2010-11-05, 16:56 Житейские истории 34

Судьба пиратская

Если спас, но не приручил, то все равно в ответе?

— Еще пару раз сходим, и сезон, пожалуй, заканчивать пора.
— Тебе лишь бы дома сидеть.
— Нет, ну а что в саду этом зимой делать? — привычно возмутился Федор.
— Любоваться, — для Натальи эта словесная перепалка тоже была не впервой. Но нужно же дорогу как-то скоротать… Не сказать, чтобы супруги Липатовы были завзятыми садоводами-огородниками. Так, как всякие пенсионеры. Купили как-то участок в коллективном саду, чтобы не скучать, и вот до сей поры не скучают. Очередная осень и очередная беззлобная перепалка на тему: «пора бы завязывать».
— Гнездо там, что ли? — прищурился подслеповато Федор.
— Да какое гнездо у самой земли-то, — заворчала жена и тут же выдохнула испуганно. — Ой, Господи!
На суку висел кот.

Второй день рождения

Он еще дышал, когда Федор торопливо ослабил петлю.
— И как только земля таких носит!
— Подростки, скорее всего, взрослые на такое зверство не способны.
— Давай в домик его снесем, что ли. Не оставлять же здесь.
— А котик-то боец, видать, посмотри, ухо с отметиной, глаз заплыл. Настоящий пират.
— Так и будем, значит, величать.
Кот, будто соглашаясь, прохрипел что-то отдаленно похожее на «мяу» и совсем поник головой. Наталья положила его в корзину.
— К ветеринару его нужно, подохнет еще, — сокрушался Федор.
— Не подохнет. Лучше за молоком бы сходил в ближайший магазин, чем каркать. Видно же, дворовый он, а дворовые — живучие.
Пират, и правда, ожил сравнительно быстро. Как хозяин участка, грелся на солнышке, а пару раз гордо приволакивал Наталье «под порог» дохлых мышей.
— Убери, паразит, — истошно визжала она без всякой, надо заметить, злобы.
— Мужик в доме, — ухмылялся в усы Федор.
Природа решила не мелочиться и подарила всем отменное бабье лето. Потеплело почти до двадцати градусов, и садоводы потянулись обратно «к земле»: кто на шашлычки, кто рыбку коптить.
— Наташ, а Наташ, где Пиратка гуляет? Мы ему косточек рыбных принесли, — кричали с соседнего участка.
— Не знаю, душа у него бродячая, оставьте где-нибудь на видном месте. Снова праздник у кота будет.

Кость в горле

— Пират, что с тобой! — пришедшие в сад Липатовы бросились к распростертому на дорожке коту. Тот даже не поднял головы. Так и лежал в куче листвы.
— Надо в больницу. Дышит. Такси! — отрывисто распоряжался Федор. Всю дорогу он бережно держал Пирата на руках и молча просил всех, кто в силах, исцелить его.
В больнице было немноголюдно. Оно и понятно, не у всех имеются средства, чтобы профессионально подлечить питомца. Так, дома выхаживают. А не судьба — значит, не судьба.
— Что с котом? — бесстрастно поинтересовался врач.
— Не знаю. Бродячий он.
— Привитый?
— Да не в курсе я! — Федор начал заводиться. — Сколько надо — заплачу, только вылечите, пожалуйста!
— Вы не кричите, я просто интересуюсь. Сейчас посмотрим вашего Пирата.
Оказалось, всего лишь рыбная кость. Как позже объяснял Федор жене: «Если бы чуть позже пришли мы в сад, точно помер бы».
— Снова, видать, спасли мы его, — радовалась Наталья, — Жить, значит, нашему Пиратке долго-долго.
Оклемавшись во второй раз, Пират снова сбегал «на вольные хлеба» в пределах одного коллективного сада. Держаться, правда, старался ближе к липатовскому участку. Будто верил, что там его дом.
— Наталья, опять твой сорванец мне ям накопал!
— Да то ж кот, а не собака!
— Пират вылитый. Отпечатки-то его лап! Дома запирай, чтобы не носился по участку.
— Так он же не мой.
— Значит, не приваживай!
Правда, такие стычки с соседями случались крайне редко. Пирата любили. Да и какой, сами посудите, урон от кота? Тем более, когда урожай-то собран.
— Скоро и конец нашим походам, — трепля Пирата за обкусанное ухо, приговаривал Федор. Кот наклонял голову, прислушиваясь, и заглядывал в глаза. То ли понимающе, то ли вопросительно…

Третий раз опоздали

— Надо бы объявление подать.
— Какое объявление?
— Ну, чтоб Пирата кто приютил. Зима ведь, — заметил как-то Федор.
— Да кому нужен уличный-то кот?! Ты посмотри, сколько их бегает!
— А мы?
— А мы в квартире живем! — нервно выдохнула Наталья, — и у меня астма!
— Знаю, не злись.
— Ну, зима ведь не скоро еще. А пока будем еду ему приносить.
По утрам становилось все холоднее, лужи покрывались льдом. Пират приходящих Липатовых встречал неизменно у порога. Как будто и не уходил никуда. Громко мяукал, осуждая, что задержались.
— Вот, молока попей, — гладил Федор шерсть озябшей рукой. — Я тебе побольше оставлю съестного-то. Уезжаем мы с Наташей, внучка у нас родилась.
Пират благодарно проводил человека до самого шоссе. Семенил преданно, подмяукивая и не отставая.
— Иди обратно. Заблудишься.
Но кот не уходил. Он и дальше бы бежал за Липатовым, да испугался проезжавшего экскаватора.
— Вот и ладно, — на прощание Федор помахал Пирату рукой.
Через две недели, полные впечатлений, Липатовы снова пришли в сад. Уже по морозцу. Наталья — в новой дубленке, подарке зятя, медленно вышагивала по дорожке. Федор обогнал ее.
Пират лежал на крыльце садового домика. Лежал, будто спит. Прихваченная инеем шерсть казалась седой. Будто кот состарился, пока ждал своих хозяев. Вблизи стало ясно, что окоченел он давно.
— А ты говорила, сколько их бегает! — махнул рукой Федор.
Наталья молча развернулась. Она не хотела смотреть, как муж возьмет лопату, чтобы в прямом смысле слова «отскрести» тело животного от крыльца…

Новости редакции / Блоги

Популярное