2012-08-08, 14:49 Новости Валентина Пермякова 35 47

Антон Мишарин обследуется в Израиле. На лечение может потребоваться 200 тыс. долларов

— Антона сняли с самолета с дикими болями. Израильские врачи были в ужасе, когда увидели, в каком он состоянии, и узнали, что в России он терпел эти мучения несколько недель, — рассказывает Елена Комарова, тетя 16-летнего ревдинца Антона Мишарина, страдающего тяжелой формой рака тазовой кости. В среду, 1 августа, Антон вместе с родителями улетел в клинику им. Хаима Шиба (Тель-Авив, Израиль).

Ближневосточные медики берутся спасти мальчику жизнь. Они уже озвучили примерную стоимость лечения — 200 тысяч долларов (примерно 6 млн рублей).

Родители Антона Мишарина обратились за помощью к ревдинцам в начале июля. Уральские врачи поставили Антону диагноз «злокачественная гистиоцитома подвздошной кости», а столичные, куда родители возили сына в надежде на помощь, оставили диагноз под вопросом. Антону была показана очная консультация за рубежом. После скрупулезного сбора информации Олег и Анжела остановились на клинике им. Хаима Шиба в Тель-Авиве, специализирующейся на онкологии. Приглашение из клиники было получено, выставлен счет на обследование — порядка 1,5 млн рублей.

В конце июля со слов Анжелы Мишариной мы сообщили о том, что Антон полетит на лечение не в израильскую больницу, а в немецкую онкологическую клинику — в Кельн. Но уже после публикации Германия сообщила, что отказывается принять мальчика.

— Они не объяснили причину, но мы думаем, что побоялись брать на себя ответственность: из-за очень тяжелого состояния Антона, — говорит подруга семьи Елена Зубова.

Получив отказ из Германии, родители сразу же уведомили согласившихся взяться за лечение Антона израильтян о своей готовности привезти мальчика. Купили билеты. 1 августа Анжела, Олег и Антон уже были на Святой земле. В воскресенье подросток начал проходить обследование.

Перед вылетом за границу Мишарины продали машину и гараж, собрали, сколько могли, но этого было мало. Кроме того, у супругов, кроме сына, есть еще полуторагодовалая дочь. Анжела официально находится в декрете, получает 7 тыс. рублей. Зарплата Олега, работающего мастером на одном из небольших предприятий при заводе НСММЗ, — 15 тысяч рублей. 10 тысяч перечисляют Антону по инвалидности. Других источников дохода у семьи нет.
Ревдинцы с жаром откликнулись на просьбу Мишариных о помощи. За месяц на счета в Сбербанке и Интернет-кошельках были перечислены более 300 тысяч рублей. Олегу помогли на работе. Люди постоянно звонили родителям с советами и словами сочувствия.

Подруга семьи Елена Зубова рассказывает, что перед отлетом с Антоном четыре часа работал анестезиолог из екатеринбургского онкоцентра. В последние недели мальчик чувствовал себя очень плохо: разрушенная кость таза не позволяла ему сидеть и даже лежать на спине. Он все время лежал в кровати на животе, ничего не ел и плакал от страшной боли. Ему уже не помогали традиционные обезболивающие средства. Когда местные врачи начали колоть ему лидокаин, Антон перестал чувствовать ноги.

Анестезиолог из Екатеринбурга поставил мальчику катетер в позвоночник, по которому в кровь постоянно поступало сильное обезболивающее. В аэропорт Антона везли на машине МЧС, а в самолете для него выкупили три места (каждое стоимостью 28 тысяч рублей), чтобы он мог лететь лежа.

— Врачи «скорой», увидев его, сразу сказали: никакого отеля! — рассказывает Елена Комарова, сестра Анжелы Мишариной. Олег и Анжела регулярно звонят домой, сообщают последние новости. — В отеле больные живут после химиотерапии, когда не нуждаются в постоянной медпомощи. А Антон постоянно лежит под капельницей. Врачи сказали, что пока не приведут его в чувство, никакие обследования делать не будут.

Нам удалось связаться по телефону с родителями Антона. Они рассказали, что по прилету сына сразу поместили в палату интенсивной терапии (сутки нахождения в ней стоят 1600 долларов, в стоимость также входит обезболивание и питание для мальчика). Им не разрешили покидать больницу: они спят в одной палате с Антоном на маленьком диванчике («Сказали, что мы должны быть при ребенке», — говорит отец).

