2016-05-13, 19:30 Культура Ксения Какшина 615

Ансамбль Stage станцует о военном лихолетье

stage
«Дети войны» — один из самых тяжелых номеров как в психологическом, так и в техническом планах. Поэтому хореограф-постановщик Степанида Тихомирова внимательно следит за работой юных танцовщиц: Варвары Поляковой, Дарьи Вороновой, Миланы Мезенцевой и Виктории Донковцевой. Фото// Валентина Пермякова, Ревда-инфо.ру

В субботу, 14 мая, танцевальный коллектив Stage впервые покажет широкой публике свой спектакль «Война», премьера которого (в усеченном варианте) состоялась в прошлом году, на пятилетии коллектива, а полную версию показали впервые 5 мая нынешнего года, для ветеранов и тружеников тыла. Хореограф-постановщик Степанида Тихомирова (она, кстати, сама танцует в постановке) говорит, что танцевальное действо значительно изменилось: «Сюита стала полноценным танцевальным спектаклем».

— В нашем спектакле мы хотим показать войну с разных сторон, — говорит Степанида Тихомирова. — Зритель увидит и солдат в окопах, и женский батальон, и детей войны. Мы затронули все части истории Великой Отечественной войны.

Танцоры Stage, а с ними и зрители «проживут» войну с того страшного дня 22 июня 1941 года по победный 1945. Все начнется по-летнему тепло и легко. Дружная утренняя зарядка, прогулки по паркам и вечерние танцы: ничего не предвещает беды. Но вот уже солдаты уходят на фронт, девчонки в военной форме шагают в бой и детей из мест, к которым подходит враг, везут далеко от дома в «кровавых вагонах».

— Нашим спектаклем мы хотим рассказать, что в военное время детям было очень больно и одиноко, что было очень много сирот, — рассказывает двенадцатилетняя танцовщица Камилла Ахмельдинова.

Спектакль обещает быть динамичным — танцоры говорят, что переодеваться нужно очень быстро. Танцы на репетиции действительно очень быстро сменяли друг друга, но это не выглядело резко. Кажется, «Stage» действительно сможет наглядно показать ту историю, которую мы привыкли читать в книгах.

В постановке нет сюжета — это многообразие зарисовок: драматичных, романтичных и невероятно реалистичных. В каждой зарисовке у танцоров новые образы.

— В спектакле есть и современная хореография, и эстрада — но все по минимуму, чтобы не резало глаз, — рассказывает Степанида. — Мы хотели показать, как танцевали наши бабушки и дедушки.

Каждый танец здесь — маленький спектакль

Ребята признаются: иногда не могут сдержать слез даже на репетиции. На первом показе в этом году, 5 мая, к финалу плакали все: и танцоры, и зал. Начало танцевального спектакля — 14 мая в 18.00.

Почему мы танцуем о войне

isaevХафис Исаев, 20 лет:

— В моей семье воевали. Думаю, почти у каждого кто-то из родных на войне был. Правда, я про своих воевавших родственников не знаю ничего. Хотелось бы, но возможности нет. Спектакль для меня — большая ответственность. Нужно донести до зрителя то, что ты сам ощущаешь, когда танцуешь. Даже на репетициях пробивает до слез, когда полностью осознаю, о чем в танце идет речь. Когда только начинаешь учить танец, то не понимаешь, о чем он, но уже полностью поставленный меняет отношение, и ты сам меняешься. Наше поколение может только смотреть на фотографии, читать истории, слушать песни, но мы уже понимаем, какой тяжелой была война. Главное, чтобы люди поняли, нужно уважать ветеранов, потому что, благодаря им у нас есть этот мир, где мы живы и не думаем о войне. Сейчас люди живут ради себя, а раньше — ради друг друга.

levchina

Александра Левчина, 25 лет:

