2011-11-08, 19:27 Мнения Администрация сайта 27 90

Надо сломать порочную систему в полиции

Работа общественного совета при полиции не должна превратиться в борьбу с ветряными мельницами

Рафик Мухаматуллин, председатель Совета ветеранов органов внутренних дел Ревды

В последнее время в средствах массовой информации города разгорелась полемика вокруг создания общественного совета при территориальном органе МВД России «Ревдинский». Конечно же, тема заслуживает внимания. И меня, более 20 лет прослужившего в органах внутренних дел, она волнует особенно.

Считаю, в общем нельзя говорить хороший или плохой тот или иной сотрудник милиции, а сейчас полиции. Мы все являемся заложниками системы, нельзя быть свободным, живя в обществе, где, являясь законопослушным гражданином, а тем более человеком в погонах, приходится подчиняться законам, приказам, нормативным документам. Не изменив систему, невозможно сломать сложившийся стереотип поведения, мотивацию.

Когда в апреле 2011 года я впервые взял в руки и прочитал Закон «О полиции», статью о создании общественных советах при территориальных органах, впервые задумался о том, что появилась реальная возможность путем общественного контроля поменять отношение «полицейский — гражданин». Что оценка деятельности полицейского аппарата должна исходить не от количества составленных протоколов и привлеченных к уголовной ответственности граждан, а от криминогенной ситуации на обслуживаемой территории, от территориального благополучия и возможности родителей не бояться за жизнь и здоровье своих детей.

Сегодня стереотип мышления и алгоритм действий в органах внутренних дел не изменились!

Это абсурд, когда при очередном подведении итогов требуется показатели по всем направлениям увеличить хотя бы на 0,01%! Когда процент переходит в конкретную цифру, за которой стоят конкретные люди и сломанные судьбы, это уже грустно.

С таким отношением я столкнулся на заре своей службы в милиции. В 1985 году я, выпускник Свердловского государственного педагогического института, был направлен на службу в органы внутренних дел по комсомольской путевке. В те времена партия решила усилить ряды сотрудников милиции наиболее достойными членами партии и комсомола. И вот я со светлыми мыслями о борьбе с преступностью приступил к работе в должности участкового инспектора милиции. Долго пришлось убеждать жителей обслуживаемого района в том, что человек, совершающий противоправное действие, должен бояться, что о его деятельности узнает сотрудник милиции и непременно привлечет к ответственности. До сих пор у населения противоположное мнение: люди боятся сообщать о случившемся в полицию, боясь расправы со стороны преступников и хулиганов, видя бездействие сотрудников.

В те годы население обслуживаемой мною территории начало менять свое отношение. Это возможно только в том случае, когда граждане уверены в неотвратимости наказания. Сейчас многие сотрудники полиции говорят, что в те годы проще было решать эту проблему. Злостные алкоголики направлялись в ЛТП, тунеядцы — в места лишения свободы, а в отношении лиц, ранее судимых за тяжкие и особо тяжкие преступления, устанавливался административный надзор, при неоднократном нарушении которого они вновь осуждались на реальные сроки лишения свободы. Но в нашей стране воцарилась демократия, все громко заговорили о том, как плохо осужденным, при этом законодатель начисто забыл о потерпевших, родственниках, близких убитых и изувеченных граждан. Это отдельная тема.

Когда у меня на территории перестали регистрироваться квартирные кражи, на улицах и во дворах не стало пьяных, а в результате резко сократилось количество составляемых протоколов, я был обвинен в фальсификации. На всех оперативных совещаниях меня стали заслушивать за упущения в службе. И когда я пытался доказать, что по существующей системе оценки оперативно-служебной деятельности все население нашей страны, включая детей, должно не по разу отсидеть, дело дошло до увольнения. И тогда я выступил на открытом партийном собрании, где изложил свое отношение к показателям в служебной деятельности (опубликовано в газете «Ревдинский рабочий», статья «Нужен перелом»): «Можно в милиции ничего не делать и ходить в передовиках, получать премии. Достаточно составить несколько десятков протоколов и подобрать несколько пьяных. А вот на раскрытие преступлений, на профилактику правонарушений при подведении итогов работы участковых инспекторов внимания не обращается, а жаль».

