2017-03-03, 16:18 Новости Валентина Пермякова 1 734

Как люди живут в бараках, которые в Ревде расселят следующими

В сентябре этого года в Свердловской области заканчивается пятилетняя программа расселения ветхого и аварийного жилья. Два дома построены в Ревде в рамках этой программы и расселены 15 бараков: в поселке за Дворцом культуры, в Совхозе и в городе, рядом с полицией.

Качество домов, как жалуются новоселы, оставляет желать лучшего – потому что строят, как им кажется, подрядчики спешно. В результате – то стены трещинами пойдут, то под подоконником обнаружится склад старых рабочих штанов. Однако же люди все равно рады: ведь в бараках – и туалеты на улицах, и потолки рушатся, и полы проваливаются. А здесь все-таки крепкие (относительно) стены. И новая сантехника. И город вокруг, а не лес и частные дома. Новая программа еще не запущена, но уже известно, что по ней расселят 10 домов в Ревде – те, которые были признаны аварийными в 2014 году.

Мэрия по просьбе Ревда-инфо.ру предоставила список этих домов. В будний день мы навестили несколько бараков, чтобы посмотреть, как живется людям и узнать, что они думают о возможном в обозримом будущем расселении.


Дома, подлежащие расселению до 2022 года

(Цветом значков выделены районы: синий — Совхоз, красный — город, зеленый — старая часть Ревды)

В списке на расселение – семь домов в Совхозе, два дома в городе (на П.Зыкина у железнодорожного вокзала, на Энгельса, рядом с построенным в рамках недавней программы домом, и на Степана Разина).

В Совхозе в список попали пять деревянных бараков, внешний вид которых внушает тихий ужас, и два шлакоблочных дома, которые выглядят крепкими, но на деле, по словам жителей, уже никуда не годятся.

Все они так или иначе становились героями публикаций на Ревда-инфо.ру в прежние годы. Например, дом по Восточной, 9 – жуткая двухэтажка из отсыревшего дерева, за расселение которой активно борются жители.

Здесь два подъезда, и в обоих наметен снег. Двери закрываются плохо. Света кое-где нет вовсе. Холодно, потолок и стены сырые и идут волнами, штукатурка крошится вместе с бетоном. В доме 16 квартир, заселены – пятнадцать, приватизированы – десять.

Людмила Полякова работала помощником бригадира в совхозе и получила квартиру в бараке — на время. Живет здесь уже 28 лет. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

На втором этаже с внучкой Олей живет Людмила Полякова. В доме, построенном в 1933 году, она получила квартиру двадцать восемь лет назад – как все, за хорошую работу в совхозе (работала помощником бригадира в свинарне), эти бараки предприятие строило для своих работников, на время. И так и живет: сама красит и белит стены, даже в туалете, который один на двух соседей – «не в свинарнике же жить».

— Дом у нас аварийный. Об этом мы узнали, когда началась шумиха вокруг расселения нескольких домов по нашей улице и по Западной. Но мы в этот список не попали, наверное, потому, что у нас и газ проведен, и канализация, — рассказывает она. – А сначала-то тут было печное отопление. Полати на нескольких человек.

Ее квартира – 23 метра, две комнатки (спальня, кухня, объединенная со столовой).

— Приватизировать я ее не стала, нечего здесь приватизировать, ее и не продать, — объясняет Людмила Николаевна. Она показывает гнилую стену под окном: стукни покрепче – и будет дыра. Окна – пластиковые, сделаны за свой счет, но в квартире все равно холодно.

— Про переселение ничего не слышала. Жду, что скажут, — резюмирует она. – А вообще, знаете, построили бы прямо тут, в Совхозе, дом. Я бы тут и осталась. Лес, сад – все у нас рядом.

Подробнее о переселении знает ее соседка Дилара Самедова, стараниями которой (в паре с соседкой Аленой Яриной) дом постановили расселить в ближайшее время. По решению суда – уже через год, в марте 2018 года. Однако это решение суда может оспорить ревдинская мэрия: так как программы расселения еще нет, а значит, нет и денег на строительство дома.

Дилара с мужем купили двушку в бараке несколько лет назад, вложив все сбережения. У них трое детей. Дилара – юрист, и она деятельно включилась в борьбу за свои и соседские права.

Через эту трещину в стене, говорит Дилара, видно чужую ванную комнату. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру
— Вот там у нас видно ванну чужую, — показывает она трещину через всю стену в туалете на этаже. – Это ужас. В квартире жуткий холод. Ребенку ставят астму. Вполне может рухнуть все в любой момент, ведь дом стоит на деревянных, уже сгнивших, сваях, даже без фундамента. Естественно, я опасаюсь за здоровье детей
.

Мы выходим на улицу, чтобы взглянуть на прогнившую крышу барака (из-за чего в сезон дождей и таяния снега по щитку в подъезде бежит вода – дом рискует полыхнуть). Каждый, проходящий мимо, здоровается с Диларой. Она, кивая в ответ, продолжает рассказывать:

— Тут же ни в одном бараке нет управляющей компании, кому мы нужны? У нас во втором подъезде был срыв трубы, мы ее ремонтировали за свой счет, чтобы не остаться без воды. Мы прошли все круги, у меня вот такая толстая папка писем. Я купила квартиру в 2014, и я не знала, что он аварийный, представляете!

