2014-01-28, 21:08 Наши акции Валентина Пермякова 2 657

Наши коллекции: Николай Жовтюк за тридцать лет собрал 250 значков с барельефом Ленина

zhovtuk
Ване, внуку Николая Жовтюка, семь лет. У него уже есть несколько значков с Лениным, дед подарил. Он обожает разглядывать коллекцию, хотя кто такой Ленин, сказать сразу затрудняется. И только подумав, выдает: «Наверное, он герой».
Фото © Владимир Коцюба-Белых, revda-info.ru

— Ну, мы все были ярые комсомольцы, потом коммунисты. Все такие значки носили. Так что даже не знаю, с какого все началось… — крепкими руками Николай Жовтюк перебирает небольшие алюминиевые «пуговки», прицепленные к потертым вымпелам, некогда полученным за победу в соцсоревнованиях. Эту коллекцию он собирал с юности — и сегодня она закончена. Новые экземпляры взять просто негде: в стране нет завода, который бы штамповал значки с портретами Ленина.

В коллекции Жовтюка — 250 алюминиевых, пластмассовых, стеклянных экземпляров. Каждый — любопытен, за каждым — история. Вот — серия значков, которые выдавали в советское время школьникам: с первого по десятый класс. Вот — алые звездочки с кудрявым Володей, знакомые каждому советскому школьнику. Вот — значки, выпущенные к 25-му, 26-му, 27-му съездам компартии. Вот — привезенные из Кустаная, Риги, Житомира. А вот — с надписями на английском и французском: «Ленин, Lenin, Lennine» — на всех языках звучит одинаково.

Самому Николаю Григорьевичу с иностранцами общаться не доводилось. И за границей он был всего раз в жизни — и то так, в союзной республике, в Азербайджане. Но, говорит, эти значки были символом того, что «все мы едины, все мы за одно дело».

«Продавать свою коллекцию я бы не стал, это же внукам на память. Конечно, многое было плохого в то время. Но много было и хорошего. Чтобы получить, например, октябрятский значок, надо было столько всего хорошего сделать!»

Портреты Ленина набиты на металле, выдавлены на бумаге и стекле. Значки хорошо сохранились, на «изнанке» — стоимость: «ц.15 к.», «ц.38 к.», «ц.26 к.». Когда берешь в руки — кажется, они все еще передают тепло сердец в груди людей, которые их когда-то носили.

— Сейчас уже и не вспомню, откуда каждый из них, — говорит Николай Григорьевич. — Сам покупал. Дарили много. Или вот едет кто куда, я прошу: «Ну-ка, посмотри там, в киосках»…

Современные дети, рассказывает Жовтюк, не понимают, как можно было носить Ленина на груди. Внуки спрашивают: «О-о-о, чё, носили такие, что ли?» Николай Григорьевич только смеется в ответ: «Кто носил, кто просто собирал». И обязательно показывает простой скромный серенький значок, свой, личный, алюминиевый: бывало, наденешь такой и пойдешь на партсобрание. И все, сопричастен.

Он работал мастером в электроцехе, потом ушел в сталевары вырабатывать вредный стаж. Много лет занимался общественной работой: сначала в комитете комсомола, потом в профкоме, заведовал спортом. Дважды встречался с первым секретарем партии в Свердловске Ельциным — когда ездил к нему, тоже цеплял к лацкану пиджака значок с Лениным. О том времени говорит сдержанно: было много и плохого, и хорошего. А главное — все были за одно.

Именно поэтому Николай Жовтюк не одобряет разговоры о сносе памятников Ленину, о переименовании улиц. Говорит, мол, правильно сказал один из депутатов: пусть стоят все эти памятники, со временем все равно это все уйдет. И поколение уйдет тоже.

— Вот похоронить тело Ленина, наверное, надо, потому что на Мавзолей тратят много денег. А все остальное… Не надо трогать, — убежден наш герой.

А еще ему очень не нравится тенденция обожествления нынешнего лидера России. Он против портрета Путина на часах и кружках, на стенах в школах и вузах.

— Для нас Ленин тогда уже был историей. А он-то живы-здоровы. Так зачем на божничку? — искренне недоумевает Николай Григорьевич. — Хотя к современной власти я отношусь положительного. Есть негатив, но направление, считаю, правильное.

Новости редакции / Блоги

Популярное