2012-07-19, 19:44 Новости Нона Лобанова 8 105

Похоронные компании в Ревде не гнушаются подлогом

Фото с сайта geokorolev.ru

На сайте «Ревда-Инфо» был опубликован материал о методах привлечения клиентов одного из ревдинских похоронных бюро. Напомним, весть о смерти пожилого мужчины в реанимации РГБ его родственникам принес похоронный агент, явившись по месту жительства умершего с предложением оформить заказ. Шокированные «потенциальные клиенты» не узнали, чей это был «ненавязчивый» сервис.

Однако выяснилось, что, к сожалению, этот случай, при всей своей дикости и безобразности, вовсе не из ряда вон выходящий. В погоне за прибылью, как ни цинично это звучит в данном контексте, некоторые компании, занимающиеся организацией похорон, напрочь забывают, насколько печален и деликатен предмет их бизнеса. На днях с подобным пришлось столкнуться Галине Труфановой, заведующей Домом ветеранов.

— Много лет в организации похорон наших умерших жителей мы пользуемся услугами МУП «Обелиск», — рассказывает Галина Анатольевна. — Руководство и все сотрудники предприятия хорошо знакомы с нашими пожеланиями в этом вопросе и всегда их учитывают. За все эти годы нареканий к «Обелиску» у нас ни разу не было, все проводы организованы на достойном уровне. Я им давно хотела сказать спасибо. Например, если человек умер не в Доме ветеранов, то его бесплатно привозят к нам попрощаться, ведь, как правило, на новом месте он прожил недолго и не успел обзавестись знакомствами, а тут у него остались друзья. За все 18 лет не было случая, чтобы мы не простились с нашими умершими. Несколько раз «Обелиск» организовывал похороны нашим жителям, у которых и родных-то никого нет, то есть мы сами их хоронили, с помощью «Обелиска». Здесь же у нас и отпевание проходит, и обеды поминальные в комнате отдыха.

Поэтому, когда скончалась бывшая жительница Дома ветеранов, вдова ветерана Великой Отечественной войны Анна Михайловна Козырина, недавно получившая новую квартиру на П.Зыкина, 6, Галина Анатольевна посоветовала ее родным обратиться именно в «Обелиск».

— Мы непременно стараемся поддерживать связь с нашими выбывшими жильцами, — говорит Галина Анатольевна. — Анна Михайловна некоторое время находилась в коме, с родственниками я регулярно созванивалась по поводу ее состояния, и говорила им: если что, звоните мне, мы все организуем.

Около 4 часов утра 12 июля Галине Анатольевне позвонила сноха Анны Михайловны, Вера: мама умерла. Галина Труфанова велела ей вызвать полицию, чтобы зарегистрировать факт смерти, а сама немедленно связалась с «Обелиском».

— Мы обычно общаемся с сотрудницей «Обелиска» Людмилой, но Людмила оказалась в отпуске, за нее была незнакомая мне Алла. Она заверила меня, что, как только будет можно, их сотрудники прибудут на место. Я, в свою очередь, перезвонила родственникам Анны Михайловны, сказала, чтобы позвонили мне после прихода полиции, и я сразу отправлю к ним сотрудников «Обелиска». Около 7 часов Вера звонит, сообщает, что приехали из полиции, я звоню в «Обелиск», они говорят — выезжают…

Как выяснилось впоследствии, прибыв по названному Галиной Анатольевной адресу, сотрудники «Обелиска» увидели, как тело уже грузят в катафалк представители ИП Нестеровой. Что им еще оставалось делать — только развернуться и уехать…

— Около 8 часов ко мне на работу приезжает сын Анны Михайловны, говорит, что его привезла на машине сотрудница похоронного агентства — снять копию акта о смерти, — продолжает Галина Труфанова. — Мне стало подозрительно, что на машине, думаю, вроде бы, такой услуги у «Обелиска» не было. Точно «Обелиск», спрашиваю? Да, точно. Вышла на улицу, уточнила у сопровождавшей его девушки. Вы из «Обелиска»? Да, из «Обелиска». Второй момент, который меня смутил — сразу назначили время похорон. Обычно это становится известно ближе ко дню прощания. Но девушка меня и тут успокоила. Я позвонила батюшке, договорилась на это время насчет отпевания, Анну Михайловну должны были хоронить от нас…

А еще через час Галина Анатольевна, позвонив в МУП «Обелиск», чтобы уточнить кое-что по традиционному венку от жителей и сотрудников Дома ветеранов, к своему ужасу и панике, узнала, что такого заказа в организации нет.

