2009-11-18, 09:53 Житейские истории 5 25

Трусоватая история

Путь к призванию бывает порой очень извилистым

Когда Оксану спрашивали о месте, где она работает, та обычно отшучивалась. Дескать, чего там, работа как работа. Как у всех, ничего примечательного. Но на самом деле ей было стыдно. Трудно сказать, почему именно. Иные на переборке отходов работают, и то ничего, а она, Оксана, в приличном месте. И все равно, как только заходила речь о ее работе, Оксана переводила тему. Ну, никак не хотело срываться с губ, что трудится она реализатором мужских трусов на местном рынке.

Профессиональный цинизм

В институт Оксана не поступила. Завалилась на русском языке. Мать вздыхала:
— Тебе, хохлушке, как и папаше твоему покойному, русский никогда не выучить. Вроде больше десяти лет здесь живем, а все «хэкаешь». Ну, год переживем, а там еще раз попробуешь, чего уж. Только работу бы тебе найти надо, иначе ноги протянем с голоду.
Оксана не возражала. Она росла послушной, стеснительной девочкой. Работать, так работать. Походы по магазинам и школам ничего не дали. Курьер и уборщица — не денежные специальности, а больше ничего вчерашней школьнице не предлагали.
— Вот такое дело, доча, — как-то вечером подошла мать. — Нашла я тебе вроде место.
— У себя в конторе?
— Нет, у нас нет вакансий, ты же знаешь. Все кризис этот, будь он неладен. Знакомая моей коллеги предлагает тебе реализатором, на рынок. Как, возьмешься?
— А что продавать буду?
— Ну, ясное дело, не наркотики. Что на рынке продают?! Барахлишко разное. Зато деньги обещают приличные. У нее, у Варвары, несколько точек своих. А тут как раз реализаторша ушла. Как на притчу.
— Когда начинать?
— Завтра утром на рынок подойдешь, номер палатки я скажу.
Утро выдалось холодным. На рынке только-только начиналась раскладка товара. Палатка, где Оксану ждала Варвара, была завалена сумками.
— Ты, что ль, Оксана?
Девушка кивнула.
— Дело нехитрое. Сегодня со мной постоишь, завтра сама начнешь.
— А чего продавать-то?
— А чехольчики на накаченные полушария, — закатилась Варвара. — Трусы мужские! Учись улыбаться, молодая. У тебя скоро профессиональный цинизм выработается.

Предлагайте активнее

К трусам всех размеров и расцветок прилагались носки. Акция, объяснила Варвара, трое трусов — носки в подарок.
— Ты предлагай товар активнее, с выручки ведь получать будешь.
Как можно кричать на весь рынок: «А вот кому трусы расписные, в стразах», Оксана не представляла. Стыд такой!
— Мне примерно такие, — грудастая женщина развела руки в стороны на приличное расстояние.
— Что?
— Ну, трусы, естественно! Вот такие, — она опять сделала движение, как на рыбалке, когда показывают величину улова. — У меня мужик крупный.
Только сейчас до Оксаны дошло, что дама показывает «на глаз» величину попы своего мужа. Оксану окатило жаром:
— Это размер три икс эль. Сейчас посмотрим. Вам «боксеры»?
— Почему боксер? Инженер он по образованию. Полный просто. Мне бы это, простенькие семейные, трикотажные…
Через неделю появились азарт и злость. Азарт, потому что Оксана выяснила, что спрос на белье большой. А злость, потому что большинство покупательниц за человека ее не считали. Нет, не грубили, спрашивали, советовались. При этом Оксана остро чувствовала, что она так, автомат для продажи.
— А с паучками у вас есть? Или с глазками? Чтобы на том самом месте? — кокетливо перебирала товар девушка. — Ну, вы понимаете… Мне в подарок парню. Хочу сюрприз сделать.
— Тогда сами глазки вышейте. Или перья понашейте. На этом самом месте. Ну, вы понимаете, — съязвила Оксана. Девушка недоуменно пожала плечами:
— Дура. Стоит на рынке, полные руки трусов, а еще выделывается.

Тупик тоже выход

— Мне бы… — молодой человек в очках перебирал, казалось, всеми конечностями, но не мог произнести ничего вразумительного.
— Вам чего?
— Мне бы, знаете, такие…
— Плавки? Боксеры? Семейные? У нас широкий выбор, большое количество расцветок.
— Мне не совсем обычные, — снизил голос до шепота парень, — чтобы сзади ничего не было.
— Как, совсем?
— Да не совсем, конечно, но. Брюки купил в стоке фирменные, узкие…
— Это называется стринги, молодой человек. Стрин-ги. И возим мы их только на заказ.
— Да не кричите вы так, девушка, понял я все.
Вечерами она жаловалась маме.
— Вроде бы я с работой свыклась, однако каждый раз что-то новенькое выводит меня из себя. Сегодня, например, стринги, а вчера один толстяк требовал трусы огромного размера и кричал, что я попираю его права как покупателя. Я говорю, мол, не бывает таких огромных трусов, а он: сшейте, говорит.
— А, может быть, и правда сшить? — откликнулась мама. — Ничего ведь сложного в этом нет. Сошьем «некомплект», а Варвара, думаю, поможет со сбытом.
— Мама, что, теперь для каждого дурака заказ исполнять? Это же тупик!
— Не тупик, а возможный выход. Это уже получается свое дело, поняла, Оксанка?!

***

Первую партию «самодельных» трусов смели за несколько дней. Это были стринги, смешные «безразмерные» ситцевые семейные трусы с петухами и плавки, расшитые стразами.
— Муж, конечно, будет упираться, но в мой день рождения он их все-таки наденет, — уверенно заявила покупательница. — Будет таким мачо.
Вторая партия была не только больше, но и еще оригинальнее. Даже вязаные модели были. Подарочные, смешные, которые вряд ли годились для носки. Когда и эту партию смели с прилавка, Варвара предложила:
— Давай совместно откроем маленький магазинчик, а?
— В смысле?
— Предлагаю партнерство. Ты больше не будешь продавать мужские трусы. Тебе ведь не нравилось.
— Ага, — засмеялась Оксана. — Теперь они станут моей жизнью,

Новости редакции / Блоги

Популярное