2014-08-07, 21:43 Новости Нона Лобанова 1 145

Фоторепортаж со Дня ВДВ-2014 в Ревде

desantniki
Боевое братство — это на всю жизнь. А День ВДВ — святой для всех десантников. Фото// Владимир Коцюба-Белых, revda-info.u

Больше фото со Дня ВДВ-2014 можно посмотреть здесь. А вот тут почитать, как закончился дружеский футбольный матч между ревдинскими и первоуральскими ветеранами боевых действий.

Лица под голубыми беретами светятся гордостью и ликованием, плечи расправлены, грудь в медалях — 2 августа, в День ВДВ, к 9 часам утра около памятника Воинам-интернационалистам на одноименной Аллее на традиционный торжественный митинг собрались десантники Ревды — всех поколений. Это мероприятие ежегодно организуют ревдинский Союз ветеранов боевых действий и администрация городского округа.

Со словами поздравления к представителям элиты российской армии обратились глава Ревды Геннадий Шалагин, начальник отделения социально-пенсионного обеспечения ревдинского военкомата Сергей Ляпин, председатель правления Союза ветеранов боевых действий, сам десантник-«афганец» Алексей Кокшаров.

— Слава ВДВ! — звучало многократно усиленное динамиками.

«Гвардейцы вертикального охвата» отвечали лихим троекратным «ура!». В самом деле, бывших десантников не бывает. Те, кто прошел эту суровую, но почетную школу, «наполняя синевой парашюты», навсегда сохранят в своих сердцах верность воинскому долгу, славным традициям русского десанта и боевому братству.

На митинге медали к 25-летию вывода советских войск из Афганистана вручены Андрею Гуляеву, Сергею Зеленкину, Фариду Шаехову, Александру Шарикову, Юрию Немчанинову, Александру Блиновских. Медалями «80 лет ВДВ» награждены Сергей Бочкарев, Михаил Ударцев, Федор Желонкин.

По данным военкомата, службу в ВДВ в разные годы прошли более 2000 ревдинцев.

Помимо физических данных, каждый десантник должен обладать определенными свойствами характера, главное из которых, наверное, готовность к подвигу. Десантникам приходится действовать в отрыве от остальных сил, в тылу врага, поэтому так развиты у них взаимопомощь и взаимовыручка. Каждый должен уметь заменить каждого — и надо быть уверенным в товарище, как в себе самом.

Всегда страшнее второй прыжок

mokrousov

Валерий Мокроусов, ветеран-«афганец», руководитель военно-патриотического клуба «Омега»:

— 25 лет, как отслужил в 103-й Витебской дивизии, которой сейчас, к сожалению, нет, она десять лет была в Афганистане. После учебки в Фергане попал в Афганистан, под самый вывод войск. Вначале мы сопровождали выходящие войска, потом сами выходили. После вывода служил в Полоцке Витебской области. Когда я шел в армию, просто хотел быть десантником. Почему? Если честно сказать, потому что это элита войск. В 80-е годы, когда здорово не распространялись о службе в армии, нам пришлось посмотреть, как они, что они на самом деле. Наши сказки о воздушно-десантных войсках посмотрели. Это фильмы «В зоне особого внимания» и «Ответный ход». Со всей ответственностью это говорю — сказки. Из-за Афгана у меня в армии мало прыжков с парашютом — 13 — и один после армии. Я руковожу военно-патриотическим клубом «Омега», воздушно-десантного направления. Провожу воздушно-десантную наземную подготовку. Всегда страшнее второй прыжок. Когда на борт самолета заходишь, когда подымаешься вверх, когда открывается дверца, и видишь елочки и машинки — маленькие-маленькие…

В небе дух захватывает

mokrousovКирилл Мокроусов, 341 парашютно-десантный полк:

— Я хотел попасть именно в десантные войска, готовился к этому, сам пришел в военкомат, когда не поступил в институт, и попросился. У меня отец тоже служил в десанте, он ветеран Афганистана. Так что у нас уже небольшая династия. Сначала выучился на механика-водителя в 242 учебном центре подготовки марш-специалистов ВДВ, дальнейшую службу проходил в 341 парашютно-десантном полку, дислоцирующемся в Костроме. Пять прыжков с парашютом, прыгал и с военно-транспортных самолетов, и с гражданских, с Ан-2, Ил-76. Вот говорят, что страшно прыгать только впервые, нет, я вам скажу, страшно каждый раз. Но в небе безумно здорово, дух захватывает. Ощущение синевы без границ — не знаю, как описать это чувство. Призвался 19 ноября 2012 года, вернулся домой 19 ноября 2013 года. Армия сейчас совсем другая, чем во времена отца. Там все правильно, все по закону. Дедовщины нет. С армейскими друзьями сегодня встречаюсь. Дружеское десантное братство — это на всю жизнь. Горжусь, что отслужил в ВДВ, в элитных войсках!

