2008-12-04, 13:43 Новости Администрация сайта 3 115

Пески СУМЗа начали возить в карьер на Кирзаводе

Проект, на который у СУМЗа есть все разрешения, но который вызывает беспокойство общественности, начали реализовывать

На этой неделе в бывший карьер Ревдинского кирпичного завода, расположенный в непосредственной близости от заводского поселка, начали активно заводить так называемые «пески строительные» со Среднеуральского медеплавильного завода. Об этом в редакцию сообщили жители поселка, а также ряд сотрудников кирзавода. Все они попросили не разглашать их имена, опасаясь увольнения — дескать, времена сейчас такие… Выехав на место, мы обнаружили, что на карьере действительно ведутся активные работы — самосвалы «КамАЗ» привозят и вываливают темно-коричневую сыпучую массу. Реализация проекта, против которого выступала бывшая администрация Ревды, территориальный отдел Роспотребнадзора, а также ряд представителей общественности, началась.

Реализуемый ныне проект рекультивации нарушенных земель Южного участка Ревдинского месторождения кирпичных глин был разработан ООО «УГМК-Холдинг» в 2006 году. Однако идея завозить пески СУМЗа в отработанный карьер родилась еще раньше. Еще в 2004 году завод обратился в Центр Госсанэпиднадзора по Ревде и Дегтярску за согласованием размещения песков в карьере. И получил отказ за подписью главного государственного санитарного врача по Ревде и Дегтярску Александра Ульянова, который сослался на то, что «Гигиенические требования к охране подземных вод от загрязнения» не допускают захоронения отходов производства в «области питания и разгрузки подземных вод, используемых в питьевых целях».

Дело в том, что карьер находится в 3-и поясе охраны источника водоснабжения — скважин, из которых получает питьевую воду весь поселок Кирзавод.

— Если бы карьер не входил в 3-й пояс зоны санитарной охраны источника водоснабжения, никакой опасности проект его рекультивации бы не представлял, — утверждает Александр Ульянов. — Но именно на этой площади формируются запасы воды для данного источника. И они будут стремится именно в те скважины, из которых берется вода для поселка Кирзавод. А наибольшую химическую нагрузку на организм мы получаем с продуктами питания и с водой. Часть тех фракций тяжелых металлов, которые мы вдыхаем, мы выдыхаем обратно. А вот то, что мы выпьем вместе с водой — усвоится полностью. Если только человек не страдает диареей.

Активно спорить с местными санитарными врачами СУМЗ не стал, и обратился выше — в область. В результате на данный момент проект рекультивации имеет положительное заключение санитарно-эпидемиологической экспертизы Территориального управления Федеральной службы по защите прав потребителей по защите прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области (от 24 марта 2006 года), положительное заключение государственной экологической экспертизы МТУ Ростехнадзора на УрФО (от 31 августа 2006 года), положительное гидрогеологическое заключение (от 17 мая 2007 года), а также разрешение Управления Роспотребнадзора по Свердловской области.

— Таким образом, проект одобрен во всех необходимых природоохранных инстанциях, — утверждает главный эколог СУМЗа Аркадий Рудой в ответе, поступившем 13 октября 2008 года в адрес ревдинской общественной организации «Чистый воздух», которая также интересовалась безопасностью проекта.

Последнее слово оставалось за местной администрацией, поскольку земли карьера после его выработки были переданы в введение муниципалитета. Однако бывшая администрация городского округа во главе с Анной Каблиновой выступала против проекта рекультивации карьера строительными песками СУМЗа и разрешения на его реализацию не давала.

— Там и так недалеко расположен шламонакопитель НСММЗ, который, по идее. Там находить не должен, — сказала «главный эколог» администрации Марина Натфуллина в интервью «Городским вестям» осенью 2006 года. — Считаю, что будет неразумно размещать два подобных объекта поблизости друг от друга.

И вот, в конце мая 2008 года власть в Ревде поменялась. А 26 июня 2008 года между администрацией городского округа и ОАО «СУМЗ» был подписан договор на проведение рекультивации.

