2009-01-29, 16:42 Новости Администрация сайта 136

Покупательница в магазине получила травму, оказавшуюся смертельной

Магазин "Домовой" 28 февраля прошлого года Нина Сергеевна Тахтеева отправилась в строительный магазин «Домовой» на улице Клубной за листом ламинированной ДВП. Кто бы мог подумать, что это совершенно обыденное мероприятие станет роковым. На складе магазина на Нину Сергеевну упала стопка листов ДВП. Женщине сломало ногу, и через месяц в возрасте 61 года она умерла в больнице от тромба…

Спустя почти год после смерти Нины Сергеевны, ее дочь Елена услышала от продавца «Домового»: «Ваша мать сама виновата. Ее туда никто не посылал…»

Грузчика пожалела

— Я год не бывала в этом магазине, больно было, — со слезами на глазах рассказывает Елена. — Но мы затеяли ремонт и нигде не могли найти нужный материал — оставался только «Домовой», пришлось скрепить сердце. Как на грех, в торговом зале возник скандал — ребенок, как я поняла, уронил крышку с бачка, уголочек откололся, и продавец начала требовать, чтобы отец виновника либо купил испорченный бачок, или оплатил стоимость разбитой крышки — пятьсот рублей. Я не выдержала и вмешалась, сказала, мол, у вас тут люди гибнут, никакой техники безопасности… А она мне в ответ — эту фразу. Как ударила…

Мама подробно рассказывала Елене обстоятельства несчастного случая. По словам Нины Сергеевны, отправила ее на склад с грузчиком, молодым парнем, продавец, показать плиту нужного цвета. Стопка плит, стянутая цепью, стояла у стены. Сопровождавший Нину Сергеевну грузчик, сказала женщина, кликнул напарника, вдвоем они расцепили плиты и начали перебирать стопку в поисках нужной. Стопа повалилась — прямо на покупательницу. «Это были какие-то секунды, я поняла, как это произошло», — говорила потом Нина Сергеевна родственникам. Женщину откинуло, левая нога оказалась под тяжелыми плитами.

Как рассказала дочери пострадавшая, пока сотрудники «скорой» накладывали ей шину прямо на месте происшествия, злополучная стопка, возвращенная в прежнее положение, разорвав цепь, рухнула снова.

— В больницу к маме приходили из милиции, участковый, кажется, — говорит Елена. — Она сказала мне, что отказалась от претензий к магазину. Жалко, мол, грузчика — попадет ведь парню. Его, кстати, тоже задело, вместе с ней в больницу привезли. Во-вторых, мама опасалась, как бы магазин к ней претензии не предъявил — вдруг товар испорчен. Но большей частью все-таки из-за парнишки… А потом мне сказала заведующая по телефону, что это вовсе не грузчик был, а чуть не мальчик на побегушках. Как же так? Зачем маме идти на склад одной, тем более как она могла разомкнуть цепь на плитах, зачем бы ей это? Наконец, зачем ей врать? Ведь она и в объяснительной милиции так написала.
Елена утверждает, что руководство «Домового» не проявило никакого участия в судьбе пострадавшей покупательницы, не говоря уж об извинениях, на которые, казалось бы, она вправе была рассчитывать.

«Мама очень страдала, хотя не жаловалась…»

«Скорая», по словам Елены, доставила пострадавшую в поликлинику. Вдвоем с водителем «скорой» Елена довели Нину Сергеевну до кабинета травматолога. После рентгена, обнаружившего оскольчатый перелом большеберцовой кости со смещением, ее… своим ходом отправили в больницу. Пришлось вызвать такси.
Нине Сергеевне сделали две операции, причем одна с технической ошибкой, в результате которой, по словам Елены, потребовалось новое хирургическое вмешательство. Затем ей поставили аппарат Елизарова.

— Мама очень страдала, но не жаловалась, — вспоминает Елена. — Нам, дочерям и папе, она запрещала говорить об этом врачам, боялась, что станут к ней плохо относиться. Я как-то застала ее за прижиганием ранок около спиц аппарата, хотя это должна делать медсестра. Я видела, что она плачет… Однажды она попыталась встать на костыли самостоятельно, так как ей велели больше ходить, и упала, ударившись спиной об раковину, а потом еле-еле доползла до кровати. Для обезболивания ей давали «кеторол», месяц мама его пила, хотя в инструкции написано, что не более пяти дней. Последнее время ее постоянно тошнило, держалась повышенная температура, она похудела и обессилела. Поседела вся. Коллеги — а она работала до последнего дня на железной дороге — ее просто не узнали…

3 апреля больную перевели в реанимацию, где между 14-ю и 15-ю часами женщина скончалась. «Тромб перекрыл легочную артерию», — пояснили родственникам в больнице.

