2013-12-27, 11:08 Происшествия Нона Лобанова 8 1 884

В Ревде осужден 20-летний парень, насмерть забивший деда: требовал, чтобы тот переписал на него квартиру

pohoroni
Анатолий Аникин в прежние времена возглавлял пожарную охрану Ревды и проводить его пришли коллеги. Когда катафалк проезжал мимо пожарной части, там завыла сирена — пожарные воздали последнюю почесть старшему товарищу… Антон на похороны дедушки не пришел.
Фото// архив revda-info.ru

17 декабря Ревдинский городской суд признал 20-летнего Антона Аникина виновным в причинении телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть, своему собственному 78-летнему деду. За избиение старика до смерти молодому человеку назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы. После оглашения приговора на него надели наручники. Антон, похоже, не удивился такому итогу рассмотрения уголовного дела, хотя и старался оправдаться. Вообще в течение всего процесса он выглядел подавленным.

К версии защиты о том, что А.П.Аникин мог получить переломы ребер при падении с высоты собственного роста, а именно при падении с лестницы, суд относится критически, поскольку, согласно показаний эксперта в судебном заседании, это маловероятно, учитывая, что ребра сломаны с обеих сторон.

Анатолий Парфенович Аникин скончался от многочисленных травм 26 августа в 23.40 в Ревдинской городской больнице, куда его госпитализировали экстренно 24 августа. По заключению судмедэксперта, травмы были получены стариком не менее, чем за шесть-девять дней до смерти. По утверждению соседей (Аникины прожили в этом доме много лет, душа в душу с другими жильцами), в течение последних двух недель заслуженный ветеран пожарной охраны не выходил из дома, потом выяснилось — он все это время лежал.

А его супруга, 74-летняя Раиса Дмитриевна, скрывала истинное состояние мужа даже от самых близких своих подруг-соседок и не вызывала врача, надеясь, что все обойдется — ведь, выйди правда наружу, начали бы искать виновника… «Скорую», кстати, вызвали соседи, когда Анатолий Парфенович не появился на похоронах одного из жителей, своего близкого приятеля.

Бабушкино чадо

Между тем у самой Раисы Дмитриевны, по свидетельству немногих видевших ее в эти дни людей, лицо было в синяках, и соседи не сомневались в их происхождении. Через два дня после супруга пожилая женщина тоже оказалась в реанимации, в состоянии комы. В начале октября ее выписали, но она уже никого не узнавала, не разговаривала и 10 октября умерла дома, так и не придя в сознание. Кровоизлияние в мозг — определила судмедэкспертиза. Несомненно, сказались переживания. Так что и в этой смерти есть вина внука. Во всяком случае — косвенная.

«Пусть Антон убьет меня, но я не крикну!», — говорила Раиса Дмитриевна Аникина своей подруге.

Антона вырастили дедушка с бабушкой, родители его отца. Оба не чаяли души во внуке, особенно бабушка, посвятившая ему всю себя. Именно она, кстати, записала мальчика в секцию самбо, чтобы он мог постоять за себя, когда вырастет. Кто бы знал тогда, что обожаемый внук начнет так использовать полученные навыки борьбы…

Причиной разлада в семье после возвращения Антона из армии (где улыбчивого вежливого паренька, по ряду свидетельств, будто подменили) стала принадлежавшая деду трехкомнатная квартира. Мать и сестра Антона жили отдельно, отец, проживавший вместе с родителями и сыном, умер год назад. Антон хотел быть единственным наследником дедушкиной квартиры. Но в последнее время у него появились основания опасаться, что он может остаться ни с чем. По словам Антона, дед постоянно бродил по помойкам, допивая остатки из бутылок, а бабушка тратила все деньги на дистанционные покупки, участвовала в каких-то лотереях, превратившись в настоящую игроманку. Такие люди — легкая добыча для мошенников. Старики, случается, «отписывают» им все свое имущество.

Поэтому внучок начал «давить» на дедушку с бабушкой. Все сильнее и сильнее. И однажды перешел от слов к физическому воздействию.

Разговор на нетрезвую голову

Согласно заключения судмедэксперта, смерть Анатолия Аникина наступила вследствие  «сочетанной механической травмы головы, туловища и конечностей в виде многочисленных кровоизлияний, переломов ребер, множественных кровоподтеков, осложнившейся жировой эмболией легких с последующим развитием двусторонней бронхопневмонии». Данные телесные повреждения «предположительной давностью 6-9 дней на момент смерти, возможно, образовались одномоментно или в быстрой последовательности друг за другом в результате неоднократных (не менее 13-ти) травмирующих воздействий удара (ударов) тупого твердого предмета». Опасения Раисы Дмитриевны сбылись: подозрение сразу пало на внука потерпевшего. Антон Аникин признался, что несколько дней назад избил деда.

