2010-10-28, 10:44 Житейские истории 44

Меняю мечты на уверенность

Вера в себя — на самом деле очень хрупкая вещь

— Ну, все, Оксанка, теперь заживем, — довольный Андрей обнял жену.
— Тебе зарплату прибавили?
— Не совсем. Мне скоро проект отдадут.
— Неужели тот самый? — недоверчиво прищурилась Оксана.
— Да. На него конкурс объявили. Я поработаю чуток, ага?! Ужинать не буду, — Андрей скрылся в комнате. Оксана только вздохнула. Пора покупать водку.

Мой самый лучший

Андрей звезд с неба не хватал. Так считал его непосредственный начальник. Да он и сам это знал — не самый блестящий подчиненный, с неровным характером, с вечными мечтами и прожектами… Но Андрею в глубине души казалось, что его стремление изменить жизнь офиса «к лучшему» непременно заметят и оценят. Если этого не происходило, он впадал в уныние и изливал душу жене.
— Понимаешь, Оксанка, мне так нужна простая похвала. Она необходима. Чтобы я понимал, что делаю важную работу.
— Андрей, тебе ведь премию дали…
— Так ее всему отделу дали! Откуда я могу знать, что внес достаточный вклад в общее дело!
Он горячился, кричал, потом требовал выпить. Оксана доставала бутылку. Может, ей и было жалко мужа, она как-то не зацикливалась на этой мысли. Ну, приносит деньги, и замечательно. Когда Андрей собирался «кидать заявление», Оксана плавно его останавливала.
— Ты пришел в офис зарабатывать деньги. Уволишься — у семьи возникнут сложности.
— Но мне очень трудно, Оксанка! Мне так хочется чего-то достичь.
— Стать начальником?
— Нет, просто стать заметным. Я — могу! И так хочется, чтобы это оценили.
— Будь лояльным к руководству, и тебя заметят. Хватит, Андрюша, переливать из пустого в порожнее. Я спать пошла…
И вот ее, Оксанин, муж принес эту идею о своем проекте. Сидит ночи напролет, как курица на яйцах, пишет чего-то. Неисправимый мечтатель, которому так важно, чтобы оценили.
— Это мой самый лучший проект, — радостно сообщает Андрей. — Почти закончил.
— А ты сказал, что хочешь этим заниматься? Ну, там, на работе?
— Конечно. Да они же знают, больше некому. Я умею! Я фактически этим и занимался в последнее время.
— Пусть у тебя получится.
— Вот увидишь, я докажу!

Наливай

— Мне водки, — с порога мрачно бросил муж.
— Не приняли? — участливо спросила Оксана.
— Они взяли человека со стороны. Просто взяли и пнули меня в самое чувствительное место. Раз — и никто! Наливай, Оксанка! Будем отмечать мое понижение!
Андрей напился подозрительно быстро. Видимо, начал еще по дороге домой. На звонки с работы отвечать запретил. Сидел на кухне и жалел самого себя.
Оксана привыкла к этим «бдениям». Утром все встанет на свои места. Поболеет, перестанет, вздохнет и снова пойдет на работу. Он ведь не амбициозен, ее Андрей. Покричит дома стенкам о своей печали, поругает там, на кухне, чайники и холодильник и снова будет вежливо здороваться в офисе с начальством. Нужно только дождаться, пока водка кончится…
— Мне водки, — мрачно бросил Андрей с порога.
— Де жа вю. Водки нет. И почему ты, собственно, так рано?
— А я в отпуск ушел.
— Надолго?
— А насовсем. И водку с собой принес. Не хочу видеть, как мои мечты претворяет в жизнь чужой человек.
— Ну, какие твои мечты, Андрей? — попыталась смягчить ситуацию жена.
— Понимаешь, Оксанка, я, может, впервые заявил о чем-то, сказал, чего хочу. А со мной так.
— Ну, как «так»? Взяли нового, более квалифицированного…
— Почему тогда тот же Петрович даже со мной не поговорил!? Сказал бы: «Не тянешь, Андрей, так-то и так-то». Все, все промолчали! Выходит, я — совсем никчемный работник. Поэтому на-ли-вай.

Ясная перспектива

Напрасно Оксана ждала, что в отпуске Андрей успокоится, пообтешется и с новым «ровным» настроением выйдет на работу. Не случилось. Когда муж прекратил пить, примерно через шесть дней, он стал штудировать интернет и газетные предложения о работе.
— Я докажу, что не последний работник.
— Ну, кому, кому и что ты докажешь? Уволишься и всю семью подставишь, только и всего, — горячилась Оксана.
— Обещаю, не уволюсь и не наделаю глупостей, пока не найду себе место.
После отпуска Андрей вышел на работу. Спокойно делал ежедневную работу, общался с коллегами, ходил на корпоративы. Все, как всегда. И только Оксана знала, что он ходит на собеседования. Знала и боялась. Потому что собеседования были на тааааакие должности…
— Ну, как можно соискать должность уборщика в «Ашане»? Объясни!
— А там зарплата примерно та же, — спокойно говорил муж. — Тебе ведь зарплата от меня нужна? Она будет.
— Но сейчас ты работаешь в офисе!
— Да. Работаю в офисе. Одним из балласта. Так какая, в сущности, разница?! Меня не ценят здесь скрыто, а там будут не ценить открыто. Зато я реально сделаю мир чище, — смеялся муж.
И хуже всего было то, что Оксана стала улавливать какую-то иррациональную логику в его словах.
— Ты не сможешь.
— Мне постоянно это говорят. Так что изменится? Работа — есть, зарплата — есть. И в плюсе — никаких бесплодных надежд и мечтаний. Только реальность. Только видимая перспектива.

***

Есть такое движение, «дауншифтинг» называется. Это когда успешные люди возвращаются к истокам, бросая все. Живут на Гоа, например, или в заброшенной деревне… Они могут себе это позволить. В сущности, Андрей сделал нечто подобное. Ушел из компании и стал в итоге сборщиком мебели. Вопреки тайным ожиданиям супруги, его сразу «отпустили». Видимо, не так уж он и был неправ, называя себя балластом.
— А мужики в компании у нас замечательные. Один доцент даже есть. Такие теории двигает, закачаешься, — довольно рассказывает Андрей.
— Неужели тебе, действительно, нравится?
— Знаешь, что главное? Я нашел в себе силы все изменить. Значит, я — сильный, я — личность. Я могу себе это позволить.

Новости редакции / Блоги

Популярное