2013-05-09, 10:42 Новости Нона Лобанова 16 128

Неизвестный мошенник взял кредит под имущество ревдинской шоколадной фабрики

Несколько лет назад некто Кравцов, житель Екатеринбурга, обратился в один из екатеринбургских банков за ссудой. В качестве залога заявитель предоставил договор купли-продажи оборудования ревдинской шоколадной фабрики, согласно которому он, Кравцов, является собственником этого имущества, приобретя его у некоего Немиллера. Сотрудники банка выехали с заемщиком на место нахождения собственности, имущество было оценено в 28 миллионов рублей, залоговая стоимость составила 14 миллионов. Кравцову предоставили требуемую ссуду.

Так как платежей от заемщика не поступало, в 2012 году банк обратился в арбитражный суд с иском об обращении взыскания на залоговое имущество. Арбитражный суд удовлетворил требование банка, и в один прекрасный день на шоколадную фабрику нагрянули судебные приставы и арестовали оборудование — к великому недоумению и ужасу двух его собственников, ООО и ИП.

Напрасно хозяева фабрики пытались доказать в суде, что они владеют «шоколадкой» уже давно, владели ею и тогда, когда Кравцов (которого они и знать не знают) взял ссуду, что договор купли-продажи для залога явно фиктивный, что они никогда даже не думали продавать оборудование фабрики…

Это, собственно, не интересовало суд, как ранее банк — имеется договор купли-продажи, на основании которого залоговое имущество принадлежало Кравцову, и точка. В итоге настоящим собственникам пришлось обратиться в полицию.

11 апреля следственным отделом ММО МВД России «Ревдинский» было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 159, ч.4, УК РФ «Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, в особо крупном размере».

— В данном случае было приобретено путем обмана право на чужое имущество, — пояснил следователь Юрий Никитюк. — Нам предстоит доказать, что договор фиктивный, для этого придется провести почерковедческую экспертизу. Проблема в том, что продавец имущества, согласно этому договору, Немиллер, в настоящее время живет в Германии, и вызвать его сюда у нас нет никакой возможности. Есть, правда, его объяснение, что он к этому имуществу никакого отношения не имеет. Но этого, конечно, мало. Может, он в тот момент работал на шоколадной фабрике, знаком ли с Кравцовым, если знаком, то при каких обстоятельствах произошло это знакомство — все это нужно выяснить у него. Придется связываться с ним через Интерпол. Придется искать образец его подписи того периода, потому что сейчас, раз он живет в другой стране, подпись у него, естественно, другая. Придется изымать полностью кредитное дело. Кто такой Кравцов, нам известно, но мы пока не можем его найти — он менял паспорт и сейчас неизвестно где обретается. В общем, работы будет очень много, дело темное.

По словам Юрия Никитюка, точная сумма ссуды, взятой Кравцовым под залог оборудования «шоколадки», неизвестна, потому что он оставил в залог и другое имущество. Собственники в настоящее время готовят документы о понесенном ими ущербе. Кстати, единственное, что они «вспомнили» в отношении новоявленного собственника-самозванца  то, что «приезжал как-то какой-то якобы посмотреть оборудование».

— Будем просить, чтобы судебные приставы пока не продавали оспариваемое имущество, — говорит следователь. — Уголовное дело возбуждено по факту, конкретного лица пока нет. Если удастся доказать, что имущество не продавалось, то арест будет снят и к ответственности будет привлечено само лицо, то есть Кравцов. Пока Кравцов. И потерпевшим уже окажется банк.

Новости редакции

Популярное