— Родственники уверенно говорят, что приехавшие к ним люди представились сотрудниками «Обелиска». Но когда начали выяснять, оказалось, что их контора находится не на территории кладбища, а напротив… Все ясно — это предприниматель Нестерова. По словам родственников, они еще очень удивились тому, что из похоронной организации пришли так быстро, буквально как только дверь за милицией закрылась. «Вы из «Обелиска», от Галины Анатольевны?» — «Да, из «Обелиска»…

Конечно, Галина Анатольевна не стала требовать у госпожи Нестеровой передачи организации похорон «Обелиску»: это было бы непочтительно к памяти умершей.

В субботу состоялись похороны, вроде бы, все прошло нормально. С Анной Михайловной смогли попрощаться соседи по Дому ветеранов. Но факт остается фактом: заказ на похороны (означающий смерть и горе) фактически украден…

 

Нашей репутацией пользуются недобросовестные конкуренты

Игорь Никонов, директор МУП «Обелиск»:

— Не в первый уже раз сотрудники ИП Нестерова, предприятие которой находится на Некрасова, 12 (а наш адрес: Некрасова, 13), представляются как МУП «Обелиск» и навязывают свои услуги. И, увы, не только эта организация прикрывается нами, стараясь заполучить клиента.

Но самое страшное, откуда они получают информацию, если приезжают по адресу умершего вместе с сотрудниками полиции или даже раньше. Это для них обычная практика, которая пришла к нам из больших городов и которую широко применяют частные компании. Порочнейшая практика, которая не делает им чести. Могу со всей ответственностью сказать, мы такими делами не занимаемся. Человек сам звонит и приходит к нам, мы работаем только по обращению.

В любом номере газеты вы найдете наше объявление с номерами телефонов, но — уже давно нет объявлений ИП Нестеровой. Тем не менее, она стабильно производит похороны.

Вопрос, откуда люди знают про нее, где находят ее контакты? Ответ может быть только один. И он не красит ни больницу, где иной раз беззастенчиво раздают визитки похоронных компаний родственникам людей, находящихся в тяжелом состоянии, ни полицию, являющуюся в сопровождении их представителей.

«Обелиск», конечно, тоже извлекает прибыль из своей деятельности, но наши цели с частными организациями немножко не совпадают. У них прибыль стоит во главе угла. Для них это просто бизнес, а мы считаем себя городской службой, созданной муниципалитетом для обслуживания населения.

Я не знаю, что можно сделать, чтобы пресечь данную практику, которую я могу расценить только как неуважение к умершему и его близким. Наверное, главврач больницы, начальник полиции могли бы издать приказы, запрещающие сотрудникам разглашать эту информацию, устанавливающие личную ответственность за утечку этих сведений. Но все тут, конечно, зависит от совести людей. Есть вещи, которые нельзя продавать, даже если кто-то за них дает хорошую цену…

 

Нарушение только профессиональной этики

Сергей Гринцов, юрист-правозащитник, депутат Думы ГО Ревда:

— Оставив за кадром этическую сторону этого случая — это поле действия закона «О защите прав потребителей», который запрещает предпринимателю вводить потребителя в заблуждение и навязывать свои услуги, а также ставить наличие одной услуги в зависимость от другой. Например, вы у нас заказали могилу, а теперь должны и гроб у нас приобрести. Я бы на месте потребителя обратился в Роспотребнадзор, который априори стоит на защите наших прав, и они могли бы принять к предпринимателю какие-то меры, вплоть до административной ответственности именно за нарушение этих прав.

С точки зрения гражданско-правовых отношений, предпринимателя и его поставщиков информации можно обвинить в недобросовестности, неэтичности, но состава правонарушения, преступления здесь нет. Конструкция статьи 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни» такова, что должно быть лицо, без согласия которого распространены какие-то сведения. Но в данном случае, лица уже нет. Если родственники считают, что действиями похоронного бюро, «черных» похоронщиков, как иначе их назвать, им нанесен моральный ущерб, причинены нравственные страдания, могут обратиться в суд. И нужно, наверно, обращаться в таких случаях, ведь как еще ставить зарвавшихся «бизнесменов» на место?

Во время подготовки материала мы не смогли получить комментарии от предпринимателя Нестеровой (попросту не нашли ее). Но мы готовы озвучить ее позицию.

Новости редакции / Блоги

Популярное