— Моя бабушка родилась в 1916-м, ее молодость пришлась на годы войны. Она трудилась в тылу, здесь, в Ревде. Ее зовут Гульфирас Камалова. Мне было 13 лет, когда ее не стало. Я про войну с ней не говорила, мне тогда еще это непонятно было. Сейчас бы я с удовольствием послушала ее истории, но могу только читать истории воевавших, что и делала перед спектаклем. Детям в прошлом году было не очень понятно, что мы танцуем: для них это были просто быстрые или медленные танцы. Сейчас они тоже читают книги, смотрят фильмы про войну, проникаются этой темой, а мы, взрослые, откровенно плачем. На концерте 5 мая мы просто уревелись. Видели, как зрители воспринимают наш спектакль, как он их трогает. Я видела в зале мокрые от слез лица. Это постановкой хочется больше до молодежи донести, с каким трудом нашей стране досталась эта победа. Хочется, чтобы люди помнил историю, чтобы интересовались ею, чтобы с уважением относились к ветеранам.

kamenskih

Кристина Каменских, 13 лет:

— Знаю, что воевали оба дедушки. Прадедушки наверняка тоже воевали, но про них ничего не знаю, а прабабушки были труженицами тыла. Про Михаила Зиновьева — одного из дедушек — знаю, что он приписал себе год, чтобы пойти на фронт. Ему было семнадцать, в армию брали только с восемнадцати, а он хотел защищать Родину. Рассказывали, что он направлял самолеты. Про дедушку рассказывали мама, папа, бабушка. Он стал старшим сержантом. Еще дедушка Григорий Каменских был ефрейтором, но где он воевал и что делал — не знаю. Я их не застала. С фотографиями моих дедушек буду выступать в номере «Обелиск». В спектакле эмоции как-то сами собой идут, действительно плачем на «Детях войны». Это вообще трогательный номер. Важно помнить про войну, чтобы люди учились, ставили в пример тех, кто защищал нашу Родину. Эти люди были очень храбрыми и выносливыми, а ребенок и война — это вообще несовместимо.

hamidullina

Станислава Хамидулина, 11 лет:

— Мой прадедушка, я забыла, как его зовут, попал в плен к немцам, и ему накололи номер железом. Прабабушка работала в тылу. Я их не застала, только бабушку. Про прадедушку мне рассказывали, показывали фотографии и его документы. Из военных фильмов смотрела «Брестскую крепость» и «А зори здесь тихие». «Зори здесь тихие» мне ближе, он более трогательный, его прямо проживаешь. Героинями я восхищаюсь. Они очень смелые. Самый тяжелый и любимый танец в спектакле — «Батальон». Хочу донести до зрителей, что к ветеранам нужно относиться с пониманием и уважением, ведь их остается все меньше и меньше.

drygina

Лиза Дрягина, 10 лет:

— У меня воевали оба дедушки. Один попал в концлагерь. Помню только фамилию — Чернов. Его очень сильно мучали, поэтому домой он вернулся очень худой. Второй — Афанасий Люханов тоже воевал, но про него ничего не знаю. Рассказывала мне про них вся семья, потому что я их уже не застала. Еще у моего дедушки папа был немцем. Правда, я не знаю, за кого он воевал. Мне интересно было узнавать о дедушках, потому что нужно эти истории передавать дальше, детям. Труднее всего в спектакле танцевать «Дети войны». На этом танце всегда плачу. К постановке готовилась. Фильмы смотрела. Больше всего «Брестская крепость» запомнилась. Сейчас еще читаю книгу «Девочка из города». Она про осиротевшую в годы войны девочку.

ahmel'dinova

Камилла Ахмельдинова, 12 лет:

— Мой прадедушка был немцем, но воевал за русскую армию. Я не знаю, как его зовут, потому что точной информации моя семья про него не знает. Но у меня есть бабушка, которая живет в Германии. Она мне обещала все рассказать. Я к ней собираюсь поехать. Мне интересно узнать, каково было моему прадедушке воевать против своих. Нашим спектаклем хочется сказать, что в военное время детям было очень больно и одиноко, что было очень много сирот.

Фото, видео// Валентина Пермякова, Ревда-инфо.ру

Гастион-караоке
Реклама
Новости редакции / Блоги

Популярное