2010-12-15, 14:01 Новости Администрация сайта 54

Суд обязал администрацию ревды расселить половину аварийного дома

Четыре года назад, зайдя в свою квартиру на Энгельса, 34, Наталья Козлова остолбенела: комната была завалена какими-то обломками. Она машинально подняла голову — половины потолка не было.

— Журнальный столик раздавило, буквально накануне муж убрал с него музыкальный центр, переставил в кухню, — рассказывает Наталья. — Да что музыкальный центр, тут же кроватка внука стояла, Вик еще совсем малыш был… Просто счастье, что это произошло в наше отсутствие!

В соседней квартире потолок обрушился на детскую кроватку через несколько минут после того, как из нее достали ребенка.

Наталья Козлова (справа) живет в бараке уже 20 лет, как вышла замуж, успев за это время дважды стать бабушкой, а Яна Лукша (слева) с супругом и двумя детишками — с 2008 года, купили квартиру здесь, потому что не хватало денег на «нормальное» жилье. Они живут в постоянном страхе, не за себя даже, за своих малышей — вдруг опять обрушится потолок или стенка, провалится под быстрыми ножками гнилой пол.

Сегодня жильцы этого 14-квартирного дома постройки 1944 года с ужасом поглядывают на свою крышу: выдержат ли насквозь прогнившие стропила полуметровый слой снега?
Но городская администрация никак не желает поверить, что дом (кстати, еще лет 15 назад снесенный на бумаге) находится в аварийном состоянии.

13 лет назад, по заключению комиссии администрации, износ дома составлял 50% — и уже тогда дом обещали расселить. Этой весной жильцам удалось добиться новой комиссии, которая, как свидетельствуют жильцы, вслух ужасалась, обследуя здание, но, тем не менее, выставила те же самые 50% износа.

— Логика-то где, хоть бы полтора-два процента добавили за столько-то лет, — возмущается Наталья Козлова. — Даже «нормальное» здание изнашивается, а наш-то барак вообще без фундамента, на голой земле стоит!

Она — одна из немногих старожилов барака и почти единственная из жильцов, кто еще не махнул рукой и не оставил надежду выбраться отсюда в нормальное жилье.

— Те, кто мог, уже переехали, — вздыхает Козлова. — Кто-то из новых приобрел здесь комнату, потому что ни на что другое не хватало средств. Есть и такие, кто оказался в бараке по своей собственной вине, потеряв квартиру из-за пьянства.

Наталью хорошо знает нынешний состав администрации, как, впрочем, знали про злополучный барак Сергей Соколов и Анна Каблинова. Нынче делегация жильцов во главе с Натальей пробилась на прием к замминистра строительства и архитектуры Свердловской области Сергею Федорову. Федоров, по ее словам, был очень удивлен и посоветовал жителям провести независимую экспертизу технического состояния дома — чтобы получить правдивый процент износа — и «долбить» на этом основании местную администрацию, так как деньги на расселение ветхого и аварийного жилья имеются по государственной программе, но почему-то Ревда на них даже не заявляется.

После этого разговора Наталья Козлова инициировала заявление в прокуратуру. Прокурор, изучив ситуацию, обратился в суд с требованием обязать администрацию предоставить жителям Энгельса, 34 другое благоустроенное жилье.

— Часть исковых заявлений, по шести неприватизированным квартирам, была удовлетворена судом, — сообщила помощник прокурора Наталья Болубнева. — По приватизированным — отказ. Но мы, конечно, не оставим этого дела, сейчас готовим новое исковое заявление в защиту тех жителей Энгельса, 34, у кого квартиры в собственности.

Однако, хотя решение суда давно вступило в законную силу, даже эти шесть муниципальных квартир никто расселять не спешит. Понятно, в очереди на получение жилья таких «внеочередников» множество.

Как раз перед судом жильцы, скинувшись, сделали независимую экспертизу технического состояния силами ООО «Экспертиза. Консультация. Оценка», которая заключила: фактический износ фундамента — более 80%, кирпичных стен — более 70%, деревянной крыши с кровлей из асбоцементных листов — более 80%, деревянных перекрытий — более 80%, деревянных перегородок — более 80%, деревянных полов — более 80%. Но почему-то этот документ не заинтересовал ни прокуратуру, ни суд, ни — уж тем более — администрацию.

Жильцы с ужасом поглядывают на свою крышу: выдержат ли насквозь прогнившие стропила полуметровый слой снега?

В угловой комнате Нины Ивановны, проживающей в доме более 17 лет (квартиру бывшему мужу-милиционеру предоставили как временное жилье, потом дали новое, куда он и съехал после развода), холодно и сыро, как в склепе — 12 градусов, а что будет в морозы?

— Жечь обогреватель постоянно — разоришься платить за электричество, — сетует пожилая больная женщина. — И так за квартиру плачу 3000
рублей, а у меня пенсия — четыре с половиной!

Вот и приходится ходить дома в валенках на толстые шерстяные носки, в нескольких вязаных кофтах и пуховой шали. Впрочем, дома у Нины Ивановны особо не расходишься — пол гнилой, хотя и перестилали сравнительно недавно… В других квартирах ненамного теплее. И — сырость, от которой не спасешься никаким одеялом.

— Наверное, надо, чтобы все рухнуло и кого-нибудь похоронило под обломками, — говорят жильцы. — Тогда мигом жилье найдется…

Из заключения независимой экспертизы
Фундамент: видимые прогрессирующие трещины на всю высоту стен от просадки фундамента и по всем оконным проемам здания.
Крыша: видимые и многочисленные места отколов и поломок листов шифера, следы гнили и разрушения стропил, протечек, обрешетка местами разрушена, в местах глубокого прогиба стропил установлены дополнительные растяжки и переборки, при замене кровли элементы обрешетки и старая кровля из листового материала не менялись.
Перекрытия: видимая гниль на элементах, видимое массовое поражение гнилью несущих балок перекрытия, нарушение слоя утеплителя.

Комментарий

Андрей Семенов, глава администрации ГО Ревда:
— Очень много таких домов. Тот же жилищный отдел рекомендует расселить жителей дома на улице Крылова. Если мы комиссионно будем смотреть эти мероприятия, то либо изыщем средства, чтобы капитально отремонтировать барак на улице Энгельса, 34, либо все-таки примем решение о переселении.
Условия жизни этих людей я прекрасно понимаю. Я сам свое детство и юность провел в бараке. Я знаю, как в нем тяжело жить, так же я спал в валенках. Условия жизни этих людей я прекрасно понимаю. Есть очередность переселения. Почему мы должны переселить в первую очередь человека, который где-то прокричал и вызвал средства массовой информации? Другому человеку, который молчит и рассчитывает на власть, мы тоже должны согласно закону предоставить жилье, а не тому, у кого голос звонче и сильнее.  Эти вопросы очень щепетильные, очень социально важные для нас, и мы их будем решать. Готовится программа ликвидации ветхого и аварийного жилья, до конца декабря либо в начале января примем. Когда мне представят ее на рассмотрение и утверждение, я, конечно, все пожелания наших жителей буду учитывать. Мы будем принимать все меры для того, чтобы их побыстрее расселить. Планируем в 2011 году библиотеку на улице Мира перенести на улицу Жуковского. Там освободится четыре квартиры. Переведем помещения из нежилых в жилые, правда, это займет время, но мы их отдадим именно переселенцам. На ремонт этих квартир запланировали свыше миллиона рублей. Задача моя и всех сотрудников администрации — планомерно переселять людей из аварийного и ветхого жилья.

Новости редакции / Блоги

Популярное