2011-05-16, 19:50 Происшествия Администрация сайта 16 26

Приговор Ильшату Сунгатуллину оставлен без изменений

В среду, 11 мая, в областном суде состоялось кассационное слушание уголовного дела Ильшата Сунгатуллина, водителя фуры из Татарстана, под которой 11 октября 2010 года на 318 км трассы Пермь-Екатеринбург погибли пятеро ревдинских ребят и еще один получил тяжелые увечья.

Шестеро друзей на автомобиле ВАЗ-21093 возвращались из Екатеринбурга, где они провели вечер в боулинг-центре и почти добрались до поворота на Ревду, когда на их полосу движения, в каком-то десятке метров от капота «девятки», на большой скорости выскочил здоровенный «МАN» (это подтверждается протоколом осмотра места ДТП, заключениями экспертиз и показаниями свидетелей). Со своей стороны, Сунгатуллин упорно утверждал, что «девятка» двигалась по его полосе и он пытался уйти от столкновения на встречку.

23 марта 2011 года Ревдинский городской суд признал Сунгатуллина виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ст. 264, ч.4 УК РФ), и приговорил его к шести годам колонии-поселения с лишением права управлять транспортным средством на срок три года. Максимальное наказание по данной статье — семь лет лишения свободы.

Материальный ущерб, причиненный Сунгатуллиным семьям погибших и Сереже Дьякову, ставшему по его вине инвалидом, подтвержден в размере 650 тысяч рублей, из них 35 тысяч — расходы на лечение Дьякова. Моральный вред на всех шестерых оценен в 1 млн 400 тысяч рублей: по 300 тысяч — бабушке Тани Кибардиной и Игоря Иванова, мамам Нади Куртеевой и Рустама Малихова и семье Тамары Мясниковой, 200 тысяч — маме Сергея Дьякова.

Кассационные жалобы подали и Сунгатуллин, так и не признавший свою вину («Я просто оказался в ненужном месте в ненужное время», — заявил он в суде), и потерпевшие, воспринявшие присужденные им суммы морального вреда как жестокую насмешку над их горем — они запрашивали по миллиону рублей. Тем более, предприниматель Сунгатуллин — человек не бедный, ему принадлежат четыре большегруза.

Адвокат Сунгатуллина просила вернуть дело на доследование, в связи с многочисленными ошибками в формальностях. Однако областной суд оставил приговор без изменений.

Сереже Дьякову нужно подтвердить, что он служил в Дагестане

Людмила Мясникова, мама погибшей Тамары Мясниковой:

Сергей Дьяков

— Что такое 300 тысяч рублей за единственного ребенка? Тома уже не придет домой, не засмеется, не обнимет нас. Ребята наши даже не успели детей родить, остались мы сиротами на всю жизнь. А Сережка? Здоровый раньше парень теперь инвалид 1 группы. Ему бы лечение в хорошей клинике, может быть, он и встал бы на ноги. Вон какой прогресс был после курса в госпитале ветеранов всех войн! Ну, пенсию ему назначили, только далеко ли на нее уедешь? А дома все равно не то, хоть мама с бабушкой и стараются изо всех сил: и медикаменты, и массаж, и питание. Слава Богу, кушать начал сам, когда в коляску его пересаживаем, старается помочь, на цыпочки упирается…

Пытались сделать ему «корочки» участника боевых действий, он же год служил в Дагестане, но военкомат отказывает, говорят, нужно подтверждение, что действительно там находился, а ведь его из нашего военкомата отправляли, что же еще подтверждать? Тогда бы он имел право на ежегодное лечение в госпитале.

Новости редакции / Блоги

Популярное