Сербы нас не отпускали

udarcevМихаил Ударцев, служил в Югославии в 1996-1997 годах:

— Сегодня много чего вспоминается. Ребята, друзья… Поддерживаем связь, собираемся, вот сегодня, например. Совершил шесть прыжков с парашютом. Служил в войсках ООН, был в Югославии. Представляете, Балканы, вот сейчас 100 лет отмечается Первой мировой войне. Сто лет и даже больше там идут конфликты, не прекращаясь. Это такая земля, там постоянно ребята между собой конфликтуют за влияние, за территорию. Мы стояли на границе Хорватии с Сербией. Когда уходили с территории современной Хорватии, сербы нас не отпускали, потому что знали: когда мы уйдем, им тяжело будет. А хорваты к нам не очень относились, потому что, так скажем, там прозападная политика ведется, тем более, они другой веры — католической.

Отсоединял Литву и соединял Германию

lazarevЮрий Лазарев, служил в Германии в 1988-1990 годах:

— Два года отданы самым красивым, самым лучшим пацанам — в Западной группе войск служили 3000 человек, одни славяне. Я сначала отсоединял Литву от Союза, когда они провели выборы и решили выйти из СССР. Потом были ГДР и ФРГ. Мы как раз там стояли в 1989 году, когда Берлинская стена пала. В этот день нас не выводили, а закрыли в батальоне, мы сидели на боевых касках и бронниках, были готовы ко всему — если, мало ли, что-то начнется, вдруг вторжение. Улица утром была пустая, а вечером все вышли с файерами, салюты кругом, все так радовались объединению. Помню, «трабанты», «варбурги» ездили, а через день одни «мерседесы» стали ездить. Так четко было, красиво. Германия в три дня превратилась в объединенное государство. Советские войска сдали всё — это капец. Выиграли войну и сдали! После объединения Германии всё развалилось.

С детства готовился в десант

bochkarevСергей Бочкарев, служил в Пскове 1976-1978 годах:

— Служил в Краснознаменной 76-й дивизии ВДВ в Пскове, городе русской воинской славы. Как и для всякого молодого человека, служба в армии — это возмужание, становление, закалка характера. Я всю жизнь мечтал быть военным, поэтому к службе — именно в воздушно-десантных войсках — готовил себя с детства. В моем родном селе Красная гора, это Верхотурье, многие ребята служили в десанте. По их примеру мы занимались спортом, овладевали военно-спортивными, прикладными навыками. Когда пришло время служить, я попросил в военкомате, чтобы меня направили в десантные войска. Самое прекрасное время, которое в моей юности было — это служба. Во времена Советского Союза это была почетная обязанность, девушки не гуляли с парнями, которые не ходили в армию. На службе все шло на позитиве, впереди была светлая жизнь — мечта. Конечно, мы ходили в увольнение, и псковские девушки на нас внимание обращали, но они были достойны своего гордого и прославленного города. На службе совершил 16 прыжков, прыгал и потом. В институте был инструктором по парашютно-десантной подготовке в областном ДОСААФ. Общее количество — 21 прыжок.

От имени жителей Мариинска и Краснояра сердечно благодарю Союз ветеранов боевых действий за военно-патриотическую работу. Десантники, ветераны Афганистана и Чечни приезжали к нам в Мариинск, чтобы рассказать молодому поколению о боевых годах, чтобы осталось у них в памяти. Все прошло на таком эмоциональном заряде, на высоком патриотическом уровне, жители просто на одном дыхании смотрели, а у ребятишек глаза так и сияли. Все, кто был на этой встрече, думаю, захотели служить в ВДВ.

Десантник — это на всю жизнь

gulyaevАндрей Гуляев, 317 парашютно-десантный полк, ветеран Афганистана:

— Призвался 2 октября 82-го, попал в Фергану в учебное подразделение, потом, в апреле 83-го, в Афганистан. Обратно — 28 октября 1984 года. Мы стояли в Кабуле, в резиденции Бабрака Кармаля. Основные задачи — охрана, патрулирование, ночное и дневное. Выезжали на засады, прочески. В десант я сам попросился. Нас, после окончания СГПТУ-72, от ДОСААФ сперва посылали в морфлот, на связистов. Пошли в военкомат, сказали, что не хотим в морфлот, хотим в ВДВ. По направлению военкомата сделали по три прыжка с парашютом. Еще три я совершил в учебке. В Афганистане прыгать не приходилось, там особо не прыгали. Прыгать было не страшно. Ну, надо, так надо. Молодые же были. Кроме физической подготовки, чтобы служить в десанте, нужен определенный характер, закалка, готовность ко всему, ведь девиз ВДВ — «Никто, кроме нас». Десантник — это на всю жизнь. Это живет в душе. Если ты прошел эту службу, ты навсегда болеешь этим. Душой и сердцем. И без этого уже себе жизни не представляешь.

Новости редакции / Блоги

Популярное