2013-07-10, 17:19 Один из нас Администрация сайта 13 180

Старая гвардия рок-музыкантов Ревды: восемь вопросов Вячеславу Макушеву

Руководителю студии звука «Серпантин» гимназии №25

Расспрашивала Анастасия Гущина, молодежная редакция «Городских вестей»

Вячеслав Макушев — яркий представитель когорты рок-музыкантов, зародившейся еще в 70-х годах прошлого века. В компании с ним — Олег Маньков, Виктор Левин, Станислав Вавилов, Евгений Шашков, Юрий Поносов, Евгений Бобылев, Александр Пигарев и другие. Многие помнят проект «Золотые хиты», собиравший аншлаги во Дворце культуры в начале 2000-х. У его истоков тоже стоял Вячеслав Макушев. Почти тридцать лет он руководит студией звука «Серпантин» в гимназии №25: занимается музыкой с мальчишками и девчонками, учит их играть и петь. Он воспитал уже не одно поколение талантливых ребят-гимназистов, среди которых есть и те, кто выбрал своей профессией музыку.

makushev1

— Вячеслав Николаевич, как Вы начали играть?

— Все началось в 66-м году. Мне было 14 лет, я еще не слышал «Битлз», вообще никого из иностранных музыкантов, потому что в Советском Союзе в то время на это дело было табу. Вдохновила меня простая вещь: у друга был магнитофон, и там я в первый раз услышал песни Высоцкого. В то время было сложно купить гитару, потому что нужно было ехать в Свердловск, а съездить в Свердловск — это была примерно такая же эпопея, как сейчас поездка в Москву: на паровозе — про машины тогда еще и не было разговора. А у тетки моей была гитара, женская, трехчетвертная, вся в инкрустации, такая красивая, семиструнная. Она мне дала эту гитару, сказала: «Отремонтируешь — играй». Взял я эту гитарку и потихонечку, как мог, подремонтировал. А где учиться? Никто не покажет, не расскажет, а в доме у нас жил такой дядя Леня Старостин. Играл на гитаре конкретно переборами: русско-цыганские наигрыши, романсы, ну и такие песни, как сейчас говорят, «полублатные». Показал он мне пару-тройку приемов, как брать аккорды на семиструнной гитаре, и что-то начало получаться.

— У кого Вы учились?

— В основном сам играл, как мог. Крутили приемники, пытались поймать станцию BBC — там в то время звучали «Битлз». Что-то пытались записывать, подбирать. Ну а дальше — самообучение. В то время в каждом дворе был свой гитарист. Например, был Стас Вавилов во дворе Жуковского-Чехова, был Олег Маньков на Жданова (сейчас это Спартака), Андрей Новиков был.

— Какие песни Вы пели?

— Песен было не так и много, дворовые. Потом во дворе ребята постарше показали популярные песни, две-три, ну, например, «По Тундре, по широкой дороге, где мчится поезд Воркута-Москва…» или «Воркута-Ленинград», я уж не помню. Играли на школьных вечерах, а по большому счету, гитару брал в руки практически каждый, если она была.

makushev4

— Как Вы начали работать с детьми?

— Меня призвали в армию в 70-м году, я попал в Германию, геодезистом-топографом. И вот там я в первый раз увидел настоящий самоучитель аккордов, фирменный, напечатанный в книге, как положено — это не те рисуночки, которые мы друг другу передавали, самодельные табулатуры. Я в армии играл в оркестре и параллельно занимался оформительством. Попал в музыкальный клуб, стал петь и играть. Привез оттуда массу песенников в 72-м году. Потом попал в клуб РММЗ. Уже в 75-78 годах стали в журналах появляться слова песен, в «Комсомолке», в «Юности» и так далее. А потом — семья, дети, и я со всем этим делом, вроде как, завязал. Но жить-то как-то надо было, пошел работать в десятую школу. Позвали заведовать музыкальным коллективом.

— Как Вы пришли в гимназию №25?

— Супруга (Светлана Макушева, сегодня — директор гимназии, — ред.) перешла из 21-й школы в 25-ю завучем по воспитательной работе, позвала с собой. Здесь был директором Валентин Георгиевич Новопашин. Купили аппаратуру, гитары «Тоника», усилители «Кумиры» бытовые. Актового зала как такового еще не было. А потом пришло время упадничества, это год 85-й, и я всю свою деятельность решил задвинуть, денег не выделялось, да и негде было инструменты купить. Так лет пять прошло, а потом у меня подрос сын и в восьмом классе сказал: «Папа, я хочу играть». Он играл дома, а тут нашел ребят. Ну, я и возродил все это дело снова, уже на более высоком уровне. Появились две рок-оперы собственного сочинения: «Маленький Принц» и «Cinderella» («Золушка»). Так и появилась студия звука «Серпантин».

makushev5

— Какой аппаратурой Вы тогда располагали?

— Мы одни из первых в Ревде купили «Ямаху». А потом наступил кризис, школу поставили на капитальный ремонт. И я решил сделать актовый зал, сам кастрюли для фонариков гнул из кровельного железа. Первый мэр Ревды, Усачев, помог: выделил аж пять с половиной тысяч. И мы на эти деньги купили американские цветные шланги — светомузыку, тогда в Ревде еще ни у кого такого не было, еще микшерский пульт и «Шур», проводной, правда, но американский, настоящий микрофон. В 90-е годы пошла волна фонограмм, вся Россия подсела на фонограммы. ДК первые купили восьмиканальную портастудию «Ямаха», а мы купили такую же, только четырехканальную. И сегодня в музыкальной студии гимназии только три гитары школьные, все остальное — мое личное. Все до сих пор целое и рабочее.

makushev2

— Вы участвовали в ревдинских рок-концертах?

— Как-то у нас с Сергеем Толстиковым появилась мысль собрать стариков-гитаристов и вспомнить молодость. За эту идею ухватился Женя Шашков. Тогда еще был жив Стас Вавилов, и у них была база — Дворец культуры. Так мы и решили в 2002 году сделать концерт «Золотые хиты». Была «Элегия» — это такая дворцовская команда, руководителем их был Юрий Поносов после Александра Профатилова, и была команда «Симпатия» — это Володя Ляпустин. И вот на «Золотых хитах» они объединились и выступали вместе. Еще наша команда была — «Старые друзья». Вокалистом у нас был Володя Шаухин. Еще команда «Эльдорадо» — Ударцева и Толстикова, команда из Первоуральска приезжала. Ну и, конечно, играла команда Шашкова — «Монитор».

— Как Вы относитесь к современной молодежной музыке и культуре вообще?

— Музыка на месте не стоит, она трансформируется из одного стиля в другой. Ну вот, яркий пример — рэп. Вроде новое направление, а вы посмотрите: еще в 50-х годах блюзмены, когда исполняли блюз, могли просто разговаривать под музыку. Молодые музыканты играют очень прилично — аппаратура позволяет — только за душу не берут. Но в принципе к молодежной культуре я отношусь очень лояльно, потому что все имеет право на свою жизнь: каждый стиль, каждый поэт, каждый музыкант, каждый художник. Другое дело — принимает его общество или нет.

makushev3

Новости редакции / Блоги

Популярное