Когда в апреле 2011 года я понял, что путем общественного контроля за деятельностью органов внутренних дел появляется возможность повлиять на ситуацию, изменить отношение к исполнению служебных обязанностей полицейских, я и предложил руководству отдела заняться формированием общественного совета.

Система сама не изживет устоявшиеся стереотипы мышления и поведения. Это, в первую очередь, необходимо сотрудникам полиции. Я вас уверяю, они являются заложниками системы, любой, от постового до руководителя высокого ранга, понимает ее абсурдность, но люди в погонах обязаны исполнять приказы. Андрей Караулов в 90-х годах брал интервью у одного из заместителей министра МВД России и так заговорил, расслабил собеседника, что на один каверзный вопрос тот ответил так, как думают все сотрудники милиции. А вопрос был такой: «Вот Вы говорите, что и образованных сотрудников в МВД много, и порядочных, и принципиальных, но почему же ситуация не меняется?». «Порядочных и образованных много, но у них выслуги не хватает», — ответил замминистра и смутился.

Чтобы этим порядочным и принципиальным помочь, необходим общественный совет. Я переговорил с теми людьми, которые, по моему мнению, по своим убеждениям и жизненной позиции имеют возможность и, главное, желание работать в составе общественного совета. Но опять сработала система, и руководство отдела не стало этим заниматься, поскольку начались штатные изменения, аттестация, а самое главное, не было приказа о создании общественных советов. Хотя я считаю что приказ — это кнут для нерадивых руководителей, которые не изучили Закон «О полиции» и Указ президента РФ о создании общественных советов. Когда в сентябре 2011 года в отдел поступил приказ о необходимости в течение месяца сформировать общественные советы, ко мне за помощью в подборе кандидатов обратился помощник начальника отдела МВД России (по работе с личным составом) майор полиции Ю.П.Гостюхин. Тактика поведения и алгоритм действий был согласован так же и с начальником полиции подполковником полиции Матеюнсом. Все сошлись на том, что в состав впервые создаваемого общественного совета должны войти представители всех слоев населения.

Я лично встречался с директорами всех крупных градообразующих предприятий, учреждений, религиозных, общественных организаций и партий. Разъяснял цели и задачи общественного совета и просил представить кандидатуры наиболее уважаемых людей, желающих на общественных началах участвовать в работе. Кроме того, была публикация в «Муниципальных ведомостях». Поэтому основной состав кандидатов был подобран не мной, а заявления поступили от трудовых коллективов, религиозных, общественных организаций и политических партий. Я лично предложил войти в состав общественного совета А.Н.Перельмуттеру, все свою жизнь посвятившему работе в прокуратуре, В.Д.Фирулеву, прошедшему все ступени службы в милиции, и адвокату Н.Р.Дибаеву, но он после долгого раздумья отказался. Вопрос о количественном составе возникал неоднократно, поскольку непомерно раздутый состав был бы неработоспособным. Остановились на 20 человеках, с учетом ввода в состав совета представителей широких слоев населения. Основной была не контрольная функция членов совета (контролирующих и надзирающих органов за деятельностью полиции предостаточно).

Все эти контрольные функции — борьба с ветряными мельницами, борьба с последствиями.

Для коренного изменения необходимо устранение первопричины — слом системы, бороться с которой внутри ее самой невозможно. Тогда отпадет необходимость в постоянном контроле над полицейскими. Болезненно отношусь к тому, что многие граждане обвиняют сотрудников правопорядка во всех грехах. Когда я на конкретных примерах начинаю доказывать обратное, практически все оппоненты соглашаются. Например, если у сотрудников ДПС будут требовать не количество составленных протоколов (что заставляет их изворачиваться и сидеть в «засаде»), а снижения уровня ДТП и обеспечения безопасности дорожного движения, тогда он станет открыто стоять там, где уровень ДТП высок…

Никого из сотрудников милиции не учили вымогать деньги и брать взятки, но это система. Конечно, взятки берут и в благополучных государствах, где отношение к полицейским совсем другое.

Члены общественного совета, как пионеры-первопроходцы, должны активно включаться в работу по переформированию органов внутренних дел, формированию общественного мнения с учетом изменения мышления и отношения к службе самих сотрудников полиции. И мне жаль, что у нас в городе это произошло по-черномырдински: хотели как лучше, а получилось, как всегда!

Новости редакции / Блоги

Популярное