2013-02-07, 16:18 Новости Нона Лобанова 18 43

Как Антон остался без крова (фото)

25-летнему жителю сгоревшего барака Антону идти теперь некуда, и нет надежды, как у соседей по бараку, получить новое жилье.
25-летнему жителю сгоревшего барака Антону идти теперь некуда, и нет надежды, как у соседей по бараку, получить новое жилье.

26 января вечером сгорел ветхий барак в совхозе на Восточной, 7а, который давно подлежал расселению и сносу. В принципе, большая часть квартир здесь либо стояли запертыми либо сдавались внаем. Но постоянные жильцы все-таки были, в том числе семья с маленькими детьми. И теперь в обгорелых стенах барака остался один жилец.

Сообщение о пожаре в многоквартирном доме на Восточной, 7а в пожарную часть поступило в 21.47. В 21.57 на место прибыли две автоцистерны 65-й пожарной части. К этому времени жильцы успели эвакуироваться и начали тушить огонь подручными средствами, все деревянное строение уже было охвачено огнем.

В два ствола с подачей воды 3,5 литра в секунду каждый за два часа пожар был ликвидирован (время ликвидации — 23.55). Одна из квартир полностью выгорела, прогорела крыша здания, повреждены перекрытия, стены, межкомнатные перегородки. Площадь пожара составила 50 квадратных метров.

— Причина пожара пока не установлена, — сообщил начальник отделения дознания отдела надзорной деятельности по ГО Ревда, ГО Дегтярск Владимир Моденко. — Место происшествия осматривал эксперт из испытательной пожарной лаборатории (Екатеринбург), официальное заключение будет после экспертизы. Но, скорее всего, тут неосторожное обращение с огнем. В квартире №3, где находился очаг пожара, часто собирались молодежные компании — квартира пустовала, дочь хозяйки пользовалась этим, приводя гостей. Электричество там отключено, так что свечки жгли. В этот вечер тоже были гости, даже, как говорят соседи, фейерверк пускали. Гореть начало изнутри квартиры.

— Сперва на секунды вырубился свет, потом включился, а минут через десять опять погас, — рассказывает Наталья, жительница квартиры №5, через стенку от третьей квартиры. — Мы сперва подумали, что рубильник вырубило от перепада напряжения, у нас такое часто бывало. Но тут сразу дымом потянуло. Я вышла на улицу, смотрю — у соседей горит. Ну, скорей одевать сына (ему четыре года, старший сын, ему семь, на тренировке был), шапочку не нашли в темноте, только курточку одели. Я — в шортах, валенках и куртке, муж тоже что нашел накинул… Пожарные так долго ехали или это только мне так показалось…

— В считанные минуты разгорелось, дерево ведь, все старое, — подхватывает Петр, супруг Натальи. — А у нас труба газовая прямо рядом с домом проходит, хотя газа в доме нет, подвели, да так и не подключили. Лопатами снегом закидывали, и в окошко, и на трубу. Ладно, не рвануло.

Теперь семья перебралась к родителям. В их квартире обуглились потолок и стена, а то, до чего не успел добраться огонь, закоптилось и испорчено водой из брандспойтов.

— Пожнадзор обещал выдать заключение дней через 10, получим справку и будем думать, что делать дальше, — говорят супруги. — Так-то нам каждый год обещали, что переселят. Барак-то древний. Туалет на улице, вода — из колонки. Удобства — отопление да электричество. Вся постройка уже рассыпалась, чинить бесполезно было. Даже на обслуживание нас никто не брал. Огонь только докончил дело времени. Постоянно-то здесь только мы жили, да еще Антон. Остальные квартиры либо пустовали, либо временные жильцы, если хозяева найдут желающих, кому уж совсем край. Но — все же жить можно было. Хоть какое-то жилье.

pozhar

25-летнему Антону, жившему в квартире №4, идти некуда.

— Родственникам на меня наплевать, пьют они, — говорит молодой человек. — Я никому не нужен.

И надежды получить новое жилье у него нет. В этой квартире, где прожил около трех лет, он никто.

—У меня была квартира на Интернационалистов. Он выписал меня оттуда, привез сюда, сказал — вот, живи, — рассказывает Антон. — Я здесь не прописан, хотя он обещал прописать. Кто хозяин, я не знаю. Квитанции приходят то на одно имя, то на другое.

На вопрос, «кто он», молодой человек отвечает, отводя глаза:

— Ну, есть там один, — парень явно боится.

Соседи, принимающие в жизни юноши живейшее участие, уверены, что Антон, в силу своей доверчивости и безответности, стал жертвой «крутых». Не секрет, что большинство бомжей в России лишились своего жилья именно так — обманом либо силой. Кто-то воспользовался их жизненной ситуацией, состоянием здоровья, пороками, элементарной юридической безграмотностью — и бессовестно захватил их квадратные метры.

— Он хороший парень, не пьет, не наркоманит, не ворует, — уверяют соседи. — Перебивается случайными заработками — тому огород покопает, тому сено перекидать поможет, ну, мы подкармливаем. На работу устроиться такому трудно. Безответный он какой-то, несчастный. Всюду его бьют, обижают.

pozhar_1

Так как комната, которую занимал Антон, сильно пострадала от огня и жить в ней нельзя, Наталья и Петр пустили его пока к себе  — тоже пепелище, но все-таки получше, и уж тем более не на улице. Электричество в сгоревшем бараке, естественно, отключили сразу, а вскоре в доме отключат и отопление…

Новости редакции / Блоги

Популярное