2014-06-20, 19:30 Новости Администрация сайта 341

Житейская история. «Мелочи жизни на поле быта»

mayaРассказала Майя Вашидан

Света  с Михаилом познакомились, и ей показалось, что вспыхнула любовь с первого взгляда. К своим 27 годам она уже не раз обжигалась — возможный спутник жизни то шовинистом окажется (место женщины на кухне, в мужской разговор не влезай, а такое открытое платье не носи), то наркоманом, то женатым. А тут свободный, пусть с несколькими браками за плечами, но без алиментов. Квартира, работа с достойной зарплатой, непьющий и даже некурящий (хотя Свете курить не запрещал). Они катались на лодке и не могли наговориться. Уже через две недели поспешили в ЗАГС. Мать Светланы так и говорила — именно «поспешили», мало ли какие недостатки выплывут у Миши, когда спадет флер волшебной любви. Дочь не слушала — бегом, пока не упустила такое золото.

Все в порядке

На законных правах Света поселилась в евроотделанной квартире супруга и была просто счастлива. Но вскоре начала с удивлением понимать, что совсем не знает Мишу. Оказалось, у них нет совсем, совсем ничего общего. Добрый, терпеливый, аккуратный, но какой-то необщительный. Слушая за ужином оживленный рассказ супруги о проведенном дне, он неопределенно улыбался, попутно расставляя вымытые Светой кружки ручками в одну сторону, вытирал стол, вежливо благодарил — и шел смотреть новости. Ах да, всегда интересовался, не кончились ли у жены деньги на хозяйство. И все.

Она мучилась: как же они раньше понимали друг друга, болтали, смеялись тогда, в две «свиданно-лодочных» недели?! Покопавшись в памяти, осознала: вообще-то болтала и смеялась она, как всегда, радуясь свободным ушам. Попробовать припереть его к стенке и попытаться поговорить по душам?  Но разжигать скандал из-за какой-то там мнительности и глупости, идеально наманикюренными ногтями выдирать из уставшего мужика некую правду, выпытывать, чем он недоволен?

Бардак, он в голове!

— Ну и чего у тебя за проблема-то? — не поняла подруга детства Лариска.— Вон как выглядишь, ухоженная, загорелая.

— Да на той неделе из Таиланда прилетели,— не забыла хвастнуть Света. — Просто у нас какие-то темпераменты разные. Вот в Таиланд чемоданы собирали, так я вся вспотела и даже материлась, ничего не лезет: ты же знаешь, у меня терпения нет, я холерик. А Мишка берет вещь, раз-два, и она толщиной с тетрадку.

— И что, это преступление? — Лариска пригубила мартини. — Аккуратист он, немного педантичен. Бывшие жены почему «кончились»? Не знаешь. Может, они носки разбрасывали? А ЧТО у тебя в шкафах? Только приберешь, три дня — и снова непонятно, где теплая кофта, а где пододеяльник.

— Зато дома чистота! И готовлю я вкусно! — защищалась Света.

— А ты психологию учила? Порядок с виду, бардак за дверцами шкафа — значит, бардак внутри твоей красивой оболочки, в психике, и меняться ты не хочешь. Добром не кончится… Темпераментная ты наша.

«Принцип школьника»

Семейная жизнь стала разлаживаться. Непримиримый даже к полотенцу не на той вешалке, Миша начал делать жене замечания: «Неужели нельзя просто сразу класть на место кошелек, чем потом нервничать, искать и мне нервы трепать?»; «Света, я тебя попросил записать важный телефон. Теперь оба ищем, на каком он клочке газеты. А ведь есть специальная алфавитная книжка!»

— Я понимаю, ты несобранная, ты хочешь, чтобы все получалось само собой и легко, без усилий, — однажды разразился лекцией муж, после того, как во время готовки Света нечаянно смахнула со стола очередную «памятную» кружку. — И сама себе этим создаешь трудности. Как тот школьник, которого заставили вытереть пыль на полке с сувенирами. Он пыхтит, пытается обводить каждый предмет тряпочкой, два уронил, один разбил. Возился 15 минут. А если бы снял все с полки и спокойно протер, расставил — три минуты.

— Ну, ты! – взорвалась Света. — Не нравится моя хаотичность, не живи со мной. Кстати, сувениров было много?

— Н-наверно, — не понял муж. — А почему сразу «не живи»? Из-за таких мелочей? И причем здесь сувениры?

— Притом. Глаза боятся — руки НЕ делают. Делай все сам, последовательно и аккуратно. И пойми, что взрослого человека не перевоспитаешь.

— Ладно,  — согласился оторопевший Михаил, примирительно обнял жену, погладил по волосам.

Мир был восстановлен. Действительно, какие-то мелочи…

«Когда не разбираешься даже в себе, невозможно понять, каков другой».
«Когда не разбираешься даже в себе, невозможно понять, каков другой».

