2011-06-06, 13:57 Один из нас Администрация сайта 3 152

«Мы могли бы бесплатно тренировать всю Ревду»

Братья Козырины, участники некогда популярного в Ревде коллектива «Уличная динамика», мечтают стать профессиональными преподавателями брейк-данса

Если в начале 2000-х вам было от 13 до 20 лет, вы читали газету «6 подъезд», писали сообщения в «talk’учку», ходили в ДК на конкурсы «Мисс» и КВН и постоянно спорили с друзьями о музыке, значит, вы наверняка хоть раз в жизни видели, как танцует «Уличная динамика». И, может быть, даже брали у них автограф. Во всяком случае, Владимир и Павел Козырины — единственные участники некогда популярного коллектива, продолжающие танцевать, — помнят, как много лет назад подписывали бумажки и ладони всем желающим.

«Че, первое место и домой?»

— Это было вообще клево, — вспоминает Павел. — Я даже когда ехал в автобусе, на меня все смотрели и пальцем показывали. Мы тогда раза по три выступали в неделю, чуть ли не каждый день. Везде вообще. В ДК, в «Победе», даже просто в парке. Тренируемся, а люди гуляют по парку, подходят, останавливаются. Даже взрослые собирались, хлопали. Мы как-то в шутку шапку положили на землю, а нам деньги в нее накидали.

Паша Козырин — один из первых участников коллектива. Вспоминает: впервые «Динамика» выступила на танцевальном фестивале в ДК, было это аж в 1999-м году. В Ревде тогда не было ни одного человека, который бы знал, как танцевать брейк-данс. Да и не каждый, наверное, смог бы ответить, что вообще означает это слово.

— Смотрели видео, ставили на паузу и повторяли движения. Никто нас не учил, — рассказывает Паша. — Это сейчас я занятия провожу, где-то за руку, за ногу придерживаю.

Вместе с «Динамикой» в Ревду начала нового века пришла новая молодежная культура. Танцевать, «как пацаны из «Динамики», мечтал чуть ли не каждый второй школьник тех времен. А девушки караулили ребят у подъездов.

В 2002 Паша перетанцевал весь Екатеринбург. Потом еще и еще. «Мы везде ездили, Пашка всех делал, и мы уезжали», — с удовольствием вспоминает Вова.

— Мы даже в автобус садились и говорили: «Че, сейчас первое место займем и домой?» — «Ну, как обычно», — добавляет Паша.

Дипломов и грамот у ребят накопилось на целую стену. А три года назад, танцуя уже вдвоем, за шесть минут танца получили на конкурсе 8 тысяч рублей. Город не помнят, а вот иностранцев в жюри запомнили хорошо. Спрашиваю: «А давно вы вдвоем?»

— Сколько лет назад нас мама родила, помнишь? — поворачивается к брату Паша, оба улыбаются. Это он, Паша, привел старшего брата в «Динамику».

— Я тогда занимался бодибилдингом, весил 90 кг, — вспоминает Владимир. — Сначала ездил с ребятами на соревнования, снимал на камеру их выступления. («Он ездил с нами, таким хомячком, снимал, как мы, худые, танцуем», — хохочет Паша).

Уже в 2005 году Вова, похудевший и ловкий, занял первое место на всероссийском чемпионате по брейк-дансу. А было это, между прочим, в Ревде.

— Делал там то, чего сейчас уже не сделаю, — вспоминает Владимир. — Например, самый сложный элемент в брейк-дансе — твист. Это переворот в воздухе со стойки на руках. Сейчас я, наверное, этого боюсь. Старый стал. Песок на ДВП сыплется…

Крутая футболка и плохие танцы

Сегодня модными стали другие танцы и музыка. А Вова и Паша по-прежнему танцуют. Со сцены ребят объявляют просто: «Братья Козырины». «Даже если кто-то третий танцует, все равно говорят: «братья Козырины», — смеется Паша.

— Сейчас все, кто с нами танцевал, повзрослели и занимаются своими делами, — говорит Владимир. — В Ревде есть ребята, — может, их не видно, я не знаю, — они тренируются именно для соревнований. У них хорошие результаты. А мы просто выступаем. Мы — попса.

Вова объясняет: по всей стране нынешний брейк-данс — это «крутая футболка и плохие танцы». На соревнованиях побеждают не те, кто может пять минут крутиться на голове и вертеться в воздухе так, словно там живет, а те, у кого получается филигранно крутить руками и быстро-быстро переступать ногами. Это называется «стайл» и это сегодня намного круче самых сложных прыжков. «Все немного сгнило», — объясняет Вова.

