2011-08-04, 17:08 Культура Администрация сайта 12 103

Если постараемся — победим (видео)

Финалистки «Голоса Ревды» Екатерина Сорвина и Ирина Махова знакомы уже давно. Обе водят своих малышей в детский клуб «Фасолинка», обе занимаются у преподавателя ДК Татьяны Тарасовой, обе начали петь уже будучи взрослыми и на конкурсе выступают в одной группе. Как лягут карты, и кто победит? Ни та, ни другая сказать не могут. Но каждая в душе, конечно, надеется, что удача улыбнется именно ей.

Сорвина — творческий псевдоним

На самом деле у Екатерины Сорвиной светло-русые волосы. Но по характеру, признается Катя, она — рыжая. А в юности «полголовы выбрито сзади было, были синие кудрявые волосы… Зачем? Ну, это же прикольно».
На самом деле у Екатерины Сорвиной светло-русые волосы. Но по характеру, признается Катя, она — рыжая. А в юности «полголовы выбрито сзади было, были синие кудрявые волосы… Зачем? Ну, это же прикольно».

Корреспондент «Городских вестей» и финалистка конкурса «Голос Ревды» Екатерина Сорвина по паспорту носит фамилию Вавилова. Она — жена известного ревдинского певца, лидера группы «Дарта» Тимура Вавилова. Екатерина признается: выступать на сцене под девичьей фамилией решила не из гордости. Просто три года назад, еще до замужества, выиграла конкурс караоке и в дипломе написано: «Екатерине Сорвиной».

— Я решила продолжать под этим творческим псевдонимом, — делится артистка. — Ну и я только начала петь, и мне не хочется, чтобы обо мне говорили: «Ну вот, тоже полезла!», или говорили о какой-нибудь группе Вавиловых.

В детстве Катя не пела — только играла. Причем, не на чем-нибудь, а на баяне. Даже документ имеется — об окончании музыкальной школы.

— Дома у меня есть баян, аккордеон… Чего только нет! — смеется Катя. — Но я не играю… потому что не помню, как играть. В планах есть вспомнить, как это было. Потому что есть куча нот, есть огромное желание создать какой-нибудь фолковый проект.

Еще у Кати дома есть всякие железные браслеты — рокерская атрибутика. В старших классах она была поклонницей школьной рок-группы, потом регулярно посещала рок-концерты в Доме учителя, и до сих пор привержена этой культуре.

А петь девушка начала только в походах. Там, у костра, взяла в руки шестиструнную гитару и запела. Опыт игры на инструменте уже был: после музыкалки она год училась играть на гитаре-семиструнке. Впрочем, с гитарой на сцену Екатерина не выходила ни разу. А вот с баяном приходилось — на отчетных концертах музыкальной школы.

— И всегда проваливалась, — смеется девушка. — На меня всегда нападал склероз, и я забывала, что вообще играть. Сейчас с этим тоже проблемы есть, надеюсь, когда-нибудь это пройдет. Чем больше выступаешь, тем меньше волнуешься.

Выступать как вокалистка Екатерина Сорвина начала только три года назад. Зашла в ДК, чтобы для редакции посмотреть афишу, и увидела объявление о кастинге конкурса «Караоке». Тут же поднялась в кабинет к организатору — Евгению Шашкову.

— Он сказал: «Заходи, раз хочешь!», — вспоминает Катя. — Я была одной из первых, кто пришел, и он был очень рад.

Недолго позанимавшись с Шашковым, Екатерина вышла на конкурсную сцену. Исполнила «Песенку первоклассника» из репертуара Пугачевой и «Ленинградский рок-н-ролл» группы «Браво». Кате присудили победу, чего она никак не ожидала.

Девушка отправилась домой почивать на лаврах — заниматься в ДК ей тогда было не у кого. А потом там появилась Татьяна Тарасова, и вот уже год Екатерина Сорвина поет под ее руководством.

— Когда педагога выбираешь, всегда смотришь, какие песни он для себя берет, — объясняет Екатерина. — И если тебе это нравится, то ты хочешь к нему идти. А если ты не разделяешь его музыкальных вкусов, то не пойдешь.

Между тем, мы могли услышать звонкий сильный голос Екатерины Сорвиной (правда, сама она называет его «дельфиньим» — с подачи друзей из группы «Дарта») еще десять лет назад. В 2002 году она прослушивалась в вокальную студию Ольги Гришиной.

Но в те золотые для ДК годы вокалистов там было как селедок в бочке.