По его показаниям, данным в ходе предварительного следствия, около семи утра 16 августа он пришел домой (всю ночь пил пиво в кафе на Водной станции). Бабушка уже встала, дед спал в своей комнате. На столе Антону попался на глаза конверт с московским адресом. Такие письма с рекламой приходили бабушке регулярно, она регулярно заказывала какие-то, совершенно ненужные, на взгляд Антона, товары по почте. Антон, в который уже раз, попытался доказать Раисе Дмитриевне, что ее обманывают, «разводят». Бабушка, как обычно, оправдывалась, мол, никуда никаких денег не посылает. Бабушкина беспомощная ложь разозлила подвыпившего молодого человека, он схватил стул и стал колотить им по шкафу. Потом, вняв уговорам, оставил шкаф в покое, и они с бабушкой «начали разговаривать спокойно» — пока не коснулись темы, особенно волновавшей Антона: о переоформлении на него квартиры. Бабушка по своему обыкновению попыталась уйти от разговора, но молодой человек, настроенный особенно решительно, разбудил деда. Тот сделал вид, что не понимает, о чем идет речь. Это была его обычная тактика, когда речь касалась квартиры. Предполагаемый наследник взбесился…

На бабушку упала антресоль

Когда дед затих на полу, Антон, по его словам, толкнул, уже в зале, кинувшуюся к нему бабушку руками в плечи, она налетела на шкаф, так, что на нее повалилась антресоль.

Антону удалось удержать падающую антресоль, но один край все равно упал на бабушку — или на голову, или на плечо. Затем он пошел в свою комнату, где лег спать и проспал весь день. Вечером заходил к деду: старик лежал на полу возле своей кровати, на левом боку, на покрывале, под головой подушка.

«Я попытался его повернуть, но дед застонал и сказал, что ему больно. Я переложил его на кровать. Около недели мы с бабушкой ставили ему какие-то уколы. Пару раз он падал в этот период с кровати, и его приходилось поднимать», — пояснял обвиняемый следователю.

В качестве подследственного Антон Аникин, оставленный на подписке о невыезде, вел себя примерно, ко времени являлся на допросы, отвечал подробно и выражал раскаяние: понимает, что виноват в смерти деда, но убивать его не хотел.

Он сам…

Однако в зале суда Антон Аникин признал свою вину лишь частично, и его показания существенно отличались от того, что он говорил на предварительном следствии. Якобы 7 или 8 августа утром пришел домой выпивший, бабушка ему сказала, что накануне деда, опять пьяного, привел неизвестный мужчина. Антон начал «воспитывать» деда, мол, позорит семью, завел речь о квартире, но дед никак не реагировал. Внук сорвался, надавал деду пощечин и два раза ударил руками в бок. Позже у деда видел несколько синяков. 16 августа ситуация повторилась, и опять разговор кончился пощечинами и пинком.

По версии защиты, потерпевший мог получить телесные повреждения, например, упав с лестницы, так как он злоупотреблял спиртным и часто себя не помнил. Бывало, его находили спящим на лавочке или на ступеньках в подъезде.

Суд, в свою очередь, отнесся к показаниям Аникина критически, поскольку они противоречили показаниям свидетелей по делу и другим доказательствам, собранным следствием. По мнению суда, Аникин рассчитывал таким образом избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, но вина его полностью доказана.

Приговор суда

Аникин Антон совершил особо тяжкое преступление против личности, ранее судим (в октябре 2012 года за грабеж, приговор — 200 часов обязательных работ), не работает. С другой стороны — не привлекался к административной ответственности, положительно характеризуется по месту жительства и месту службы, потерпевшая не настаивает на строгом наказании.

В качестве отягчающего вину обстоятельства суд учитывает наличие в действиях Аникина рецидива преступлениях. Как смягчающие наказание обстоятельства — явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, раскаяние в содеянном.

Вывод суда: исправление подсудимого возможно только в условиях длительной изоляции от общества, с целью предупреждения совершения им нового преступления.

Комментарий адвоката

Анна Канова, защитник осужденного:

— Мы будем обжаловать вердикт суда, так как считаем, что тяжесть телесных повреждений, причиненных моим подзащитным потерпевшему, переоценена судом. По мнению судмедэксперта (почему-то не отраженному в приговоре суда), тяжесть телесных повреждений оценивалась по совокупности, а в отдельности каждое из них не является тяжким. Потерпевший умер от заболевания — жировой эмболии, развившаяся в бронхопневмонию.

Не снимая полностью вину со своего подзащитного, я хочу все же отметить, что немаловажную, если не главную роль в развитии конфликта в семье Аникиных, закончившегося столь трагически, сыграла игромания бабушки. Есть свидетельства, что последние три года она стала настоящей игроманкой, просаживая на покупки через почту всю пенсию. Знаете, такие письма приходят: «Вы стали обладателем миллиона рублей», при условии, если закажете такую-то продукцию. Масса людей, особенно пожилых, подвержены в наше время этой болезни и становятся жертвами мошенников. Это именно мошенничество.

Новости редакции / Блоги

Популярное