2009-11-04, 20:29 Новости 17

Цветы с общей клумбы

То, что одним кажется компромиссом, другим иногда кажется дикостью

— Валера, мне, мне мячик пинай! Ну, что же ты, Валера! — вихрастый мальчуган был всерьез раздосадован.
— Не попал я в мячик, — развел руками маленький пасующий.
Из коляски за мальчишками наблюдали насупленный малыш. А рядом болтали три мамочки. Впрочем, скорее, две, потому что еще одна наблюдала за двумя юными «дамами» с игрушечными колясочками, в которых чинно сидели заяц и кукла с косичками.
— Аня, Леночка, далеко не уезжайте!
Идиллия. Такая, какую увидишь на каждой детской площадке. За одним исключением. Все дети и мамы — родственники. У них один, соответственно, папа и муж.

Здравствуйте, я Лада

Познакомились они на похоронах. Марина была безутешна. Муж погиб так внезапно — авария. Ну, как, скажите, как теперь воспитывать одной маленького Валерку и кроху Глеба? Ни тебе детского сада, ни тебе доброй бабушки… Мать мужа признавала только его первую жену. Вторую, Марину, признать не захотела. «Ты разлучница, — сказала в глаза. — Не будет вам счастья». «Сглазила, карга», — скрипела зубами в бессилии Марина, стоя на коленях возле могилы мужа.
— Встаньте, замерзнете… — кто-то тронул ее за плечо.
— Оставьте меня в покое, все. Оставьте, — она обернулась. — А вы кто такая, вообще?
— Я Лада. Жена Олега. Бывшая.
— Позлорадствовать пришли?
— Нет. Предложить помощь. Я очень Олега любила. Потому и отпустила. Поняла, что у него с вами серьезно. Мне тоже тяжело. Но по-другому. Давайте, я сегодня ваших мальчишек к себе заберу. Послежу за ними.
— А у вас с Олегом…
— Тоже сын. Ему двенадцать уже, взрослый.
И Марина согласилась. Пришла за малышами через три дня, когда смогла немного унять свою боль. Сидели на кухне у Лады, плакали, вспоминая любимого мужчину. Потом стали подругами.

Две принцессы

Когда Марина познакомилась с Ладой, стало проще и бытовые проблемы решать. Ладин сын иногда забирал из садика Валеру, гулял в парке с маленьким Глебом. Вопреки опасениям, парень с радостью воспринял появление сразу двух братьев. Помогло и то, что мама с тетей Мариной относились к друг другу очень бережно. Казалось, горе и боль стали притупляться, когда в их общей, еще такой хрупкой жизни появилась Света.
— Марина Викторовна, меня Света зовут… — зареванная молодая девушка с огромным животом казалась смутно знакомой. — Я секретарем в фирме работала, ну, у Олега Юрьевича.
— Вот теперь я вас вспомнила. Проходите, Света.
— Нет-нет, я боюсь, вы меня выгоните. Совсем… Прошу, не выгоняйте меня сразу. Я, я жду ребенка. Двух.
— Рада за вас.
— Это дети от Олега… Девочки. Он так мечтал, чтобы принцессы, — Светлана разрыдалась бурно и безутешно.
Марина будто оглохла. Дети Олега? Как такое возможно?! Вторым желанием было захлопнуть двери. А третьим, оказавшимся самым сильным, стало желание узнать. Ему Марина и последовала.
Оказалось, у Светы с Олегом был страстный служебный роман без каких-либо обязательств. Когда Света забеременела, он четко расставил точки над i — детей признаю, разводиться не буду. Когда Свету, родные которой жили в другом городе, выгнали со съемной квартиры, она пришла к Марине.
Лада взяла заботы о Свете на себя.
— Понимаешь, Марина, дети — это все, что сейчас осталось. Это продолжение Олега. Какая разница, что там было? Давай жить по-новому.
По-новому стали жить, когда родились две прин-цессы: Аня и Леночка.

Странная, но семья

— Кому-то кажется странным, что мы вместе, — рассказывает мне Лада. — Я так тяжело переживала разрыв с Олегом, казалось, никогда не смогу сделать шаг навстречу. Но вот увидела Марину и — сделала. Нельзя рубить сплеча.
— Мне со Светой поначалу было нелегко встречаться, — добавляет Марина. — Все же мы с Ладой законные жены, а Света… Но она такая беспомощная была, когда двойняшки родились. Молодая, ничего толком не умеет делать. И я поняла, что Лада права. Главное — дети.
Так и живут. Помогают друг другу. Дни рождения детей справляют вместе, вместе праздники придумывают: «День Глебкиного слова», «День первого шага»… А вот мать Олега внуков так и не признала. У нее внук один — старший, Ладин. Хотя он ходит теперь к бабушке редко, дома-то интереснее.
— Если бы Олег не погиб, трудно сказать, сложилось бы у нас или нет. Все-таки это нетипичные отношения. Свекровь говорит, что это дикость и разврат, — смеется Лада. — А Свету мама вообще забрать решила отсюда.
— А потом приехала и теперь готова стать бабушкой всем, — подытоживает Света.
С посторонними они особенно не откровенничают. Ну, подруги и подруги, чего тут. Мало ли женщин гуляют вместе с детьми на площадке.
— А дети?
— А что дети? Бывает же у одного мужчины несколько браков? Вот и у Олега они были. Главное — в другом. Главное — в каждой ситуации видеть позитивное. Вот есть у ребенка две сестры и два брата, разве плохо? — говорит Лада.
— Если у кого-то из нас сложится личная жизнь с другим мужчиной, другие за нее только порадуются. С детьми посидят, советом помогут. Чего тут странного-то? — поддерживает подругу Марина.

***

Поиски компромисса — основа всех отношений. Только компромисс бывает разный. И если он хоть немного не укладывается в привычные рамки, мы душим его в зародыше. Почему? Потому что зависим от мнения других. Часто теряя при этом что-то для себя. Я знаю, что многие осудят этих женщин. Знаю, потому что так делается. Не знаю только — за что? За непохожесть, наверное. Правда, глупо?

Новости редакции / Блоги

Популярное