2010-10-29, 16:17 Один из нас Нона Лобанова 2 50

«Жестокие игры» Оксаны Лукиных

Оксана Лукиных

Оксану Лукиных знают в городе как директора Детского реабилитационного центра, красивую женщину, педагога, психолога, кандидата в депутаты городской Думы, певицу… Но — спортсмен-экстремал, практически спецназовец? Это она-то — такая хрупкая, тоненькая, интеллигентная?

Впрочем, сама Оксана, пожалуй, наименее всех была способна вообразить себя, по ее выражению, «черепашкой ниндзя». Пока не попала, совершенно неожиданно для себя, на отборочный тур телепроекта Первого канала «Жестокие игры».

«Ты прошла»

Когда-то я заполняла анкету для участия в проекте Первого канала «Последний герой», не получилось. И тут в начале октября приходит по электронной почте письмо, мол, не хотите ли попробоваться на «Жестокие игры». Я смотрела пару программ первого сезона этого проекта, видела боксерские перчатки в лицо, грязь по пояс… Честно ответила в анкете, что спортом не занимаюсь и никаких «спортивных достижений и фобий» у меня нет. И нате, пришло приглашение на собеседование в Останкино — на 11 октября.

В Останкино ремонт, все через один подъезд идут, народу! На «Минуту славы» целыми автобусами подъезжают. Все такие смешные. Сидят на котомках около подъезда и ждут своей очереди на пробы.

«Минута славы» и «Жестокие игры» — на одном этаже. Комнатенка битком набита. Мне выдали номер 168. Не знаю уж, как они считают, может быть, в этот день столько «собеседовалось». Говорят, заявок было больше двух тысяч.

Первое, о чем меня спросил продюсер, когда я после фотопроб зашла в кабинет: смогу ли я приехать в эту субботу, 16 октября. Я ему говорю, а кастинг? Он рукой махнул: «Ты прошла».

Ну, потом еще какие-то вопросы задавали, например, смогу ли я оставить работу на месяц, но в основном спрашивала я. Боялась, что не пройду полигон — откуда взять спортивную подготовку за четыре дня? На это мне ответили:

— Это не спортивные соревнования, это шоу, и физподготовка не имеет большого значения. Не важно, за какое время ты пройдешь испытание, важно — КАК.

Отреклись от всего

Через четыре дня я стояла на пронизывающем ветру на полигоне МЧС под Ногинском (два часа от Москвы) с одной-единственной мыслью в голове: «Мамочки, что я-то здесь делаю?».
Испытания для меня начались уже с Кольцово, в пятницу вечером, когда увидела самолет «Скай Экспресса» (экономичная авиакомпания). ЯК-42, раритет, вход через задний отсек, даже трап специальный, все скрипит, того и гляди развалится. Летели три с лишним часа. Во Внуково я оказалась в три часа московского, пришлось до шести, когда открывается метро, сидеть в аэропорту — в восемь надо быть в Останкино…А надеялась выспаться перед полигоном!

От Останкино ехали двумя автобусами — огромные такие, мест на полсотни. Мальчиков оказалось больше: их автобус был полный, а в нашем оставались свободные места.

Большинство «избранных» среднего роста, крепенькие. Две женщины такие… мужеподобные. Гимнастка, горнолыжница-КМС… Разных возрастов, много молодежи, хотя возрастной ценз с 30 лет.

Пока ехали, заполняли бумаги — много-много, договоры, соглашения, расписки. Что претензий не имеем, по собственной инициативе, полученные травмы — на нашей ответственности. Страховка участникам оформляется только на аргентинскую часть проекта, саму игру. Врач нас не смотрел, требовали лишь справку от терапевта, что здоров.

Отреклись, кажется, от всего. Когда список попавших на игру огласили, подумала, ну и слава Богу, сколько бы там пришлось заполнять этих бумаг и от чего отрекаться…

Улыбаемся и лезем

Полигон МЧС — сам по себе зрелище не для слабонервных. Останки автомобилей, самолетов, вагонов, разрушенные здания…  Вокруг грохочет, где-то что-то взрывается.

Очень… бодрит, знаете ли. Во всяком случае, я проснулась. Ну, еще и погода поспособствовала — минус один, ветрище. Не Аргентина. Мы в спортивных костюмах, куртку накинуть нельзя, потому что номерами обклеены со всех сторон.

Первый этап — штурм разрушенного здания. По бетонной стене натянут трос. Надо залезть на крышу. Команда «Мотор!» — первый пошел, второй пошел. То есть пошла. Мужчин увели на другой этап. Девчонок поделили на две команды, вроде как должны были еще командами соревноваться.

Высоты я не боюсь, но опыта скалолазания — или стенолазания — не имела. Но жить захочешь… Лезли по тросу, кто как мог: кто-то вверх ногами, у кого руки сильные, у кого ноги, кто чем толкался… Буквально на пятки друг другу наступали. Не возбранялось пихнуть, столкнуть — неважно, из своей команды или соперника. Да что там — телевизионщики откровенно провоцировали на такие действия. Я этого сделать не могу, но кто-то мог.

