2014-01-28, 20:46 Новости Мария Семинтинова 3 1 378

Спецрепортаж: Ночной дозор

Корреспонденты «Городских вестей» патрулировали трассу с медициной катастроф в поисках водителей, попавших в беду. При температуре в -30 градусов.

На полпути от Ревды до Екатеринбурга, 332-м км трассы Пермь-Екатеринбург, наверное, только самый невнимательный водитель не заметит двух вертолетов с ярко-красными крышами. Это — МИ-2. Легкие и компактные, они могут садиться на трассу и госпитализировать пострадавших в ДТП. Недалеко от вертолетов стоят два похожих на трейлеры строения. Это — база «Решеты», относящаяся к медицине катастроф. Там водители, спасатели и фельдшеры трассового пункта — первые, кто оказывает помощь пострадавшим в чрезвычайных ситуациях, — ждут вызова. Или готовятся к объезду трассы. С этого года медики дважды за ночь проверяют вверенную им территорию (в нашем случае — 310-352 км дороги Пермь-Екатеринбург), если температура на улице ниже -25 градусов. Они смотрят, не нужна ли кому-нибудь из водителей помощь. Если требуется, то ее оказывают либо на месте, либо в реанимобиле. Работают ребята парами, через сутки. Вот уже пять лет — именно столько времени базируются в 27 километрах от Екатеринбурга «Решеты». Сегодня, 24 января, смена фельдшера Константина Шевченко и водителя-спасателя Евгения Соловьева. Оба — профи. Костя работает с основания пункта, Женя — четыре года. 22:45, они готовятся к первому объезду.

samolet
Вертолеты МИ-2, используемые медициной катастроф, — легкие и компактные. Они могут садиться на трассу и госпитализировать пострадавших в ДТП.
Фото// mk.ru

«Голодные игры» и горячий чай

— Ну что, Костик, собирайся давай, — одетый в спецформу Женя «подпинывает» лежащего на кушетке товарища, потягивая горячий чай — перед полуторачасовым осмотром трассы обязательно нужно согреться. Жене 33 года, живет в Ревде. Он бывший механик, об автомобилях может говорить часами. Чтобы стать спасателем, окончил курсы при МЧС.

— Да подожди ты, — откликается тот. — У меня тут «Голодные игры», часть вторая. Еще пять минут, и поедем.

За плечами Кости десять лет медстажа, работу в медицине катастроф он совмещал со службой в первоуральской скорой.

Соловьев хмыкает, но не протестует. Впереди — труд тяжелый и физически, и морально, работать придется в тридцатиградусный мороз. Спрашивает только: «Первую-то часть хоть смотрел?» Спустя 15 минут, взяв медицинские принадлежности, садимся в реанимобиль и выдвигаемся на трассу. Любой стоящий на обочине, и уж тем более на дороге, автомобиль — «клиент» медиков. Каждый такой нужно проверить, с каждым водителем поговорить.

Вразвалочку по трассе

medicina1
В 00:12 ребята останавливаются в первый раз. «Здравствуйте, медицина катастроф, вам помощь не нужна?», — обращается к водителю Костя. Тот рассказывает, что его большегруз заглох. Заверяет: помощь в пути. «Вам точно помогут»?», — уточняет напоследок фельдшер. Дальнобойщик кивает: «новую деталь везут, всё будет».
Фото © Владимир Коцюба-Белых, revda-info.ru

Позже, уже в машине, Шевченко рассказывает: нередко водителям требуется серьезная помощь спасателей, в таких случаях медики передают данные об автомобилистах в МЧС. По словам Жени и Кости, «поломавшиеся» чаще всего помогают друг другу сами — о возникших проблемах в большинстве случаев узнают по рации. А еще сотрудники медицины катастроф частенько вызывают ГИБДД: когда аварии случаются, когда — пьяные водители дебоширят. Да, и такое бывает.

— ГИБДД приезжает не всегда. Летом 2013 года за ЕКАДом, территорией екатеринбургской ГИБДД, пьяный шлялся. Ходил вразвалочку по дороге. Мы сотрудников вызвали, сами-то не можем таких задерживать — нет полномочий. Час сорок прождали, так никто и не приехал. А этот так в лес сам и ушел, — рассказывает Костя.

Славик из Харькова и нелегальный бензовоз

Не проходит и пяти минут, как мы сидим в машине, а у ребят уже новый клиент — Славик из Харькова на большегрузе. На вопрос, чего это он стоит, отвечает просто: «А кто его знает». Говорит, то ли солярка замерзла, то ли еще что с машиной случилось, но «все пройдет». В любом случае, заверяет Славик, ему помогут. «Как хоть у вас там на Украине?», — не удерживаемся мы. «А кто его знает», — улыбается молодой человек и спешит закрыть дверцу машины.

medici
После Славика мы на протяжении получаса останавливаемся то у пустых автомобилей, то рядом с дальнобойщиками, решившими прикорнуть. А потом, у стелы «Ревда», замечаем бензовоз, стоящий на обочине. Температура доходит до отметки в -32 градуса. Неудивительно, что у водителя замерзла солярка.
Фото © Владимир Коцюба-Белых, revda-info.ru

Ему на помощь пришел Дмитрий (на фото — в машине), ехавший в сторону Ревды. Парень разогревает солярку для бензовоза и пытается шутить. «Это, наверное, шоу «Скрытая камера». Сейчас окажется, что это твой начальник тебя разыгрывает. А на самом деле — приехал к тебе на помощь», — смеется он, по-отечески похлопывая «встрявшего» (на фото — рядом с медиком) по плечу. Только это вряд ли, потому что, как выясняется позже, водитель грузовика — нелегал и «едет издалека». Имени, конечно, не говорит — «проблемы будут».

Одиннадцать человек пострадали, двое — погибли

На обратном пути, уже около двух часов ночи, ребята еще раз проверяют трассу: смотрят, подоспела ли к тем водителям, у которых они останавливались, помощь. И, кажется, каждый раз облегченно вздыхают.

За полтора часа медицина катастроф остановилась у одиннадцати автомобилей. Помощь не понадобилась ни одному из водителей. Поскольку медики должны осматривать трассу дважды, утром поедут снова. Но уже без нас. А в конце смены доложат начальству о проделанной работе. Перед отъездом из трассового пункта мы еще около двадцати минут говорили с Костей Шевченко (Женя пошел отогреваться).

Он рассказал, что работать из-за погоды сложнее зимой, но летом аварии тяжелее. Одну такую он будет помнить всегда: давным-давно за мостом через Чусовую, ведущим в Ревду, легковушка врезалась в грузовик — ее кабину порвало. Одиннадцать человек пострадали, двое погибли. «У меня друг педиатр-реаниматолог говорит, что в медицину идут два типа людей: дебилы, которые не понимают, что их ждет, и те, кто считает это своим призванием. Я, если честно, столько проработав и увидев, уже не знаю, к какой категории себя отнести».

Новости редакции / Блоги

Популярное