2012-04-20, 19:47 Культура Администрация сайта 9 59

Как снять художественный фильм в Ревде

Рассказали создатели фильма «Наедине с Зоной»

21 апреля в ДЦ «Цветники» впервые пройдет фестиваль короткометражного любительского кино «Ural Young Films». Участвуют фильмы из Екатеринбурга, Перми, Саранска, Липецка, Бийска, Новосибирска, Нальчика, Астрахани, Великих Лук, Москвы, Челябинска и даже из Кабардино-Балкарии и Киева.

Судить участников будет жюри: Григорий Токмаков, телеоператор канала «Эра-ТВ»; Екатерина Вавилова, корреспондент «Городских Вестей»; Александр Троценко, гендиректор «Радио Майяма» и Светлана Белорусcова, режиссер документального кино.

Фестиваль начнется в 16.00, и продлится около трех часов. Кроме фильмов-конкурсантов, состоится внеконкурсный показ фильма «Наедине с Зоной». Его создатели — организаторы кинофестиваля Антон Рыжанков и Сергей Ватлецов. Лента «Наедине с Зоной» основана на игре «Stalker».

Антон Рыжанков вместе с исполнителем главной роли в фильме «Наедине с Зоной» Дмитрием Александровым рассказали «Ревда-Инфо» о том, как происходил процесс съемок.

— Как давно вы увлеклись кино?

А.Р.: В 2008 году у нас родилась идея создать фильм. В то время пошла волна увлечения игрой «Stalker». Мы с друзьями гуляли, болтали, и решили — давайте снимать. Главный герой там — ученый. Он изучает Зону. И с ним два сталкера. У них задание его встретить, проводить. Но все в результате получается у них не по плану. Это был первый опыт создания сценария, поэтому мы добавляли всего по чуть-чуть и еще немного философии.

— Как появился сценарий фильма?

А.Р.: Читал литературу по сценарному делу.

Д.А.: Антон написал основу, изначальную идею. Во время съемок мы начинали импровизировать, в результате сценарий переписывался. Так что в фильме от первоначальной истории осталась половина примерно.

А.Р.: В основном изменялись детали по ходу действия.

— Где проходили съемки?

А.Р.: В Дегтярке, у нас на «Биатлоне», в лесу. Съемочный процесс длился три года, но занял всего девять дней в сумме.

Дмитрий Александров

— Почему не получилось оперативнее снимать?

А.Р.: Отсутствие опыта. Половину съемочного дня могли смеяться, и только под конец плодотворно снимать. К тому же было сложно договориться между собой, потому что все работают, учатся по разному графику.

— У вас была девушка с хлопушкой, которая говорит: «Сцена такая-то… Мотор!»

А.Р.: Хлопушка появилась недавно. Сначала справлялись без нее, и монтировали «на глаз». Все ведь узнается в процессе. Я сначала написал сценарий, потом стал читать книгу о сценарном деле, узнал, что должны быть перипетии, что сюжет должен развиваться с кульминациями, затуханием. В будущих фильмах обязательно все новые знания будем использовать. Это был первый опыт. По ходу добавляли что-то, чтобы это был настоящий фильм. Чтобы потом наши внуки смотрели и им нравилось.

— Как вы делали кровищу при выстрелах?

Д.А.: Это Антон делал. Он и сценарист, и режиссер, и монтажер, и специалист по компьютерной графике, и музыкой с озвучкой занимался он. Брызги крови от выстрела — это сделано в специальной программе.

А.Р.: Парни просто делали вид, что в них попала пуля, падали. А я в программе уже накладывал кровь так, чтобы она, разлетаясь, двигалась по нужной траектории за падающим человеком. Музыку, шумы брали из звуковых библиотек. То есть звук шагов, шум леса, музыка — в библиотеке много всего. Когда снимали в Дегтярске рядом с трассой, то из-за постоянно проезжающих машин, речь героев не было слышно, и всю атмосферу Зоны убивало. Поэтому некоторые эпизоды озвучивали дома. Тут и пригодилась звуковая библиотека.

— А кровь, в которой испачканы герои, как сделана?

А.Р.: В интернете много статей, рецептов, как делать шрамы, кровь и т.д. Я использовал рецепт со свеклой. Она варится, добавляется уксус, сахар, что-то типа варенья получается. Отжимаешь и в банки. Прежде чем снимать, проверил, как «кровь» будет на камере смотреться. Получилось реалистично.

— Вы использовали еще какой-то грим, для зомби, например?

А.Р.: У нас ограниченный набор героев и актеров, поэтому зомби играли те же актеры, только в противогазах, либо так, чтобы лица не было видно.

Антон Рыжанков

— Где доставали костюмы и реквизит?

