2009-10-30, 11:06 Новости Администрация сайта 2 34

Животных пытаются защитить от недобрых рук

В реабцентре об этих малышах заботятся и ласкают их, юные волонтеры гуляют с ними. Но это, конечно, не то, что настоящий хозяин. Он так нужен каждому из них!
В реабцентре об этих малышах заботятся и ласкают их, юные волонтеры гуляют с ними. Но это, конечно, не то, что настоящий хозяин. Он так нужен каждому из них!

Дегтярский Центр реабилитации животных при ветеринарной клинике существует год. Здесь животным дают приют, кормят, лечат, часто — спасая им жизнь. Котенку, которого подожгли. Собаке с пробитыми лапами — ее собирались распять для удобства свежевания живьем… Многие из оказавшихся в Центре животных имеют слишком печальный опыт общения с человеком.

155 кошек и собак за это время передали в добрые — надеются сотрудники Центра — руки. Но поступают животные каждый день, а берут одного-двух в неделю.

Доброе дело

Светлана Л. пожелала иметь белую кошечку — оригинальную пару своему черному коту. В Дегтярском Центре реабилитации животных именно такая нашлась. Светлана звонила в Центр три дня подряд, просила, чтоб кошку никому не отдавали, она обязательно приедет за ней. В конце концов «заказ» по ее слезной просьбе доставили ей прямо домой. Через несколько дней волонтер Центра Валентина, отвозившая белоснежную красавицу на новое место жительства, решила проверить, как там киска. Ее… не пустили за порог. С руганью.
И только когда директор реабцентра Елизавета Ломакина приехала к Светлане с участковым милиционером, ей удалось выяснить, что кошки у женщины уже нет. Выкинула. Животное, как сообщила, кипя праведным негодованием, «хозяйка», совершило тяжкое нарушение домашнего порядка.

— Вы такая странная, сказала она мне, ведете себя так, как будто я у вас ребенка похитила, а это же всего лишь кошка, — рассказывает Елизавета Ломакина. — И зачем, говорит, я только с вами связалась, хотела доброе дело сделать, больше никогда не буду. А напоследок заявила — вы ничего мне предъявить не сможете, я никакой бумаги у вас не подписывала о том, что взяла животное.

Приехав домой, Елизавета села за компьютер и подготовила договор, который впредь намерена заключать при передаче животного: «В случае, если переданное животное будет замечено работниками ЦРЖ в плохом физическом состоянии, или же оно подвергалось явному физическому насилию, если животное было выброшено на улицу, убито: сторона 2 несет административную или уголовную ответственность в соответствии с действующим законодательством».

— Я поняла, что только так можно хоть немного защитить животное от недобросовестных хозяев, заставить нового владельца чувствовать за него ответственность, — говорит Елизавета. — А то берут у нас котенка или собаку — вот вам, пожалуйста, ему лоток, еда, игрушки, стерилизация бесплатная… А раз даром досталось, можно что угодно с ним сделать — так у нас, к сожалению, многие рассуждают. В лучшем случае — вернуть, где взяли.

Дистанционная любовь

— Сегодня четверых котят принесли. Явно своих, не подобранных на улице, это сразу видно. Мы каждому поставили вакцину — сто рублей, дальше надо ставить прививку против инфекционных заболеваний — 230 рублей, — рассказывают сотрудники клиники.

Еда, лекарства, лотки, наконец, — все это деньги. Коммунальные услуги в здании, зарплата врачей и нянечек… Многие люди категорически не понимают, что Центр — не государственное учреждение и работает на свои средства. Часто сотрудникам клиники приходится слышать упреки в свой адрес — в духе «вы обязаны принять животное». Нет. Не обязаны. Просто жалеют.

Тиму, лохматого черного песика, сдала в Центр его хозяйка, владелица фирмы в Ревде. Не нужен, объяснила, — ухаживать некому, да и не престижен. Делайте с ним что хотите — хоть усыпляйте. Помахала ручкой и укатила с чувством исполненного долга. В тот же день собака исчезла из Центра. Нашли на остановке, где останавливается автобус на Ревду. Тима поехал домой. Собаки ведь не понимают предательства. Может быть, потому что сами на него не способны.

— У него слезы в глазах стояли, — рассказывает Елизавета. — Утешали его как могли, ласкали, баловали. Он за мной как привязанный ходил…

Теперь Тима живет в соседнем доме в хорошей семье и часто приходит в гости в Центр с новыми хозяевами. Вымытый и подстриженный, он стал еще симпатичнее. И имел большой успех на дог-шоу в День города — цирковой артист просто оказался.

А прежняя хозяйка регулярно звонит Валентине, через которую вышла на Центр, — чем кормят Тиму, здоров ли он, гуляют ли с ним… Точнее, звонила. Узнав, что у Тимы новый дом, дама возмутилась: на каком основании вы отдали МОЮ собаку? Такая вот трогательная забота…

Без обратного билета

Пожилая пара из Дегтярска принесла в Центр своего кота на усыпление. Совершенно здорового красавца лет двух от роду. Директора в этот момент не было, нянечка приняла животное, опасаясь, как бы хозяева, получив отказ, не нашли другого исполнителя «смертного приговора».

— Я сразу поехала к ним, — рассказывает Елизавета. — Хозяйка объяснила, что у нее началась аллергия. Почему не попробовали пристроить кому-нибудь — ведь есть же у вас родные, знакомые, да объявление бы дали в газету? Зачем усыплять-то? Не ваши проблемы, говорит. Тогда я сказала ей, что усыпление — платная услуга, 500 рублей. Она была страшно оскорблена — я слышала, говорит, что вы с людей деньги берете, мол, в другом месте это всего сотню стоит. Может быть. Но это усыпление столько стоит. А предательство?
Через день хозяин пришел за котом.

— Мы, мол, передумали, решили забрать кота назад, — Елизавета не скрывает негодования. — Так все просто. Вы же отказались от него! Предали! Назад не получите. Для вас он умер — по вашему же желанию, между прочим. Хотя я бы, наверно, отдала, мне кота было жаль безумно… Только у нас его уже не было.

«Передумавшего» хозяина Рыжика опередила семья Агеевых из Ревды, приехавшая выбрать себе питомца. Хотели котенка, но рыжий красавец затмил всех…

Альтернатива отстрелу

Сегодня в Центре реабилитации животных живет 40 кошек и 11 собак. Уличных и «отказных». Конечно, по улицам в Ревде и Дегтярске их бегают сотни. Городские власти пытаются решить проблему бродячих животных, которые часто становятся опасными, не говоря уж об элементарной санитарии. Способ один — отлов и умерщвление. Или просто умерщвление — на месте. Причем, далеко не гуманными методами, если убийство вообще может быть гуманным. Обходится это недешево, даже в самом «экономичном» варианте, который шокировал бы не только любого западного зоозащитника, но просто человека. Денег в бюджетах мало, поэтому, можно сказать, проблема не решается вообще. Ну, убрали за год несколько десятков собак — а народилось пара сотен на улице и еще полсотни выкинут «добрые хозяева», «пожалевшие» стерилизовать своего питомца или утопить потомство.

Между тем, в Центре реабилитации животных еженедельно стерилизуют двух бездомных кошек и одну собаку. Правда, сейчас их после операции возвращают на улицу — мест нет…

Новости редакции / Блоги

Популярное