Тело родственники получили только 7 апреля, то есть похоронили на шестой день, вместо третьего по христианскому обычаю. Заведующий моргом объяснил задержку тем, что не мог выдать медицинское свидетельство о смерти без истории болезни. В свидетельстве о смерти в графе «причина смерти» значилось: «перелом большеберцовой кости от удара падающим предметом».

Сердце не справилось

Слегка оправившись от шока и горя, семья Нины Сергеевны — супруг и трое детей — обратились в прокуратуру: по их мнению, обстоятельства, приведшие к скоропостижной смерти цветущей, еще вчера полной жизненных сил и энергии женщины, требовали выяснения. Какая причинная связь между переломом и смертью в больнице, где мама провела более месяца под присмотром врачей? Если был риск образования тромба, почему не приняли меры по его рассасыванию? — спрашивали они.

Однако прокуратура, проведя расследование, в возбуждении уголовного дела отказала за отсутствием события преступления. Как следует из пояснения медиков, смерть стала результатом тромбоэмболии легочной артерии, которая, в свою очередь, возникла как осложнение атеросклероза, ишемической болезни сердца и избыточного веса у больной.

Сосудистую терапию больная получала, но образование тромба предугадать было невозможно. Тромбоэмболия в 90% случаев ведет к летальному исходу… Медики считают, что сделали все возможное для спасения пациентки.

Конечно, тяжелый перелом, стоивший женщине стольких физических и эмоциональных страданий, сыграл свою роль. Как утверждают ее близкие, раньше она не жаловалась на сердце.

Дело передано в Инспекцию по труду

Чего хотят родственники через год после трагической смерти Нины Сергеевны Тахтеевой? Почему только сейчас они решили сделать эту историю достоянием гласности?

Во-первых, только недавно прокуратура передала им результаты расследования. Направив их заявление на рассмотрение в Инспекцию по труду. Инспекции предстоит выяснить обстоятельства несчастного случая с Тахтеевой и вынести вердикт о виновности — или невиновности — сотрудников магазина.

Во-вторых, вышеописанный инцидент в магазине и фраза продавца, глубоко задевшая Елену.

— В конце концов, организация товара, торгового процесса — это прямая обязанность сотрудников магазина, — говорит Елена. — Мама сказала: я не хочу предъявлять им никаких претензий, пусть только научатся на моем примере…

«Это трагическая случайность…»

Елена Кадемо, заместитель директора магазина «Домовой»:

— Ситуация была следующая: покупательница, оформив заказ товара, решила сама достать из стопки плит лист нужного цвета, не поверив, что именно его привезут ей вечером. Продавец объясняла, что это дело грузчиков и достаточно указать цвет в доставочной карточке, что она уже сделала. Тем не менее, когда продавец занялась другим покупателем, покупательница прошла на склад, отомкнула цепочку, удерживающую стопку ДВП, и, судя по всему, начала перебирать листы…
Заказ был доставлен. Дочь пострадавшей его приняла, позвонила в магазин и сказала, что все нормально, товар получили, мама в больнице, но претензий к магазину на тот момент не было.

Через два дня после инцидента к нам приходил сотрудник милиции, взял объяснение со старшего продавца смены, показал объяснение пострадавшей, о том, что претензий у нее нет. То есть у нас были все основания полагать, что инцидент исчерпан. Звонили в больницу, где нам сказали, что пострадавшая лежит на вытяжке. О смерти Нины Сергеевны мы узнали спустя почти месяц.

Для нас — и для продавцов, и для руководства — случившееся было большим потрясением. Шоком. Мы всегда уделяли большое внимание охране труда, безопасности покупателей и работников. Весь коллектив аттестован.

Это трагическая случайность. Выносим, пусть с запозданием, соболезнование родным и близким покойной.

Новости редакции / Блоги

Популярное