2014-08-25, 16:30 Новости Мария Семинтинова 4 735

К юбилею Ревды Елизавета Егоровна Шумакова связала городу 280 пар ботиночек

280 пар маленьких разноцветных ботиночек связала к юбилею любимого города 83-летняя ревдинка Елизавета Егоровна Шумакова. Говорит, просто так. Но если вдруг башмачки пригодятся во время празднеств 280-летия Ревды (может, раздарят их кому), мама города, так ее частенько называют журналисты, порадуется. Ботиночки, которые мастерица вязала целый год, уже переданы Дворцу культуры, занимающемуся организацией Дня города.

glav
«У бабушки моей было прозвище «башмачиха». И теперь я продолжаю бабушкину традицию».

Елизавете Егоровне Шумаковой 83 года. 35 лет отработала на СУМЗе, была членом Совета ветеранов. Написала книги «Отчет о прожитой жизни», «Кирзавод» (к 50-летию завода). Она — «Мать-героиня», вырастила десятерых детей. Говорит, это несложно — нужно просто со своими детьми дружить, чтобы они все-все тебе рассказывали. И 58 лет прожила в браке.

Десять лет назад, когда Ревда праздновала 270-летие, а главой была Анна Каблинова, Елизавета Егоровна уже вручала городу щедрый вязаный подарок.

— Тогда позвонила в городскую администрацию и сказала: у меня для вас подарок — 270 пар ботиночек, — вспоминает мастерица. — Приехали ко мне оттуда, забрали. Там на стол вывалили, смотрели, хохотали: «Ну как это можно столько вязать?» Сегодня сосчитала — у меня 281 пара, получается, два ботиночка лишние. Можете забрать, какие понравятся. Красные хотите? Желтые? Синие? А, есть еще вот такие, разноцветные!

Спрашиваем: почему именно башмачки?

— А у бабушки моей было прозвище «башмачиха», — отвечает Елизавета Егоровна. — Может быть, потому что дедушка ушел на гражданскую войну и погиб, а у ней четверо детей было, денег не хватало, и она плела для ребятишек башмачки из лыка. И теперь я продолжаю бабушкину традицию.

Нет, наверное, того, чего не смогла бы связать мастерица! Было время, когда медалисты 28-й школы (эту школу окончили ее дети) получали от нее подарки: девочки — шали, мальчики — шарфики. Еще повезло ревдинскому санаторию-профилакторию «Родничок»: отдохнув там, наша Елизавета Егоровна порадовала вязаными изделиями и медсестер, и врачей. Даже екатеринбургская филармония получила от нее сто вязанных платков…

— В филармонии прямо писали: «Марине нужен голубой. Кате надо красный, а этим бы черный и белый», — улыбается ревдинская «башмачиха». — Хочется, чтобы изделия мои долго носились, с охотой, поэтому к выбору цвета отношусь серьезно. Одному своему знакомому говорю: у вашей жены какие глаза? Он мне — не знаю. Я ему — какой же вы муж, если не знаете! Потом дочерям их позвонила, выяснила и связала.

(слушать)

Нитки, которые пошли на нынешние «юбилейные» ботиночки, остались от больших «заказов» (денег за свои творения Елизавета Егоровна ни в коем случае не берет; нитки покупает за свой счет). «Мама города» говорит, что их хватит еще не на одну сотню, потому что «связаны тысячи всяких шалей».

— Раньше все вязали, — вспоминает рукодельница. — Этому не надо особо учиться: посмотреть только, как другие делают. Бабушки вязали, мама наша, и я начала, еще когда мне десять-одиннадцать лет было. Я тогда скотину пасла. Брала с собой крючок, чтобы учиться, оно же сначала-то совсем не получается. В итоге закончила кружок по вышивке и на руках, и на машине. Техники нет никакой. Мне стоит посмотреть — начну вязать.

tetradiruki
Работать над башмачками Елизавета Егоровна начала год назад. Вела строгий учет работе: у нее есть тетрадка, где она записывала, сколько ботиночек за сутки связала; там же она помечала, выполнена ли норма.

— Например, задание у меня пять пар связать. Пять связала. Говорю себе: Лиза, давай еще одну пару. Ну, давай! Потом: а чего на десять процентов перевыполнила? Люди и на 20% норму превышают! Давай еще пару свяжем? — с улыбкой откровенничает она. — Думала, не выполню я свой план, рука после январского инсульта не слушается. Еще беда: что-то ремонтировала и гвоздиком палец пробила, две недели болел — вязать вообще нельзя было. Начну — кровь пойдет.

Елизавета Егоровна не только замечательная мастерица, но и радушная хозяйка. Наверное, каждый, кто бывал у нее дома, знает: голодным от нее не уходит никто.

Башмачками мы любовались в беседке семейного дома Шумаковых, где они живут 44 года. Хлебосольная Елизавета Егоровна без разговоров поставила вариться самолепные манты и пельмешки, достала домашнюю сметану и молоко.

— У нас бабушка всех угощала. Мама всех угощала. И я не знаю такого, чтобы не накормить, — накрывая на стол, рассказывала она. — Если к нам пришел человек, первое, что нужно сделать, это его накормить. А потом уже с ним разговаривать. А-то на голодный желудок — что за разговоры? Вечером так тихо тут. Я сижу одна. И это сказка, просто сказка, не надо ничего больше.

Фото// Владимир Коцюба-Белых, revda-info.ru

Новости редакции / Блоги

Популярное