— А раньше просто вертолет (вращение на голове, — авт.) делаешь — людям нравится. Сейчас это ценят только зрители. А на серьезных соревнованиях можно этого и не делать, — добавляет Паша.

Ребята и сами не заметили, как в некогда модную и развитую на голом энтузиазме культуру пришли деньги. Она стала шоу-бизнесом, и сразу потеряла часть своих последователей и поклонников.

Братья Козырины не тренируются для соревнований, не придумывают новое и сложное, а просто отрабатывают уже имеющиеся номера. И крайне востребованы на закрытых вечеринках — свадьбах, корпоративах. Им за это платят.

Бесплатно братья танцуют только на больших городских праздниках или концертах, выступить на которых считают делом чести. Последний раз, например, крутили сальто и срывали бешеные аплодисменты на танцевальном фестивале в «Победе», это было в конце апреля.

Подумав, Вова признается: да, хотелось бы чаще выступать. Но этим нужно заниматься: реклама, пиар. А у них — семьи и работа. Вове 28, он уже много лет работает в строительной фирме: вместе с партнерами все делает сам, от дизайна объекта до его сдачи под ключ. Паше — 27, он — промышленный альпинист: забирается на крыши домов и утепляет швы. Паша женат (его супруга Яна — дочь хореографа Светланы Быстровой), у Вовы есть девушка.

— В общем, нам тоже приходится платить по счетам, — усмехается Владимир.

Корейские уроки по брейку

Сегодня Павел Козырин сотрудничает с хореографом ансамбля «Диво» Светланой Трофимовой. По средам учит ребят брейк-дансу. Паша уверяет — это действительно хорошее дело, занятия брейком. Физическую форму опять же держать помогает. Сноровка развивается, равновесие.

— В Корее, например, брейк-дансом в школе занимаются. У детей даже урок такой есть, их с детства тренируют и поэтому они сегодня лучшие, — рассказывает Вова. — Если бы у нас так же развить… было бы интересно ездить по школам, вести своеобразный факультатив для детей. Мы много раз открывали и закрывали залы. К сожалению, зарабатывать этим мы не можем. Если бы мы зарабатывали преподаванием, в Ревде можно было бы поднять брейк-данс. Если бы в каком-нибудь учреждении у нас были ставки и зарплаты, мы могли бы хоть всю Ревду бесплатно тренировать.

Владимир говорит уверенно, но прикладывать усилия для воплощения своего «если бы» в жизнь ни он, ни Павел не спешат. На своих рабочих местах они получают хорошие зарплаты и понимают: в Ревде никто и никогда не будет платить им такие же деньги за уроки танцев.

«Он что, живет в моем подъезде?»

— Мы пусть и не развиваемся сейчас в брейк-дансе. Но у нас есть хороший отработанный материал, — говорит Владимир. — Своим выступлением мы можем заставить зрителя плакать. Мы его всегда отблагодарим за поддержку.

Паша объясняет: поддержать танцора — это не только устроить ему овацию. Брейкерам еще можно кричать и свистеть. Их это подбадривает.

— Делаю какой-нибудь элемент, руки трясутся от напряжения, а тут из зала: «Вы лучшие!» — и в этот момент силы появляются, второе дыхание открывается, — вдохновенно рассказывает Паша. — Даже при вращении на голове начинаешь падать, а тебе крикнут просто: «Пашка!» — начинаешь ловить равновесие и снова разгоняться. Чтобы еще раз «Пашка» крикнули.

Владимир рассказывает — их и сейчас узнают на улице, пусть и не так часто.

— Я как-то приехал на объект, а там две девочки лет 15-ти из окна верхнего этажа выглядывают: «Он что, живет в моем подъезде?» — «Да нет, он здесь работает». Ну, я понял, о чем идет речь, — улыбается он.

— Мы в прошлом году в парке ДК вступали в День России, — вспоминает Паша. — Подбегают к нам дети: знакомый на камеру это снимал, видно, как маленькие руки лезут: распишитесь. И тут — такая здоровая волосатая рука в кадре: «Можно мне тоже?» Ну, почему нет? Я расписался.

В этом году в День молодежи (они никогда не пропускают этот праздник) братья Козырины обещают выйти на большую сцену с новой программой. У них в планах — выступление под барабаны. Говорят, что все будет новое: и одежда, и движения. Сейчас работают над этим и надеются, что все получится.

Новости редакции / Блоги

Популярное