2015-09-03, 16:57 Происшествия Нона Лобанова 1 570

Тренер Геннадий Рощин признан виновным в убийстве дегтярского предпринимателя

Ревдинский городской суд поставил, наконец, точку в запутанном уголовном деле по убийству дегтярского предпринимателя-грузоперевозчика Романа Камалова. Виновным признан дегтярский тренер по рукопашному бою, 39-летний Геннадий Рощин, сожитель вдовы Камалова. 27 августа федеральный судья Максим Люханов огласил приговор: девять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Осужденный признал свою вину частично: убивать не хотел, намеревался лишь успокоить.

roschin
Геннадий Рощин, @id142421993, vk.com

Роман Камалов исчез 22 сентября 2013 года, в день своего 38-летия; спустя месяц из городского пруда было поднято его тело — с камнем на шее. В убийстве призналась 39-летняя Оксана Рощина, так же, как и ее муж Геннадий, инструктор-рукопашник. Она заявила, что в тот роковой вечер ей позвонила Лариса Камалова, мать одного из воспитанников секции, попросила помощи: якобы пьяный супруг кидался с ножом на нее и ее сына, угрожая убить их.

Рощиной, по ее словам, пришлось нанести буяну несколько ударов, тот выбежал из квартиры, но на лестничной площадке упал замертво. Испугавшись, Оксана позвонила своему мужу Геннадию, он предложил скрыть преступление — нет тела, нет и дела. Ларисе Камаловой отводилась роль оставленной жены: мол, ничего не знаю, муж, отметивший свой день рождения обильным возлиянием, вечером ушел из дома и пропал, для него это обычное поведение.

Эта версия сразу показалась сомнительной следователям: убитый весил не меньше центнера, обладал немалой физической силой, а женщина, пусть и владеющая боевыми приемами, все-таки остается женщиной. Однако Рощина настаивала на своих показаниях — вплоть до начала судебного процесса. А в суде неожиданно «сломалась», и на скамье подсудимых оказался ее муж.

— Многие люди во время следствия мне говорили, что мне как женщине, имеющей двух детей, практически ничего за это не будет, а если будет, то не так страшно, как ему. Это первое. Второе, я действительно испугалась, как останусь одна, без него…  Он мне не угрожал, он меня хорошо воспитал как жену. Если он сказал, что не хотел этого делать, значит, так оно и было. И третье — мы готовились к соревнованиям на УрФО, без меня команда сможет выступить, без него — нет.

Оксана Рощина, бывшая жена осужденного (из материалов дела)

В целом в истории изменилось только главное действующее лицо: Лариса Камалова вызвала на помощь не Оксану, с которой была знакома лишь постольку поскольку, а своего «друга» Геннадия. Конечно, он, «зная характер Романа», сразу бросился на защиту женщины.

По словам Рощина, они вместе с Романом вышли на улицу, но там Камалов снова начал ругаться, порываясь вернуться домой. Тогда Рощин применил к нему удушающий прием, от которого жертва должна была на время потерять сознание. Но — то ли не рассчитал силу, то ли не туда надавил: сердце Камалова остановилось.

— Если бы он вернулся, он бы убил ее, — уверенно заявлял Рощин в суде.

Ему, с не меньшей уверенностью вторила вдова Камалова:

— Он бы убил меня.

По ее словам, Камалов в семейной жизни был сущим чудовищем: пьянствовал, гулял, бил жену, за счет которой семья жила, угрожал ей и детям. В свою очередь, родители Романа Камалова, тяжело переживающие гибель единственного сына, с негодованием опровергают слова снохи: успешный предприниматель, добрейший человек, обожал жену и детей, не делая различия между приемным ребенком и собственным. Они уверены, что Лариса находилась в любовной связи с Рощиным, и любовники попросту избавились от не желавшего мириться с изменой супруга, чтобы завладеть его имуществом.

Незадолго до признания Оксаны Рощиной в суде Геннадий Рощин, разведясь с женой, перебрался ко вдове своей жертвы в оставшуюся ей по наследству квартиру. Его бывшая жена, хотя и полностью изобличила супруга, весь процесс продолжала утверждать, что попыталась взять его вину на себя по собственной воле. А признаться ее заставила мысль о своих детях: до нее дошло, что ей грозит реальное лишение свободы, а значит — дети останутся без матери.

В процессе суда Геннадию Рощину назначили психиатрическую экспертизу, которая признала его вменяемым: то есть он осознавал свои действия и руководил ими. Версия защиты об убийстве в состоянии аффекта рухнула.

Отягчающих вину Рощина обстоятельств судом не обнаружено; смягчающими признаны: «наличие малолетних детей, медали и поощрения за участие в спортивных мероприятиях, тренерская и преподавательская работа, противоправность и аморальность поведения потерпевшего, явившихся поводом к преступлению».

Новости редакции / Блоги

Популярное