2015-09-27, 20:20 Один из нас Валентина Пермякова 898

Как пчеловод Василий Тарасовских багетному делу научился

Василий Тарасовских — пчеловод. Да, самый настоящий, с дипломом и десятилетним опытом работы. Но трудится он багетчиком: делает рамки под фотографии и картины. Ему 45 лет. Своё дело в Ревде он открыл в начале «нулевых», и уже вывел особую формулу успеха.

Эту фамилию, Тарасовских, вы наверняка уже встречали на страницах портала ревда-инфо.ру. В июне мы рассказали про Антипа, 18-летнего ревдинца, который занял второе место на Чемпионате России по столярному мастерству. Антип — сын Василия, его гордость и последователь. Еще у него есть дочь, Тася. Ученица выпускного класса, отличница и красавица.

DSC00829
Свою окладистую бороду Василий растит с 1990-го года. Предки — староверы, так уж повелось. Сбрить бороду ему предлагали во время путешествия на юг: мол, полицейские примут за террориста. Но Василий рассудил, что без бороды он не похож на себя в паспорте. Сбривать не стал. И обошлось. Фото// Валентина Пермякова, ревда-инфо.ру

Необычные по нынешним временам имена детей и окладистая борода нашего героя — дань роду: его предки были староверами. Сам Василий хоть человек и верующий, но не аскет. Пользуется интернетом, мобильным телефоном. Бороду он, кстати, растит уже двадцать пять лет, и за это время ни разу не постригал.

— Больше не растет, — смеется он.

Из пчеловодов — в столяры

Родом Василий из Ревды. Но получилось это случайно: просто мама приехала сюда в далеком 1970-м году, чтобы в хорошем местном роддоме родить сына. Семья же жила в Красноярском крае. В двухнедельном возрасте Василия увезли обратно в Сибирь, где он и вырос.

— Там Рыбинское училище окончил, на пчеловода выучился. Завел свою пасеку, держал ее десять лет. Потом уехал, там сейчас всем заправляет мама Зоя, — рассказывает наш герой. — Здесь профессию поменял. В Ревде, да и вообще на Урале, разводить пчел очень сложно. Климат не тот. Но о пчелах знаю всё. Как отличить хороший мед от плохого? Проще простого: опустите в него химический карандаш, он не оставит в нем следа, если мед хороший.

Слева — Антип, сын Василия. А справа — Иван Мещерских. Оба парня работают в качестве подмастерьев. Фото// Валентина Пермякова, ревда-инфо.ру
Слева — Антип, сын Василия. А справа — Иван Мещерских. Оба парня работают в качестве подмастерьев. Фото// Валентина Пермякова, ревда-инфо.ру

Когда семья перебралась в Ревду, у Василия уже родились дети. Почему в Ревду? Просто супруга Анна родилась в наших краях. Тут и осели. Поначалу Василий работал на УПП ВОС, в столярной мастерской. Занимался простецкими рамками для рисунков на бересте, которые готовили на предприятии.

— По дереву работать приходилось, потому что в Сибири рубил срубы. Пчеловодство — это одно, но нужно было и деньги зарабатывать. Приехал сюда, и пришел на УПП ВОС. Делали самые обыкновенные рамки. Потом багет появился, поехал учиться в Екатеринбург. Основы изучал в самой лучшей багетной мастерской. Так и увлекся.

Папирус в багете

Своё дело Василий открыл в 2002 году. Десять лет снимал помещение в городе, затем купил участок на улице Пугачева. Сейчас здесь за высоким забором — пилорама, столярка, где сладко пахнет сосновой стружкой и клеем, и бывшая кочегарка, которую он переделал в теплую уютную мастерскую. И склад с большим высоким шкафом: откроешь двери, а за ними плотными рядами — багеты.

Багет — это, если по-простому, трехметровая палка с рисунком, которую режут или пилят, скрепляют прямоугольником, и получается рама. Но если бы было все так просто!