Согласно проекту, полностью рекультивация должна завершиться в 2013 году. Как говорится в ответе Аркадия Рудого, рекультивация будет проводиться в два этапа. Первый, технический: заполнение карьерной выемки песками и разравнивание поверхности, подготовка почвы. Второй, биологический: восстановление почвенно-растительного слоя.

Для защиты источника водоснабжения проектов предусмотрено устройство двухметрового защитного слоя из глины. Кроме того, по словам Аркадия Рудого, «договор предусматривает ежемесячную передачу в администрацию акта выполненных работ и постоянный мониторинг состояния поверхностных и подземных вод».

Действительно, получается, что на данный момент СУМЗ ничего не нарушает. Но проект все равно вызывает беспокойство жителей Кирзавода. С резким его осуждением выступил со страниц газеты бывший главный инженер РКЗ Иван Гавриленко, группа горожан направила письмо с просьбой разобраться депутату Госдумы Зелимхану Муцоеву. Кроме того, как стало известно «Городским вестям», еще одна группа граждан готовит обращение к президенту России Дмитрию Медведеву. Людям непонятно, почему СУМЗ решил отвозить свои пески именно сюда.

— Емкость карьера составляет около 800 тысяч кубометров, — утверждает наш источник на Ревдинском кирпичном заводе, который говорит, что не готов пока раскрывать свое имя. — СУМЗу этого хватит примерно на два года. Они только отодвигают проблему, которую все равно придется решать. А населению напакостят на всю жизнь — рядом с домами будет свалка промышленных отходов. Основная причина — он рядом. Как собираются контролировать подготовку карьера и процесс завозки отходов? Кто будет отвечать за то, что вода подается чистая? Как будет обеспечиваться пылевая защита? Кроме того, я знаю, какие действуют стандарты по выбору подрядчиков, главное требование — дешево. То есть, заранее заложено некачественное исполнение работ.

Еще один наш источник предполагает, что это на самом деле — большой коммерческий проект. Освободившись от песков, которые являются отходами металлургического производства, СУМЗ прекращает платить за негативное воздействие на окружающую среду. Более того, если завод реализует проект рекультивации, часть денег им еще и будет возвращена.

По мнению же Александра Ульянова, СУМЗ привлекают внушительные размеры карьера.

— На самом деле можно поискать другие места. НСММЗ, например, работают над проектами складирования своих шлаков в Дегтярске — в провалах шахт. Там огромные площади, — говорит Александр Николаевич. — Есть и другие карьеры на территории городского округа Ревда, которые находятся вдали от источников водоснабжаения, но они маленькой емкости. Вы представляете — пройти процедуру согласования на какой-то карьер, который заполнится за месяц. Потом на другой, третий, десятый… А здесь одно место, куда можно возить отходы на протяжении нескольких лет.

Почему не было слушаний?

По проекту рекультивации карьера не было организовано никаких публичных слушаний. Хотя Аркадий Рудой утверждает, что еще 31 мая 2006 года СУМЗ официальным письмом спросил администрацию городского округа о целесообразности проведения слушаний по данному вопросу. В результате 5 июня 2006 года был получен ответ — слушания нецелесообразны. А в ответе на официальный запрос «Городских вестей» (от 3 октября 2008 года) глава администрации Андрей Семенов сообщает следующее: «В связи с тем, что реализация проекта направлена на восстановление нарушенных горными работами земель, а также предусматривает мероприятия по защите подземных вод от загрязнения и не влечет отрицательного воздействия на окружающую среду, принимая по внимание, что вблизи от карьера нет жилой застройки (!!! — прим.ред), администрацией городского округа Ревда было принято решение не проводить опрос общественного мнения на данному вопросу».

Что это за пески

— Это продукт переработки шлаков, — говорит начальник территориального отдела Ростпотребнадзора Александр Ульянов. — Шлаки, которые долгое время образовывались на СУМЗе от медеплавильного производства, содержали много химических веществ, которые не извлекались — раньше технологии не было. Сейчас они их направляют в повторную переработку, извлекают металлы, а то, что остается, образует так называемые пески. В них идет высокое содержание кремния.