Первые дни Антону только кололи сильнейшее обезболивающее (узнав, что ставили наши врачи, израильские медики сказали, что это сравнимо с введением в вену обычной воды).

— Он сейчас только спит, — рассказала Анжела. — Отсыпается за все те страшные недели дома. Стал есть. Может сам перевернуться на спину (это необходимо для проведения некоторых анализов) и полежать так несколько секунд. Когда переворачивается обратно на живот, нажимает специальную кнопку (там все автоматизировано) и сам себя обезболивает.

В воскресенье (в Израиле рабочая неделя начинается именно в воскресенье) Антон начал проходить обследование. Среди прочего, ему сделали компьютерную томографию, провели изотопное исследование кости, УЗИ сердца. В конце недели состоится консилиум, будет выставлен диагноз и избрана тактика лечения.
По словам Олега Мишарина, в клинике у них появилась твердая надежда на удачный исход лечения. Да, оно будет долгим и трудным — не меньше полугода. Да, оно очень дорого: около 200 тысяч долларов. Но там ревдинцы уже познакомились с россиянами, которые лечатся в «Шибе» (так между собой русскоговорящие называют клинику) много месяцев. Им подсказали, в какие благотворительные фонды (в том числе, иностранные) лучше обратиться, помогли составить письма, заполнить документы; некоторые фонды уже гарантировали помощь. В России же с этим было очень туго, хотя Анжела целые дни проводила на встречах с представителями наших фондов в Екатеринбурге.

По словам Олега, они вынуждены вновь обратиться за помощью к ревдинцам, по одной причине: фонды выделяют средства не сразу, на это нужно время. К тому же, они перечисляют деньги только на лечение. А перелеты, проживание мамы в отеле (Анжела останется вместе с Антоном, сам Олег собирается через некоторое время вернуться в Ревду) и питание требуют дополнительных — и немаленьких — затрат.

— Мы благодарны всем, кто нам помогал и помогает, — говорит Олег Мишарин. — И мы верим, что у нашего сына все будет хорошо. Тут люди борются, и у них получается. Приезжают из глухих деревень, и благодаря фондам собирают до полумиллиона долларов. И самое главное — результат лечения у них есть. Я понял, что важно вырваться из России. Потому что здесь человек получает шанс на жизнь.

Мы обращаемся к руководству УГМК, к руководителям ОАО «СУМЗ». Пожалуйста, не останьтесь в стороне он беды нашей семьи. Мы знаем, что больных людей много, что к вам постоянно обращаются за помощью. Но мы верим в ваше сострадание и в ваши возможности. Антону сейчас очень тяжело. Пожалуйста, помогите ему, дайте ему шанс на здоровье и жизнь.
Родные Антона Мишарина

Как помочь Антону

1. Через банк:

Банковские реквизиты:

Уральского банка Сбербанка России

ИНН/КПП 7707083893/667102008

БИК банка: 046577674

к/с 30101810500000000674 в ГРКЦ ГУ Банка России по Свердловской области г.Екатеринбург

ОКВЭД 65.12

ОКПО 09254104

Расчетный счет: 47422810716429940001

НА КАРТУ: ANZHELLA MISHARINA

1779/0079

На имя мамы Антона Мишариной Анжеллы Викторовны

(номер карты) № 4276 1600 1477 9798

(номер счета) № 40817810016428507854

На квитанции следует писать: «Благотворительная помощь для Мишарина Антона».

НДС не облагается.

2. Через Интернет:

WebMoney R310213706293, Qiwi-Кошелек 9222163925, Яндекс-деньги 410011482346746

3. В городе:

Ящики для сбора средств на лечение Антона Мишарина установлены в фойе КДЦ «Победа», в храме во имя Архистратига Михаила, а также в магазинах «Уют», «Вербена» (на ул. Мира, на ул. Павла Зыкина), «Серебряное копытце» (продуктовый отдел), «Детская книга» (ул. Цветников), «Мир сладостей» (ТЦ «Монета и Ко» на ул. Карла Либкнехта).

По всем вопросам, пока родители Антона находятся в Израиле, вы можете обратиться к двоюродной сестре Анжелы Мишариной, Елене Владимировне Комаровой (тел. (963)272-19-66).

Новости редакции / Блоги

Популярное