2015-07-29, 22:03 Новости Мария Семинтинова 1 643

Как в ревдинских краях организовать сельхозпредприятие европейского типа: пастораль Андрея Савченко

Сколько литров дает корова-стахановец? Как должен ломаться правильный трактор? Почему врут синоптики? Об этом и многом другом рассказал глава ревдинского крестьянского хозяйства Андрей Савченко, вот уже десять лет пашущий бескрайние ревдинские поля.

К Савченко мы попали случайно: позвонили, чтобы задать пару вопросов для информационного материала, а он возьми да и пригласи нас в гости — чтобы воочию убедились, что все очень хорошо. «После обеда будет тепло и солнечно, вот и приезжайте», — уверенно говорит фермер; а мы, взглянув на сильный дождь за окном и неутешительные прогнозы синоптиков, пожимаем плечами. Однако выезжаем.

Если сенокос, значит, будет тепло

Поселок Ледянка, где в этот день трудится Савченко, и правда встречает нас ярким солнышком. А хозяин, по обыкновению одетый в свою широкополую шляпу, одаряет теплой улыбкой, как бы говорящей: «А я что говорил?»

shlyapa
Идея фермерства Андрея Савченко — небольшое хозяйство европейского плана: земля компактно расположена, все приведено в порядок.

Здесь пахнет свежескошенной травой и обедом, скворчащим на плите во внушительных размеров амбаре. Кастрюльки ловко переставляет Феодосия Александровна, главная помощница фермера, на которой, как он совершенно серьезно говорит, держится все хозяйство. Зардевшаяся от похвалы, она приглашает всех за стол — чтобы работа в поле была продуктивной. А сама вновь занимает место у плиты. С нами — рабочие Савченко, трактористы Олег Набугорнов и Ришат Матынов, которые искренне и беззаветно любят свою работу.

— Мы знаем точно, что с Петрова до Ильина дня, с 12 июля по 2 августа, идет сенокос, а значит, будет хорошая погода, — рассказывает Андрей Иванович, уплетая бутерброд с домашним маслом. — Травы созрели, значит, их надо убирать.

za-obedom
По словам Савченко, на его помощнице Феодосии Александровне держится все хозяйство.

Народные приметы, по которым наши бабушки и дедушки предсказывали погоду, по его словам, больше не работают: потому что климат меняется.

— Сегодня же есть и более точные «народные приметы», — прищурив глаза, фермер смотрит в свой новенький айфон. — Спутники летают, и восемь тысяч метеостанций передают данные по движению масс воздуха. Остается смоделировать, куда они дойдут, где дождь прольется, с какой интенсивностью, и все. Задача-то простейшая.

А вот любопытная информация для тех, кто верит в «долгоиграющие» прогнозы погоды: Савченко уверен, что их можно предсказать лишь на три дня, на большее современная техника не способна. Это, как сам говорит, не раз проверил на практике.

Андрей Иванович считает, что именно в умении прогнозировать и предвидеть заключается залог успешного развития сельского хозяйства. Все поддается математическому анализу, и их крестьянско-фермерское хозяйство уже давно знает, когда будет скошена вся трава.

— У нас все получается. Мы косим, у нас лучше всех. Не только мы так считаем — люди это признают, и голосуют своими деньгами, — улыбается Андрей Иванович. — Если скотина сытая, будут молоко и масло на прилавке, и самого высокого качества. Вот вы, к примеру, знаете, сколько литров молока дает корова?

Мы молчим, а он всплескивает руками, мол, ох уж эти городские. А Олег и Ришат, потягивающие горячий чай, смеются.

— Сейчас корова дает до 50-ти литров, а в советское время надои были около 30-ти. При этом все, что свыше 20-ти литров — это огромнейший труд, — вводит в курс дела фермер. — Но корову не заводите, она может повредничать. Возьмите лучше козу.

В России как: землю дали — землю забрали

Подкрепившись, выезжаем на близлежащие поля — посмотреть, как Ришат с Олегом на тракторах косят траву и перепахивают землю под картошку, которую планируют высаживать в следующем году. Андрей Иванович, указав на технику и глубоко вдохнув запах свежескошенной травы, объясняет:

— Техника не должна периодически ломаться, у инженеров самое главное — спроектировать так, чтобы всё сразу сломалось, в один момент. Это высший пилотаж. Было в Ревде такое предприятие СУ-922, и у них был японский трактор «Комацу», мощный, здоровенный такой. Он проработал десять тысяч часов вообще без поломок, и на одиннадцатой тысяче в тракторе начало все подряд сыпаться. Вот так и должно быть, он свое время отходил.