В заключении экологической экспертизы от 31 августа 2006 года, выданном межрегиональным территориальным управлением Ростехнадзора по УрФО, говорится, что данные пески имеют 5 (низший) класс опасности. Однако, согласно санэпидзаключению от 11 мая 2004 года, этот материал относится к 4-му классу. А согласно гигиеническому заключению на продукцию, выданному 16 февраля 2001 года, пески имеют вообще 3-й класс опасности.

Впрочем, как видно из документов, имеющихся в распоряжении редакции, в разных случаях для определения класса опасности использовались разные основания — от ГОСТ 12.1.007-76 до «Критериев отнесения опасных отходов к классу опасности для окружающей природной среды», утвержденных Министерством природных ресурсов 15 июня 2001 года.

Согласно санэпидзаключению, выданному 11 мая 2009 года и действительному до 1 мая 2009 года, пески могут использоваться в качестве железистой добавки на цементных заводах, в производстве строительных материалов.

— Возникает вопрос — а почему они не используются? — говорит Александр Ульянов. — Почему их решили захоронить?

Химический состав

Образец песка представляет собой массу темного цвета в виде комков. Основными компонентами песка строительного, приведенными в протоколе испытаний, представленном ОАО «СУМЗ» являются:

  • Мышьяк — 0,185%
  • Медь — 0,49%
  • Сера — 1,47%
  • Диоксид кремния — 30,81%
  • Цинк — 3,62%
  • Железо — 36,71%
  • Оксид кремния — 1,35%
  • Сурьма — 0,049%
  • Свинец — 0,23%
  • Оксид алюминия — 4,65%

Из заключения токсикологической экспертизы от 27 апреля 2004 года

Три пояса санитарной охраны источников водоснабжения

Первый пояс — зона строгого режима, куда даже доступ посторонним гражданам запрещен. Там могут находиться только люди, которые обслуживают систему водозабора.

Второй пояс — зона ограничений. Там регулируется вся хозяйственная деятельность и ограничиваются отдельные виды деятельности, которые могут привести к изменению качества воды.

Третий пояс — зона наблюдений. Выработанный карьер кирзавода расположен именно в третьем поясе.

Опасность при перевозке

Медь, свинец и мышьяк, которые пусть в небольших количества, но все-таки содержатся в песках СУМЗа, являются канцерогенно опасными элементами. По данным санитарных врачей, медь и мышьяк представляют особую опасность, когда они содержатся в воздухе в виде аэрозоли. То есть, в выбросах промышленных предприятий. В данном же случае они будут представлять опасность при перевозке песков. Согласно проекту, пески будут перевозиться в «КамАЗах» — через федеральную трассу, по объездной дороге (мимом Волчихи и воинской части), и, наконец, через поселок Кирзавод. «Если самосвалы не будут укрыты пологами (чего я нигде в материалах не нашел), то в сухую погоду будут представлять опасность», — утверждает Александр Ульянов.

Почему администрация молчит про фосфогипс?

На сегодня имеется информация о том, что СУМЗ запросил у администрации 26 гектаров земли для складирования фосфогипса. Речь идет о территории между промплощадкой СУМЗа и первоуральским поселком Динас. Высота складирования будет составлять 40 метров. Редакция «Городских вестей» еще 10 ноября направила на имя главы администрации городского округа Андрея Семенова официальный запрос, однако до сих пор не получила на него никакой реакции — ни ответа, ни мотивированного отказа. Что говорит о нарушении администрацией Федерального Закона «О средствах массовой информации».

Меньше года назад в КДЦ «Победа» проходили публичные слушания, посвященные проекту обращения с отходами на СУМЗе. На них не поднимался вопрос ни о складировании песков в карьере кирзавода, ни о дополнительном участке под складирование фосфогипса.

Новости редакции / Блоги

Популярное