— Она сказала: «Все хорошо, ну, давай, я тебе позвоню», — вспоминает Екатерина. — А тогда ведь и сотовых еще толком не было, может, она и звонила на домашний. А может, и нет. Сейчас уже не узнаешь.

Сейчас Катя в декрете — сыну Амиру год и четыре месяца. Он тоже становится музыкальным («Даже странно», — удивляется девушка). Все время танцует и припевает. Но Екатерина уверяет — насаждать свое мнение сыну не станет. Пусть он сам выбирает свою дорогу.

А Екатерина свой путь уже выбрала: с 2007 года она работает журналистом. Попробовав себя в самых разных специальностях, от официантки до менеджера по закупкам, поняла: журналистика — ее призвание и единственное, что она может действительно хорошо делать.

Для финала Екатерина Сорвина готовит зрителям сюрприз. Какую песню будет исполнять, не признается. Говорит только, что на сцене будет одна, без подтанцовки.

— Это вокальный конкурс, и я хочу свой голос максимально показать, — говорит артистка. — Если я не облажаюсь, то шанс выиграть есть. Я выбрала нетипичную для себя песню, сложную. Надо будет над ней поработать. Если я ее вытяну, думаю, жюри оценит.

 

Голос пропал, но спою

Ирина Махова отмечает, что их группа очень сильная. Поэтому на всякий случай не настраивается на победу — чтобы в случае поражения очень уж не переживать.
Ирина Махова отмечает, что их группа очень сильная. Поэтому на всякий случай не настраивается на победу — чтобы в случае поражения очень уж не переживать.

У 26-летней Ирины Маховой случилась неприятность — зачихали-закашляли всей семьей. Муж Андрей и полуторагодовалая дочь Танюшка обошлись, что называется, малой кровью. А у Ирины пропал голос. Отоларинголог категорически запретил ей даже разговаривать, не то что петь — вплоть до 10 августа (но на интервью Ирина все-таки согласилась). Девушка очень надеется, что примет участие в финале. Даже песню уже выбрала. Поэтому активно лечится. И даже согласилась меньше разговаривать…

Ирина Махова рассказывает, что за всю жизнь всего дважды выходила на сцену, и впервые — на весеннем конкурсе «Караоке-Бум» в ДК.

До эстрадной карьеры Ирина строила карьеру в полиции (она — инспектор по исполнению административного законодательства) и занималась воспитанием маленькой дочки. А потом вдруг выяснила, что умеет петь.

В этом году в семейном клубе «Фасолинка», куда водит дочь, Ирина познакомилась с Екатериной Сорвиной.

— Катя мне в «аське» написала, что поет, — рассказывает Ирина. — А я говорю: «Ой, я тоже хочу!» — ну, похихикала. А она отвечает: «Приходи на «Караоке». Вот и дохихикалась…

К конкурсу «Караоке-Бум» Ирина готовилась совсем немного: помогал Евгений Шашков. До этого девушка ни разу не брала в руки настоящий профессиональный микрофон, не вставала в лучи софитов и не слышала аплодисментов зрителей. Просто она очень любит слушать песни Ирины Аллегровой. И иногда подпевает.

На первом занятии Ирина спела Евгению Шашкову свою любимую песню — «Я тучи разведу руками». Ему понравилось, он предложил взять ее на конкурс. На том и порешили.

К сожалению, «Караоке-Бум» Ирине не покорился. Поэтому на вторую попытку — «Голос Ревды» — она решалась долго. Надоумила опять Екатерина Сорвина.

— Она сказала, что будет участвовать в «Голосе Ревды» и предложила пойти вместе с ней, — вспоминает Ирина. — Я сказала, что не буду. Ну, не буду, и все. А она объяснила, что в конкурсе будут участвовать все кому не лень.

К тому времени Ирина несколько раз сходила на занятия к Татьяне Тарасовой, преподавателю вокала из Дворца культуры. Она тоже сначала не одобрила затею с «Голосом Ревды», а затем вдруг сказала: «Давай попробуем».

Для отборочного тура выбрали песню «Для нее», которую поет знойная южная красавица Зара. У Ирины получилось очень нежно и тонко. Ее взяли в финал.

— Думаю, в финале спою «Дон Жуан» из репертуара, конечно, Ирины Аллегровой, — улыбается Ирина. — Когда я не на сцене, мне хочется выйти и петь. Когда выхожу на сцену — начинается мандраж.

Ирина все еще в декрете. Смеется: мол, некоторые спрашивают: «Ты почему петь-то начала?»:

— А я отвечаю: «Да в декрете посидишь, еще и не так запоешь!»

Новости редакции / Блоги

Популярное