Себя не изменишь

Месяц прошел как медовый, хотя носков после стирки опять стало по одному. В тот день перед приходом мужа с работы Света, как примерная хозяйка, навела в квартире полный марафет и наготовила много вкусного. Миша приехал усталый и подавленный — у него сорвалась важная сделка: подставил коллега, по пути на переговоры сломалась машина, все против него. Он принял душ, поел, прошел в сверкающую чистотой (даже горка с сувенирами!) комнату и…

— Света! Иди сюда. Вот это что за пылища?!

— Какая пылища? Я все чуть не языком вылизывала!

— А до уголка за диваном твой язык не дотянулся? Правильно, ведь креслице сначала отодвинуть надо! И раковина опять набита посудой. Ждешь, когда «глаза бояться» перестанут и руки сами сделают?!

Всхлипнув, Светлана схватила ветровку и туфли и выскочила из квартиры.

Чудеса бывают?

— Чего зареванная? — спросила Лариска.— Опять синей крышкой белую кастрюлю накрыла или зеркало не протерла?

— Все. Это было последней… пылинкой. Я развожусь.

— А ты подумай, глупая оскорбленная домохозяйка, куда пойдешь? Мать разменялась и уехала, у тебя теперь только комната. От работы отвыкла. К деньгам привыкла. Ты у Миши — сыр в масле, шопинг, загрантуры, спа-салоны, платные больницы. Еду приготовила — и делай что хочешь. Он тебя не оскорбляет, не обзывает. Не жизнь — мечта. А если отдушина нужна, так возьми и любовника заведи.

—  Пойми, я хочу его радовать, а сама уже хлеба подать ему боюсь к обеду: «Света, чуть потоньше». Всегда найдет повод для критики. Я себя чувствую неряхой, в результате становлюсь еще рассеяннее.

— Ну, можно этот недостаток принять как часть Миши. На себя посмотри. Ты, когда собака на улице порвала твою дорогую шубу, даже не расстроилась. А по мелочам типа  «молока забыла купить» истерика с криками! Так что ему тоже приходится терпеть. Ты блажишь вроде для себя самой, а он слушай.

— Но я… — Свету прервал звонок домофона. Лариска побежала открывать.

Света выглянула в прихожую и остолбенела:

— Юрка?

Безбашенный Юрка

Им было по 17, подругам-соседкам, когда Юрка Башенников пришел из армии. Света и Лариса сразу увидели в нем Мужчину своей мечты, и началось соперничество: кому достанется? Юрка же воспринимал их только как сестренок, забавных подружек, относясь к ним покровительственно-снисходительно, а вскоре уехал из города с какой-то тридцатилетней женщиной. Поревев, Света потихоньку забыла первую глупую любовь.

И вот — ОН перед ней, нашел их по старому адресу, балагурит, разливает вино…

— Какая ты стала… — восхищенно разглядывал Свету Юрка. — И как я раньше в девочке просмотрел Прекрасную Даму?

Света млела. Она вернулась в свои 17, но теперь ее кумир, наконец, видит ЕЕ. Он пошел ее провожать до дома, и это был прежний Юрка: рвущий цветы на клумбах, не пропускающий ни один дворовый турник. Портвейн на скамейке из пластиковых стакашков. И — так и не состоявшийся 10 лет назад Поцелуй!

С той ночи Света и Юра встречались почти каждый день. У его родственников, где он временно проживал. Там Свете несказанно понравилось: в тесноте да не в обиде — братья Юры с женами и детьми, мама, сестра и престарелый дедушка, который вечно бубнил про статью о тунеядстве. Работала только мать, остальные «калымили», с халтуры затаривали холодильник и пьянствовали.  Вот, теперь у нее будет настоящая дружная Семья и Муж, такой разговорчивый, веселый, родной.

— Я пытался тебя понять и дать развеяться. Я же все знаю. Но это… — сказал Миша, когда однажды жена пришла домой под утро пьяная, и вкатил женщине пощечину. Потом помог раздеться и устроил на диване. А утром промолчал.

Но Света собрала вещи и укатила туда, где так весело, где деньги не имеют значения и можно не смыть за собой зубную пасту в раковине.

Где же счастье?

— Счастья нет, — Светлана плеснула в рюмки дешевой водки, которую принесла с собой (подруга не скрывала злорадства: всегда ухоженные волосы Светы потускнели, кожа одрябла, пахнет совсем не элитными духами). — Мы не ужились в его семействе, где все закатывают друг другу по пьяни скандалы на тему жилья. Перебрались в мою комнатку… Юрка изменился. Ремонт делать не захотел, пьет, начал поколачивать, все орет, где мое богатство от бывшего мужа. Пью с ним, чтоб не противно было. Выгнать — угрожает, да и кому я нужна. Мать, конечно, примет, но ее нотации хуже Мишкиных занудств и Юркиных побоев. В душе бардак, бегаю сама от себя… Что теперь жизнь? Я в ней просто мелочь. Погибла на поле быта.

Больше Лариса ее не видела. Потом узнала, что Света уехала таки к матери, и та уже подыскивает подходящего мужа для непутевой дочери, которая сама не знает, чего хочет.

Новости редакции / Блоги

Популярное