2009-10-07, 10:19 Мнения Администрация сайта 2 52

СУМЗ пошел по короткому пути

Виктор РябининВиктор Рябинин, кандидат геолого-минералогических наук, бывший главный эколог СУМЗа

Ко мне, как к сотруднику Института геологии и геохимии УрО РАН, обратился господин Ю.М.Труфанов с просьбой каким-либо образом публично прокомментировать дискуссию, развивающуюся вокруг намерения СУМЗа разместить отходы переработки шлака на полигоне вблизи городской жилой застройки на поселке Кирзавод. В свое время я был свидетелем и, в некоторой степени, участником процесса внедрения на СУМЗе новой прогрессивной технологии: использования шлака в качестве нетрадиционного меднорудного сырья, и потому, действительно, имею определенное мнение по обсуждаемому вопросу.

Реализованная в 1993-94 годах технология переработки литых отвальных шлаков в Ревде и Кировграде является несомненным достижением и замечательным примером успешного продвижения в направлении полной утилизации промышленных отходов с одновременным извлечением дополнительной прибыли. В ходе переработки из шлака извлекается значительная часть меди и медьсодержащих минералов, то есть технология работает к взаимному удовлетворению обеих заинтересованных сторон: окружающей среды и промышленности.

Тем не менее, и в этом случае образуется отход, представляющий собой тонко перемолотый отвальный шлак, прошедший флотацию. Поэтому в тот же период на СУМЗе были дальновидно предприняты и последующие шаги в направлении окончательного решения задачи: полной утилизации образующегося нового отхода. В результате предложено несколько вариантов действий, которыми сегодня и располагают СУМЗ и УГМК как компания-совладелец завода. Варианты находятся на различных стадиях проработки.

В порядке поиска одного из таких решений исследовались химические взаимодействия нового отхода, назовем его «песок», с водой и растворами различного состава. В этой работе и я принимал непосредственное участие. В дальнейшем, в составе исследовательской группы Института геологии и геохимии, мы продолжили развивать это направление. На базе полученных результатов у нас складывается впечатление, что вполне возможно и еще одно оригинальное и «окончательное решение» проблемы этого отхода. Результаты нами публикуются в различных изданиях и докладываются на совещаниях, посвященных экологической тематике.

Обобщая имеющиеся данные, я могу утверждать, что «песок» — это материал, который по физическому размеру частиц может быть классифицирован как «тонкий песок» или как «пыль», и в этом отношении он не является аналогом литого отвального шлака, с вытекающими из этого последствиями. Шлаки и получаемые из них «пески» состоят из высокотемпературных соединений, в основном неустойчивых на дневной поверхности. В процессе разложения «песка» на дневной поверхности и в почве выход в природные среды слагающих его химических элементов может достигать значительных величин, вплоть до существенной (проценты) потери первоначальной массы «песка».

Из этих обобщений следует:

1. При размещении на дневной поверхности «пески» будет отличать интенсивное пыление, с сопутствующим загрязнением прилегающей территории, и, если не предусмотреть специальных и строгих мер пылеподавления, количество перемещенной пыли может оказаться весьма значительным, тем более за многолетний период.

2. При длительном (многолетнем) пребывании на дневной поверхности существенная часть массы «песка», поступившего на прилегающие территории или размещенного компактно, наверняка будет мобилизована в водные и почвенные растворы. Количество мобилизованного материала будет определяться температурными условиями, типом почвы и рядом иных факторов.

3. Масса вещества, поступающая в почвенные растворы и в грунтовые воды, в основном будет представлена сульфатами, железом, марганцем и, помимо всех прочих компонентов, определенным количеством так называемых тяжелых металлов, рассматриваемых как опасные загрязнители среды. В свое время я уже указывал публично на необходимость продуманного, осторожного обращения с количеством «песков» при размещении их на почву. Соотношение количества мобилизованных в растворы элементов (медь — цинк, мышьяк — кадмий и т.п.) будет также определяться упомянутыми факторами.

Я не утверждаю однозначно, какими будут последствия этих событий для прилегающих территорий. Но, тем не менее, полагаю, что потенциальные последствия должны быть внимательно изучены, а возникающие вопросы — обсуждены.

Могу предположить, что решение о размещении «песков» на поверхности предопределено намерением пойти по наиболее короткому, хотя и очень дорого-стоящему пути, каким является создание и поддержание такого полигона. Пока у меня нет оснований согласиться, что с достаточным вниманием и детальностью рассматриваются и обсуждаются отдаленные (годы или десятки лет) последствия размещения этого отхода на дневной поверхности. Допускаю, что решение и обсуждение вероятных порождаемых проблем перекладываются на последующие времена, по мере проявления последствий.

Я полагаю, что завод способен реализовать и иные, уже имеющиеся варианты или выработать новые оригинальные решения проблемы, которую порождают уже второе десятилетие растущие объемы тонкой массы «песков» на промплощадке. Он также располагает и интеллектуальными, и материальными (в составе УГМК) возможностями для тщательного исследования потенциальных вызовов, возникающих с образованием и размещением специфического отхода.

Будучи одним из очень немногих предприятий, далеко и успешно продвинувшихся в направлении переработки медеплавильных шлаков, СУМЗ имел и все еще имеет возможности с достойной его основательностью завершить и решение проблемы нового отхода.

Новости редакции / Блоги

Популярное