женщины решаются уйти от мужа-дебошира, как правило, только после седьмого нападения. Бывает, что до этого седьмого нападения они не доживают. Ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тысяч женщин — одна женщина каждые 40 минут. «Российская газета»

Обычно с заявлениями о привлечении мучителя к уголовной ответственности обращаются жертвы, когда чаша терпения переполняется или страх перед извергом уступает страху за свою жизнь. Но дело могут возбудить и правоохранительные органы самостоятельно — так называемое публичное обвинение: если «усматривается систематичность в насильственных действиях и имеются основания предполагать, что жертва боится или не решается просить о помощи и защите».

Чтобы действия «тайного» изверга были квалифицированы как «истязание», необходимо доказать три и более эпизода избиения или издевательства иного рода (унижения, запугивания и т.д.).

— Под истязанием обычно понимается именно физическое насилие, однако ведь причинить боль можно и словами, и иными насильственными действиями, — подчеркивает Светлана Трушкова. — Доказательствами могут служить как справки о причиненных телесных повреждениях, так и свидетельские показания. Например, в вышеописанном случае женщина жаловалась на сына своей сестре и племянникам. Этого бывает достаточно, в совокупности с другими имеющимися доказательствами по делу.

В 2014 году отделение дознания расследовало 8 уголовных дел по истязанию. По мнению Светланы Трушковой, рост количества таких преступлений свидетельствует не столько о распространении домашнего насилия как социального явления, сколько об изменении отношения к нему: «слабая половина», традиционно страдавшая от домашней тирании, стала не такой терпеливой и, может быть, зависимой.

Еще 4 уголовных дела по истязанию, но уже по второй, «тяжелой», части статьи (если истязали двух или более лиц, беременную женщину, заведомо беспомощного человека или ребенка, с применением пытки и т.д.) в 2015 году находились в производстве следственного отдела полиции: один издевался над своим прикованным к постели престарелым отцом, вторая — над старенькой бабушкой, третий регулярно доводил полностью зависящую от него материально жену, четвертой (признанной психически больной) доставляло удовольствие мучить малолетнего племянника.

Почти в 100% случаев, если нет отягчающих обстоятельств, домашние мучители наказываются условно или принудительными работами.

Новости редакции / Блоги

Популярное