2012-08-23, 11:27 Новости Ирина Капсалыкова 9 51

Ельчёвка осталась без хлеба

Жители возмущаются, хлебокомбинат считает убытки, а власть не видит ничего страшного

На поселок Ельчевка перестала приезжать автолавка Ревдинского хлебокомбината, где ранее люди могли купить продукты первой необходимости — хлеб, молоко, макароны. Возмущенные жители сообщили о своей проблеме в редакцию «Городских вестей».

— У нас на Ельчёвке два депутата — Мячин и Фейгельман, мы их не видим, — говорит старшая по поселку Лариса Романчук. — А был у нас Сергей Иванович Логиновских, он и свет нам сделал, добился, чтобы нам хлеб возили. Даже дорогу нам отсыпали, он помог, но ее уже тяжелые машины разбили. Как ушел, тут же обрезали автолавку! А эти депутаты даже не приехали, мол, пишите заявление, мы разберемся!

В двух частях Ельчёвки (их называют поселками) нет ни магазина, ни даже ларька, а домов здесь более полутора сотен. Ходить в магазины на улицы Строителей и Нахимова пожилым людям очень трудно — «далеко, около получаса ходьбы, да и через речку не перейти-не перепрыгнуть».
Поэтому дважды в неделю, по вторникам и пятницам, к десяти утра на улицу Старых Большевиков приезжала автолавка со свежевыпеченными хлебом и булочками, с молоком и сметаной, пряниками и макаронами.
— Минут сорок она у нас стоит, за это время товар разбирают, последним, бывает, булочек и молочного может не хватить, — наперебой утверждают женщины. — В городе на каждом шагу магазин, и туда еще хлебозавод возит автолавки. И не один раз! К нам один раз приезжает, люди ходят из двух поселков. И говорят, что не выгодно. Как не выгодно, когда машина уезжает почти пустая!
На прошлой неделе во вторник, по словам Ларисы Романчук, автолавка не пришла. Люди позвонили на хлебокомбинат, и их огорошили: «Машина к вам больше ходить не будет».
— Мы так и сели здесь, — рассказывает Лариса Михайловна. — Пошла на прием к Шалагину, меня, конечно, не пустили, но я его поймала, письмо отдала, он пообещал разобраться. Была в ихней конторе, в «Единой России»…
Наконец, Людмиле Романчук знакомый депутат Андрей Мокрецов, к которому она тоже обращалась за помощью, сообщил, что автолавка все-таки будет ездить в Ельчёвку. Но — только до 30 сентября.
— А потом все снегом завалит, как бабушки пойдут через железную дорогу?! — возмущенно спрашивает она. — Как людям ходить через «железку», мост обещали сделать, но моста нет. Зимой не пройти. Сами чистим дороги. Старухи всю жизнь проработали на СУМЗе, заводе ОЦМ или железной дороге. Молодые были, хорошо, работайте, а как старые — нате вам дулю с маком вместо хлеба!

Хлебокомбинат готов возить хлеб в магазин на Лермонтова

Директор Ревдинского хлебокомбината Николай Николаев написал в администрацию, что прекращает рейсы в Ельчёвку «в связи с экономической нецелесообразностью», сообщил, что выручка за день там составляет 500-700 рублей. Если учесть 10-процентную наценку, то это всего 50-70 рублей прибыли, а из этих денег надо платить зарплату водителю, продавцу, обслуживать машину. Убытки покрывались за счет рентабельных точек в Ревде.
— На улице Лермонтова есть магазин, депутаты обещали договориться с предпринимателем, а мы готовы возить туда свежий хлеб, лишь бы вовремя платили, — сообщил «Городским вестям» Николай Георгиевич. — Кстати, мы единственные в области повысили цены всего на 5%, остальные увеличили цены на 10-30%. Мукомолы нас предупредили, что мука с сентября будет стоить 14 рублей, а была 8.70. Мы убрали две самые нерентабельные автолавки из центра города, а на Ельчевку весь сентябрь будет ходить автолавка.
Официальных комментариев от местных властей нам получить пока не удалось, однако неофициально источник в городской администрации нам сказал, что «необходимости в автолавке в Ельчевке нет, там есть магазины в шаговой доступности — на Лермонтова, на Строителей и на Нахимова, хлебокомбинат идет навстречу, никакой ЧС нет, а если бабушки не могут ходить, то, простите, есть дети, внуки, социальные работники. Весной из-за форс-мажорной ситуации с закрытием магазина в Краснояре и организацией там выездной торговли около двух месяцев в поселок Ельчевка автолавка не ходила, и никто не пожаловался».

На такси в булочную


Нина Федоровна Фролова, участница войны, несовершеннолетняя узница фашистских концлагерей:
— Было такси 60 рублей, было 80, а сейчас 110 рублей! Вот и пожалуйста, во что мне обойдется булка хлеба, идти-то я не могу! Туда — 110, обратно — 110, да булка хлеба! Вот те и пожалуйста, живи, бабка, и радовайся. А рабочего стажа 43 года я на СУМЗе отмантулила!

Новости редакции / Блоги

Популярное