2014-10-25, 08:41 Новости Администрация сайта 2 876

Бывшей узнице концлагеря отказывают в жилье

glav1
— Мне ведь много-то не надо — комнатку с кухонькой, лишь бы свой уголок был, чтобы голову преклонить, — говорит Татьяна Александровна Мясникова. — А потом бы пусть оно обратно государству вернулось… Фото// Владимир КОЦЮБА-БЕЛЫХ, revda-info.ru

На старости лет Татьяна Александровна Мясникова осталась без дома. Так получилось, после смерти мужа и дочери квартира отошла внучке и места для бабушки там не нашлось, у второй дочери — тоже. В результате вот уже три года эта тихая, стеснительная, какая-то по-домашнему уютная 79-летняя женщина живет, что называется, в чужих людях — у знакомой. Та работает в Екатеринбурге, часто остается там ночевать, Татьяна Александровна — на хозяйстве в маленькой «двушке»: убирает, готовит и прочее.

Между тем, она, в детстве прошедшая ад фашистского концлагеря, имеет право на получение жилья от государства: несовершеннолетние узники фашистских концлагерей приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны и пользуются теми же льготами, в их числе — обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета в соответствии с Указом президента РФ №714 от 7 мая 2008 года. Но — Татьяне Мясниковой отказывают в этом праве.

Тот, да не тот

В 2011 году двое несовершеннолетних узников фашистских концлагерей из Ревды получили федеральные средства на приобретение жилья на основании вышеназванного закона, доказав свое право на эту меру социальной поддержки в суде. В начале 2012 года Татьяна Мясникова также обратилась в администрацию города с соответствующим заявлением, ее признали нуждающейся в улучшении жилищных условий и 18 апреля 2012 года поставили на учет ветеранов Великой Отечественной войны, подлежащих обеспечению жильем (постановление замглавы администрации ГО Ревда Г.Кузнецова). Далее документы направили на утверждение в ГКУ Свердловской области «Фонд жилищного строительства». И… вернулись с неожиданной — громом среди ясного неба — резолюцией: отказать.

«Законодатель, наделяя указанных лиц (бывших несовершеннолетних узников фашизма, не являющихся инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья и других причин — ред.) правом на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета, в случае принятия их на соответствующий учет не идентифицирует их с участниками Великой Отечественной войны, то есть не приравнивает их к таковым в полном объеме, — сообщается в письме директора Фонда Ю.Ведерникова (от 17 мая 2012 года) главе ГО Ревда Г.Шалагину со ссылкой на разъяснения Министерства регионального развития, курирующего реализацию Указа Президента РФ № 714 <…>. — Таким образом, указанные категории граждан обеспечению жильем в рамках реализации Указа Президента РФ № 714 <…> не подлежат».

Смотря как прочитать

Юридическая сила этого письма в глазах специалистов весьма сомнительна — ведь «разъяснения» это не более чем трактовка закона. Однако Кировский районный суд, куда  Мясникова, ознакомленная в администрации с письмом, подала иск к областному министерству строительства и развития инфраструктуры (учредителю Фонда жилищного строительства), отказал ей в признании за ней права на льготное обеспечение жильем. И на основании этого решения 4 апреля 2013 года постановлением главы администрации ГО Ревда М.Матафонова она была вычеркнута из списка кандидатов на жилье.

Прокуратура Ревды, проведя проверку по жалобе Мясниковой, встала на ее сторону и, в свою очередь, обратилась в Ревдинский городской суд с требованием обязать городскую администрацию восстановить Мясникову в правах — читай, в данном списке. Решение ревдинского суда, вынесенное 17 февраля 2014 года, оказалось опять не в пользу несчастной женщины. «Фактически требования Мясниковой сводятся к ревизии решения Кировского районного суда, которое не может быть отменено решением Ревдинского городского суда», — эта фраза из вердикта судьи Натальи Козловских звучит как извинение.

Что изменилось?

На днях Татьяна Александровна получила ответ на свою апелляционную жалобу в областной суд. Апелляционная инстанция опять сочла выводы Ревдинского городского суда правильными: да, узники фашизма «приравнены по предоставляемым мерам социальной поддержки к инвалидам и участникам ВОВ. В то же время это обстоятельство не дает правовых оснований для обеспечения их жилым помещением за счет средств федерального бюджета во внеочередном порядке…» То есть — извините, это ваши проблемы.

По итогам проверки прокуратуры г.Ревды от 8.10.2013, по указанию областной прокуратуры от 22.03.2013 установлено: письмо замминистра РФ от 19.03.2010 не содержит каких-либо ссылок на федеральные законы, не имеет юридического значения, а право толкования закона имеет суд. (из резолюции прокуратуры)

Остается совершенно непонятным, почему до 2012 года закон трактовался по-другому — ведь получали же люди с таким же, как у Мясниковой, статусом, по нему квартиры. Почему чьи-то, пусть даже министерские, разъяснения — кстати, сделанные еще в 2010 году — вдруг стали законом? И почему в других регионах России (недавние прецеденты — Пермь, Орел, Тверь) суды продолжают признавать за бывшими узниками фашизма право на государственное жилье?

Тем более возмутительно выглядит эта ситуация на фоне приближения 70-летнего юбилея Великой Победы, который страна победителей готовится отметить с подобающей торжественностью. И ведь цена-то вопроса копеечная в государственном масштабе — много ли, увы, осталось в живых ветеранов той войны и тех, кто побывал в фашистских застенках…

Татьяна Александровна, при поддержке товарищей по городской общественной организации бывших узников фашизма, намерена добиваться справедливости. Она очень — из последних сил — надеется на это. А пока, превозмогая болячки, продолжает готовить ужины и прибираться в чужом доме…

Детство в концлагере и труд на благо Родины

Во время оккупации Смоленщины, Татьяне Мясниковой тогда было пять лет, всю ее семью (мама и четверо малолетних детей) фашисты чуть было не казнили за помощь партизанам. Угнали в Германию в концлагерь, где узникам пришлось познать настоящий ад: матерей гоняли на работу, а детей не кормили и даже заставляли сдавать кровь для раненых фашистских солдат.

Освободили узников финские войска. Вернулись в СССР через Западную Белоруссию, по вербовке приехали в Ревду. Возвращаться на Смоленщину было некуда — деревню полностью сожгли фашисты.

Жили в Комбинатском поселке, дали комнату в бараке. Татьяна, пока была ребенком, работала в няньках, подросла — в подсобном хозяйстве: ухаживала за скотиной, огородничала. Потом трудилась на заводе ОЦМ. За хорошую работу ее ценили, награждали премиями. Она имеет звание «Ветеран труда». Татьяна Александровна бережно хранит альбом, который ей на память оформили коллеги, провожая на пенсию.

(слушать)
Новости редакции / Блоги

Популярное