На самой верхотуре (высота, наверно, пятого этажа, причем плиты крыши ходуном ходят) сидел мальчик-солдатик, выдавал альпинистские системы и цеплял карабины.

Единственный этап со страховкой. С края крыши спускается трос, типа тарзанки, только ехать на системе нельзя, за это снимают с дистанции. Хотя… пойми еще, за что снимают.

Многие именно здесь, наверху, испугались. Пока лезешь, страха не чувствуешь, некогда. У одной девочки истерика началась: не буду спускаться. Ее, кстати, взяли в итоге.

Ладно, мои длинные ноги и мой рост. Дотянулась до выступа на стене, сползла на трос и удачно взялась. И опять — руками, ногами… крыльями. А земля так далеко!

Камера снимает — каждый шаг. Думаю, картина та еще была. Некоторые долго болтались на этом чертовом тросе, им потом помогли спуститься.

Спустившись, увидела «скорую». Переломов у народа не было, но мягкие ткани пообдирали. На мне две пары перчаток были — одни свои, кожаные, вторые выдали. Обе — в клочья.

Падаем и улыбаемся

Пока ждали остальных, предложили перекусить, многие отказались, и правильно сделали, как выяснилось. Потому что следующим нас ждал подвесной мост. Мужики его уже одолели.

На фотографиях смотришь — он низенький, бежишь по досочкам, за веревку держишься, ничего сложного. Возможно — если одному идти. А для нескольких человек — это… кошмар.

До реки метров десять. Ширина — метров двести. Раскачивается эта конструкция, как качели.

Стало понятно, почему велели взять с собой два комплекта одежды. На случай, если улетишь в воду.

Шли пятерками. Я — во второй. Из первой дошли четверо. Последняя на попе ползла — потом повернулась задом к камере, нате, снимайте. От штанов лохмотья остались. Эта девочка тоже выбрана в Аргентину.

Мы спросили у МЧС-ников, как лучше проходить — говорят, с дистанцией друг от друга метра два. Но… вся тактика, которую на берегу разработали, оказалась бесполезной.

Качаются мостки, качается канат-«перила». Я была замыкающей, только ступила на мост — первая из наших слетела. Там плавали спасатели на лодках, вылавливали из воды упавших. Нет, чтобы снять, пока висит — все равно упадет. Нереально, не будучи акробатом, обратно залезть. По 20 минут висели… Воды по грудь, но она ледяная!

Час, наверно, ползли по мосту. В голове вся жизнь пронеслась. В нашей пятерке девочка-мулатка была, очень выносливая. Она нашла баланс, и нам стало проще, мост стоял на ребре, мы — трое — шли по ребру мелкими перебежками.

После испытаний ребята из МЧС показали, как правильно «делать мост» командой. Первый прошел пять метров и повис под мостом на руках и ногах, держит, следующий «вешается» еще через пять метров. Чем больше веса, тем устойчивее мост. Остальные пробежали, потом «грузила» — по одному. Наши мальчики попробовали так — получилось.

Улыбаемся и машем

Остальные два этапа после моста показались развлечением. Проплыть туда-обратно на лодках, тоже пятерками. Покатались в свое удовольствие.

В последнем этапе опять разделили на команды, только смешанные. Девочки залезли в резиновые лодки, а мальчикам нужно было тащить эти лодки по полосе препятствий. Через двухметровые щиты. Забрасывают на щит, с другой стороны ловят. Одну лодку не поймали… Еще по бревнам катили. Парням-то досталось. А для девочек — нагрузка чисто психологическая. Не выпасть бы из лодки. И не расстаться с обедом — кто его ел и у кого он еще остался в желудке. Гимнастка наша в ужасе была: «Мне это не вынести!».

Наконец мы все снова собрались под баннером «Жестокие игры». Замерзшие, исцарапанные, перевязанные. Приехала Яна Чурикова, перецеловалась со всей съемочной группой, взбодрила всех. В жизни она другая, чем на экране. Выше, тоньше. Энергия положительная из нее просто ключом бьет.

Назвали отобранных (когда успели отобрать?). 10 мальчиков и семь девочек. Почему именно их — непонятно. Наверно, лучше всех показали шоу. Может, надо было крепче выражаться, визжать, стонать.

Но всех предупредили, что еще могут в любой момент позвонить. Запасной эшелон для Аргентины, мало ли, выпадет кто-то.

Если все-таки позвонят? Не знаю. Мне было важно одно — пройти. Я совсем не думала, как я выгляжу и интересно ли на меня смотреть. Главное, я это сделала. Я смогла. Знаете, ребята у нас в реабилитационном Центре бывают трудные, чтобы они слушали тебя, надо пользоваться у них авторитетом…

Новости редакции / Блоги

Популярное