2016-04-23, 10:59 Новости Нона Лобанова 2 730

Почему Максим Бобрикович все еще на свободе

Максим Бобрикович, сев за руль пьяным, стал виновником ДТП, в котором погиб человек. Фото// Анна Неволина, Городскиевести.ру
Максим Бобрикович, сев за руль пьяным, стал виновником ДТП, в котором погиб человек. Фото// Анна Неволина, Городскиевести.ру

Жители Ревды, этой весной неоднократно встречавшие на улице Максима Бобриковича, 19 февраля признанного Первоуральским городским судом виновным  в ДТП с гибелью человека на пермской трассе, задали в редакцию вопрос: почему он остается на свободе? Как выяснил портал Ревда-инфо.ру, Бобрикович обжаловал приговор, по которому он должен провести четыре года в колонии-поселении, и поэтому пока остается на свободе.

Осенью прошлого года 23-летний ревдинец Бобрикович, управляя в алкогольном опьянении автомобилем Audi TT, вылетел на встречную полосу, где столкнулся с Suzuki SX4, за рулем которого находился 26-летний первоуралец Денис Дьяков. Дьяков погиб на месте, его пятилетний сын Витя получил тяжелые травмы.

За нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека Первоуральский городской суд назначил Бобриковичу наказание в виде четырех лет колонии-поселения и лишения водительских прав на три года и обязал его выплатить семье погибшего 1 миллион рублей компенсации за причиненный моральный вред. Подсудимый, полностью признававший свою вину, наделся на условный срок. Так что апелляция с его стороны была вполне ожидаемой.

Апелляционную жалобу подала и вдова Яна Дьякова, хотя изначально, как сообщила порталу E1.ru ее адвокат Екатерина Кондратьева, не собиралась этого делать, считая приговор справедливым. Она просила взыскать с Бобриковича 4 млн рублей на реабилитацию и обеспечение сына, чудом снова вставшего на ноги после перелома позвоночника и все еще каждый вечер ждущего папу с работы.  «Мне ребенка растить, учить, содержать, поднимать одной, — объяснила в суде сумму запрашиваемой компенсации Яна Дьякова, социальный работник по роду занятий.

Именно обжалованием приговора и объясняется, почему Бобрикович до сих пор не в колонии. Как нам пояснили в ревдинском филиале уголовно-исполнительной инспекции, если бы суд постановил заключить осужденного под стражу и этапировать его к месту отбывания наказания, то  решения апелляционной инстанции он бы дожидался в СИЗО. Но суду, с учетом личности Бобриковича (ранее не судим, характеризуется положительно, имеет постоянное место жительства и работу, находился под подпиской о невыезде и исправно исполнял все обязанности подследственного), эта мера показалась излишней: в колонию он должен отправиться своим ходом — после вступления судебного акта в силу.

Самостоятельно следовать к месту отбывания наказания разрешается только тем осужденным, которые, как предполагается, оправдают оказанное им доверие. Если же есть основания предполагать, что осужденный опасен, может попытаться уклониться от отбывания наказания (о чем могут свидетельствовать, например, уклонение виновного от следствия или суда, нарушения им меры пресечения или отсутствие у него постоянного места жительства), то по решению суда его могут отправить в колонию-поселение под конвоем. Этапируют и осужденных, которые до вынесения приговора содержались под стражей.

— Как только нам придет приговор, мы вызовем осужденного и вручим ему предписание, при этом срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в колонию-поселение, — заверили в УИИ. —  Если в течение установленного в предписании срок осужденный не прибудет на мест отбывания наказания, его объявят в розыск. Обычно осужденные к колонии-поселению из Ревды направляются в исправительную колонию №66 в Решетах.

Новости редакции / Блоги

Популярное