Другой пример от Савченко: в Америке проектировщика посадили за то, что он построил чересчур прочный мост. Было землетрясение, мощный ураган — а мост выстоял, хотя по техзаданию должен был упасть. Конструктору вменили, что он потратил на сооружение больше денег, чем нужно, и упекли его за решетку.

— Мораль: делай так, как тебе говорят, — говорит фермер, — чтобы конструкция отработала свое время. Не надо делать запас прочности такой, что одна деталь будет, к примеру, на пяти тракторах ходить. Это же тянет за собой затраты.

Андрей Савченко знает, о чем говорит, ведь он сам инженер, окончивший сельскохозяйственный институт. В 90-е работал по специальности. Однажды рассудил: раз в колхозах, где трудится уйма людей, ничего толкового не выходит — так, может, попробовать меньшим коллективом?

savchenko
Олег Набугорнов (слева) пошел по стопам отца и стал трактористом. Работа ему нравится, в том числе и потому, что руководство хорошее.

— Я тогда получал 240 рублей. Лампочка в машину стоила 120 рублей. Это что, мой вклад в производство или как? — сердится Андрей Иванович.

Тогда он получил землю, потому что «ее Ельцин раздавал». Признается: начинать было очень сложно. В подробности не вдается, лишь сокрушенно качает головой: «В сельском хозяйстве вообще просто не бывает». Что делать, чтобы выстоять? Работать. И не ждать мгновенного результата.

Спустя девять лет после начала работы Савченко стал лучшим фермером Свердловской области, и государство вложило в его крестьянско-фермерское хозяйство девять миллионов рублей: в числе прочего, заасфальтировали дорогу.

— Моя идея фермерства — это такое вот небольшое хозяйство европейского плана: земля компактно расположена, все приведено в порядок. Мы за эти годы с полей камней вытащили тонн, наверное, сорок или шестьдесят. И до сих пор еще попадаются. Так что порядок наводим, — делится фермер.

senokos
Сено собирают двумя тракторами. Этот складывает его в полосы, а другой формирует из них рулоны.

Три совета начинающим фермерам от Андрея Савченко

  1. Не бросайте учиться. Учитесь все время, осваивайте все новое и новое. Не думайте, что вы уже все поняли. Поверьте: это не так.
  2. Запаситесь терпением. Очень многие желали стать фермерами, пытались это сделать, но у них не получалось. Потому что хотели всего и сразу.
  3. Подружитесь с удачей.

Его впечатляет, что в Финляндии, к примеру, фермерам доплачивают за то, чтобы они пасли скотину в полях, недалеко от которых ходит паром Хельсинки-Стокгольм: чтобы на красоту посмотрели туристы. А у нас в России, говорит, все нестабильно: «Землю дали — землю забрали».*

Сейчас КФХ Савченко, в котором трудятся семь человек, пошло бы на расширение (техники достаточно), но чернозема в Ревде попросту нет.

— Нестабильность в плане предоставления земель — это да. Но все-таки в сельском хозяйстве все зависит от погоды. Мы живем в единении с природой, я бы сказал. Утром босиком выйдешь по росе — все будешь знать: и какая погода будет, в том числе.

 *Волокита с трубой и «Техностроем»

В мае 2010 года на арендованных землях Андрея Савченко и его коллеги  Александра Тюрикова без согласования с ними компания «Технострой» принялась демонтировать трубопроводную арматуру мелиоративной системы, которую купила у администрации Ревды. То, что она расположена на сельхозугодиях, в долгосрочном договоре аренды земли, который фермеры заключили с администрацией, указано не было. Прокуратура организовала проверку, по результатам которой руководителя «Техностроя» предостерегли: извлечение трубопровода недопустимо, так как при этом повреждается плодородный слой почвы, а это административно наказуемое деяние (статья 8.6 КоАП РФ). Однако трубу «Технострой» в итоге все равно вырыл, и почва была испорчена. Защитить свои права в суде у фермеров не вышло.

Фото// Владимир Коцюба-Белых, revda-info.ru

Новости редакции / Блоги

Популярное