2011-07-28, 11:24 Новости Валентина Пермякова 10 140

Гульназ Киндяшева в финале «Голоса Ревды» споет на русском (видео)

В мае на большом оргсобрании участников конкурса «Голос Ревды» будущая финалистка Гульназ Киндяшева задала организаторам крайне важный для нее вопрос: «А будет ли в жюри конкурса татарин?». Гульназ тогда огорчили: нет, не будет. Но девушка не изменила уже принятого на тот момент решения — она исполнила на отборе, состоявшемся 3 июня, красивую песню на татарском языке. И не прогадала.

Гульназ Киндяшева

Раньше пела этнику

26-летняя Гульназ, сама того не подозревая, стала одной из фавориток конкурса. Ее выступление не обсуждали на пост-конкурсном разборе, поскольку сразу было решено, что девушка попадет в финал. Правда, из группы «Самородки», где Гульназ выступала на отборочном туре, певицу перевели в номинацию «Опыт». Член оргкомитета Лариса Лаврова объяснила это тем, что девушка-де явно имеет недюжинный опыт выступления на сцене: это заметно и по уверенному голосу, и по законченным, красивым движениям, и по глазам, и по улыбке.

Сегодня Гульназ Киндяшева готовится к финалу и вовсе не расстраивается, что попала в самую сильную группу конкурса.

— Меня даже толком не спрашивали, по-своему там записали. Но мне без разницы, пусть так, — улыбается она. И добавляет, что судейство было честным: «В финал вышли достаточно сильные исполнители».

У Гульназ действительно есть опыт выступления в конкурсах. Правда, все они были национальными: участники исполняли этнические татарские песни. За свою жизнь Гульназ приходилось соперничать с очень сильными конкурентами, профессионалами сцены. Так, она была дипломанткой межнационального татаро-башкирского конкурса «Песни дружбы — 2008».

— Народные, классические песни мы там исполняли. Очень сложные, — рассказывает Гульназ.

Но в русском, да еще и эстрадном конкурсе девушка выступает впервые, поэтому очень волновалась, когда пела на отборочном туре, и не меньше волнуется перед финалом, который состоится уже 19 августа.

Песню для конкурса выбрал папа

Гульназ Киндяшева приехала в Ревду три года назад из Пермского края. Там окончила музыкальное училище по курсу хоровой дирижер. Девушка из творческой семьи: папа Аслям и мама Зульфия уже 30 лет руководят национальным татарским ансамблем «Шишме» (на русский язык его название переводится как «Родник»). Старший брат Гульназ окончил театральный институт в Казани, но появление жены и ребенка заставило его сменить профессию, теперь он продавец-консультант. Младший брат ведет свадьбы.

— Если бы меня родители не потянули в свою сторону, я бы, наверное, хорошим стоматологом или гинекологом была, — улыбается Гульназ. — Лечить людей — это самое возвышенное занятие. Но у нас в семье все по музыке…

После училища Гульназ недолго работала хормейстером в ансамбле родителей («Занималась с детьми вокалом, участвовали в районных конкурсах, они у меня побеждали»), а потом вышла замуж и приехала в Ревду.

Папа даже издалека помогает дочке — это он предложил ей спеть на отборочном туре красивую лирическую песню «Тик син диеп» из репертуара Эльнары Нурмухаметовой. Сам написал фонограмму, изменив ее под высокий и сильный голос дочери, и выслал по интернету.

Французское имя для сына

Здесь, в Ревде, у Гульназ своя дружная семья — муж Винарис и сын Даниэль, ему год и 10 месяцев. Мальчик похож и на маму, и на папу, он непоседливый и забавный. Мы беседовали в парке Победы, Даниэль с папой качались на карусели, а Гульназ нет-нет, да и бросала взгляд на своих мужчин.

Даниэль — запланированный и долгожданный малыш. Имя, выбранное родителями, по мусульманским традициям в ухо малышу произнес мулла.

Семья Киндяшевых

— Нужно, чтобы имя подошло ребенку, — объясняет Гульназ — Если он десять дней после того, как прочитали имя, спокоен, не плачет, то имя оставляют. А если плачет — меняют.

Родители выбрали имя сыну только тогда, когда в дом пришел мулла: заперлись в комнате и решали, на каком имени остановиться.

— Это какое-то французское имя вообще. У папы нашего, говорят, тоже не татарское, — улыбается Гульназ.

Она рассказывает, что Даниэль всегда внимательно слушает, как она поет, и даже пытается подпевать.

— Но мне бы не хотелось, чтобы он по музыке шел, — говорит Гульназ, задумчиво глядя на сына. — Пусть бы он банковским делом, например, занялся.

Слабоватые песни Ани Лорак

Гульназ рассказывает: весной гуляла на площади с ребенком, увидела объявление о кастинге на «Голос Ревды». Подумала: «Почему бы тоже не поучаствовать?». Говорит, что на конкурс пришла за победой («Мне кажется, так каждый думает о себе»). Знает свои силы, и ожидала, что ее выделят среди прочих участников.

— Я сейчас думаю, что же мне взять для финала — татарскую или русскую песню, — делится Гульназ. — Думаю, что все-таки русскую. В жюри же все будут русские, и в ином случае они меня могут оценить… недостаточно.

Пока Гульназ еще не выбрала подходящую песню. Рассказывает, что сейчас ей нравится слушать Ани Лорак, у нее есть неплохие вещи.

— Но, я думаю, они немножко слабоватые для конкурса, — размышляет Гульназ. — Нужна такая песня, где можно показать себя.

Гульназ поясняет — ей, урожденной татарке, свои, национальные песни петь все-таки проще. А стоящий рядом и внимательно слушающий Винарис, муж певицы, добавляет:

— Думаю, что с ее прекрасным голосом, профессионализмом любые песни можно петь.

На отборочный тур Винарис не попал: задержался на работе. Но душа, признается, рвалась за кулисы «Победы» — поддержать любимую. Когда Гульназ признается, что рассчитывает на победу, он без улыбки говорит:

— Если судьи будут честно рассуждать, то она, конечно победит.

И тут же обещает, что обязательно придет на финал.

Новости редакции / Блоги

Популярное