DSC00756
Этот папирус, который клиент привез из Египта, уже готов к отправке по назначению. Багет подобран с первого раза. Фото// Валентина Пермякова, ревда-инфо.ру

— Это папирус, привезенный клиентом из Египта, — демонстрирует Василий раритетную картину с дюнами и верблюдами. — Его нужно оформить в раму. Вот, смотрите. Это пластик… А это дерево. Китайское пахнет сладковато, российское — терпко. Различить пластик и дерево легко: просто по весу. Багеты покупаю на складах. Уже знаю, где классические, где современные, где винтажные. Работа тонкая. Дерево надо пилить, а пластик — рубить на гильотине. Делаем подрамники, паспарту, натягиваем холсты, ну и так далее. Всему нужно учиться, с первого раза ты ничего не сделаешь. А багет дорогой — до полутора тысяч за погонный метр. Портить невыгодно.

Перекрыть крышу? Легко!

Вы не найдете в Интернете или газетах рекламу его мастерской (фирма, кстати, называется «Святобор»). Василий уверен: самое надежное — сарафанное радио.

— В столярке на УПП ВОС со мной работали два деда. Один из них, Степан Владимирович Добычин, как-то сказал мне: «Сделай один раз хорошо свою работу, и клиенты сами будут тебя искать». Я так и работаю все это время. Сразу делаю хорошо, чтобы не нужно было переделывать.

Рамы он оформляет по вечерам, с пяти до десяти часов. А остальное время занимается изготовлением мольбертов для художественных школ — именно они приносят основной доход. Готовые к отправке — в полиэтилене, с инструкцией внутри — они сложены в штабеля в мастерской Василия.

— Кризис же сейчас, — объясняет он, выразительно обводя рукой свой склад. — Люди деньги экономят, мольберт — это не предмет первой необходимости. Поэтому нахожу и другую работу: изготовление дверей, например. Крышу могу перекрыть.

Этому его учила сама жизнь. Говорит, что в Сибири и дрова из лесу возил, и снег в ведре топил, чтобы пить и стирать, всякое было. Поэтому терпеливо переживает сложности в быту, и умеет радоваться каждой мелочи.

Мастер-столяр, 18 лет

— Вася, дай мне большие скобы…

Наш разговор прерывает высокий кряжистый паренек с наушниками-заглушками на голове: это Иван, подмастерье. Как и Антип, он помогает Василию в столярке. Парней мастер обучает, обоим платит зарплату.

— Антип учится на водителя, 25 тысяч ему надо? Надо. Говорю, что давать не будем, пусть зарабатывает сам. Вот он и зарабатывает, — объясняет Василий свои финансовые отношения с сыном.

Антип, широко улыбаясь, хвалится: он не просто столяр, он мастер столярного и мебельного производства. Почему выбрал такую профессию? Это престижно и актуально. И потом, рабочая профессия нынче особенно востребована.

Уникальные, не из «Икеи»

Сколько стоят его услуги?

— Это самый частый вопрос от клиентов, — понимающе кивает Василий. — Объясняю: однозначно сразу сказать нельзя: все зависит от багета. Подбираем, бывает, по часу, прикладывая к холсту все двести видов нашего багета. Цвет, рельеф рисунка — все имеет значение. Конечно, я уже натренировался: 70 процентов моих заказчиков приходят и просят оформить на свой вкус. Делаю — и не ошибаюсь.

DSC00744
По нынешним временам, стоимость услуг багетной мастерской Василия Тарасовских не так высока. Поэтому без работы мастер никогда не сидит. Фото// Валентина Пермякова, ревда-инфо.ру

Его заказчики — не только частные лица, которые обвешивают стены дома папирусами из Египта, но и бизнесмены. Такие же, как он, «малые».

— Многие мои клиенты вышивают на заказ на станках за полмиллиона рублей. Иконы, картины. Я оформляю — они продают готовые изделия, — объясняет Василий. — А тем, кто говорит: «Дорого», рекомендую покупать универсальные рамки. Например, в «Икее». Но ведь там-то все они стандартные. А, например, вышивки — все уникальные. И рамки под них нужны тоже уникальные.

….Уникальные, ручной работы. Как у него.

Новости редакции / Блоги

Популярное