А.Р.: Из костюмов, в основном, камуфляж. У нас был свой. Оружие купили в детском магазине, ограбили его практически. И писали объявления. Так доставали противогазы, за место в титрах.

— Как актерам работалось с таким режиссером?

Д.А.: Как! Да он же друг! Поэтому мы все сразу понимали, что нужно делать, где встать, что сказать.

А.Р.: Нет, у меня с этим были проблемы. Вот я знаю, как все должно выглядеть в кадре, но объяснить это другому человеку тяжело.

Д.А.: Но ведь все получилось в результате.

А.Р.: Получилось, но каждые первые три дубля можно сразу в топку кидать. Или камеру не включать совсем.

— Вы репетировали перед съемками?

А.Р.: Нет, только последние три месяца стали репетировать. Опыт опять же показал, что надо. Чтобы актер не просто говорил, а с нужными эмоциями.

— Дима, как ты работал над ролью? Какой характер у ученого?

Д.А.: Я читал все книги из серии «Сталкер», многое у нас в фильме взято из игры и книг. Даже последняя фраза фильма полностью процитирована из книги. Ученый в Зоне был первый раз, поэтому основная черта его характера в фильме — страх. Практически весь фильм он в страхе бегает.

А.Р.: Зона — это как бы живой организм. Она сама выбрала ученого для своих целей.

— Почему она его выбрала?

А.Р.: Это вы узнаете, когда посмотрите фильм.

— Как проходил кастинг на роли?

Д.А.: «Кого будешь играть? Я хочу главную роль.» Так.

А.Р.: На людей смотришь и видно, кто на какую роль больше подходит, похож. Поскольку изначально мы распределяли роли в 2008 году, с тех пор кому-то стало неинтересно, некогда и так далее. Некоторые роли в результате сыграли другие актеры.

— Как родители реагируют на ваше увлечение?

Д.А.: У меня мама узнала об этом только, когда посмотрела готовый фильм.

А.Р.: Моя мама меня поддерживает. Я же весь «пост продакшн» делал дома, поэтому мама выступала критиком. И даже нашла нам через знакомых 70-летнюю актрису для фильма. Актриса даже отчества не сказала нам, в титрах так и написано Баба Галя. Она сыграла призрака Зоны, который является во сне ученому. Этот сон как раз и символизировал то, что Зона его избрала. В силу возраста, Баба Галя уже плохо ходит и видит, но крупный текст написали, она его прочитала на камеру. На удивление, у старшего поколения получается играть убедительнее.

— Есть в фильме ляпы с одеждой: один кадр в одной фуфайке, а в следующем — в другой.

А.Р.: Если учесть, что мы снимали три года, то понятно, что без подобных ляпов не обошлось. Есть момент, когда ботинки у героя меняются, пока он бежит. Кофта с одного героя на другого перескакивает. Но, когда мы показывали фильм друзьям, никто этого не заметил.

— После показа фильма друзьям, кто-то захотел присоединиться?

А.Р.: Конечно, творчество — заразно. К тому же, кинопроизводство такой объемный процесс, что даже если ты просто «хлопушечник», то все равно ощущаешь себя членом команды и создателем фильма. Любому человеку найдется интересное занятие в кино.

— Были ли травмы во время съемок?

Д.А.: Только однажды, когда я во время бега запнулся. Упал — эффектно.

А.Р.: Я для себя подсчитал, что за время съемок было всего 89 падений. Но, в общем, обошлось без жертв и серьезных травм.

— Девушки, кроме бабушки, в фильме есть?

А.Р.: Нет, Зона не место для девушек.

— Какие дальше планы?

А.Р.: Сергей Ватлецов сейчас пишет сценарий под название «Урбантрип». Это будет мистический триллер. По сюжету, группа молодых людей занимается новым видом туризма, урбантрипом. При исследовании заброшенной стройки они сталкиваются с мистическими вещами, а потом выясняют, что находятся на древней земле какого-то племени. Духи племени вербуют двух молодых, в своих целях, остальные трагически умрут.

У меня самого давно зреет большой проект — документальный фильм про рок-культуру Ревды, начиная с ее зарождения, с Олега Манькова и других, и заканчивая современными группами — «Снарядами Кёнигсберга», «Дартой» и «Кильками». Так же есть у меня задумка снять короткометражку по книге Павла Тетерина «Underground». В ней, из-за ядерной бомбежки в городе, группа людей оказывается запертой в помещении бомбоубежища, в котором располагалась репетиционная база для музыкантов.

— Что для вас значит кино?

А.Р.: Это интересно, и это стимул работать над собой, развиваться, узнавать новое.

 

 

Новости редакции / Блоги

Популярное