Дилара  и Алена действуют от имени собственников квартир; интересы владельцев муниципальных комнат защищает прокуратура, которая, по словам ревдинки, встала на сторону жильцов. Люди требуют, чтобы дом был расселен как можно скорее. Сначала мэрия включила его в список для расселения на 2022 год, но после поездки к полпреду президента в УрФО Игорю Холманских (уже в этом году) и постановления суда, чиновники издали распоряжение расселять барак в 2018.

Дилара Самедова, покупая квартиру в этом доме в 2014 году, не знала, что он уже признан аварийным. Женщина, заручившись поддержкой соседки Алены Яриной, борется с чиновниками, чтобы барак расселили как можно скорее. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— Я была на приеме у нашего нового мэра, Тейшевой. Она по существу ничего мне объяснить не смогла, была не подготовлена к разговору. Но сказала, что постановление будет оспаривать: потому что в бюджете нет денег на строительство нового дома, а значит, исполнить его нельзя. Но я пойду до конца.

2022 – этот год называют все жители бараков, с которыми мы пообщались. Так, 79-летняя Нина Воробьева живет в 48-метровой «трешке» на Западной, 10 с внучкой, ее мужем и их ребенком (скоро появится и второй малыш). Тоже жалуется на жуткий холод (хотя квартира – на втором этаже). Зять бабушки, Андрей, и муж внучки Евгений к моменту нашего визита делали перестановку в комнате. Мужчины с готовностью показали потолок в подъезде в желтых грязных разводах: говорят, он рискует упасть в любой момент. А в квартире ходуном ходит пол, который перестилали уже несколько раз.

Нина Михайловна жалуется на холод в квартире: как и все жители бараков. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру.

О переселении семья хотела узнать от нас: говорят, что ничего конкретного не слышали, но знают о том, что, вроде, жильцов перевезут в 2022 году.

Сухонькая 77-летняя Ираида Сергеевна Фефелова с Западной, 12 встретила нас в валенках. Она – старожил дома, выстроенного в 1988 году. Как говорит, его «посадили в землю, а стены штукатурили новоселы, а не мастера». Как результат – сыплющаяся известка, вместе с которой падают куски стен. Их по просьбе бабушки покрыли фанерой, а выглядит конструкция как рифленый шифер: волны в каждой комнате.

На этом фото хорошо видно, как в квартире Ираиды Сергеевны волнами ходят стены. А пол, говорит она, пока крепкий. Хотя внизу — голая земля (фундамента нет). И у соседей уже провалилась ванна — прямо сквозь пол. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Ираида Сергеевна живет одна, переехала в дом в декабре из города – временно ухаживала за свекровью и мужем. Здесь жила внучка. Квартира чистая, ей еще хватает сил приводить все в порядок. От холода спасают трубы, брошенные по периметру пола во всех помещениях – горячая вода греет металл, и ноги не так замерзают.

— А у соседей у нас ванна провалилась прямо сквозь пол. Все гнилое, — вздыхает пенсионерка. –Пожар же у нас был, а потом после него ничего не ремонтировали… Нам сначала сказали, расселят в 2017-м, а потом – что через пять лет.

Ираида Сергеевна пожимает плечами: доживу, нет – не знаю, — говорит. Ну, не доживу – дети квартиру получат.


Когда стартует новая программа?

Как стало известно в начале марта журналистам, Госдума и федеральный Минстрой работают над  продолжением программы расселения аварийного жилья, но когда конкретно оно стартует, пока не известно.

— Мы хотим муниципалитетам дать возможность подготовиться к реализации новой программы, чтобы избежать того, что происходило на первом этапе её осуществления. Тогда в авральном порядке собирались документы, и некоторые объекты, которые должны были туда попасть, не были включены в перечень, — цитирует «Областная газета» министра строительства и развития инфраструктуры Свердловской области Михаила Волкова.


Как это работает?

Как в Ревде расселяли дома: история и карта
  • Программа расселения жителей ветхого и аварийного жилья, признанного таковым до 2012 года, финансируется за счет федерального и местного бюджетов. Так, дома по Садовой, 1 и Энгельса, 34, построенные в Ревде первыми, обошлись государству в 26 млн и 86,3 млн рублей, соответственно. Общая сумма для региона: 9 030 141 099 рублей.
  • За ходом выполнения программы следит Министерство энергетики и ЖКХ Свердловской области.
  • Адреса всех домов, которые признаны аварийными в России, можно найти на сайте Фонда содействия реформированию ЖКХ (вот, например, адреса домов в Ревде).
  • Чтобы включить дом в список для расселения, его должна обследовать межведомственная комиссия, и степень износа дома должен превышать 80%. Однако это не всегда работает: так, в том же Совхозе жители Восточной, 3, где на ребенка рухнул потолок, второй год не могут добиться, чтобы их дом признали аварийным.
  • Сносить дома после расселения обязаны собственники: то есть, если квартира была приватизированной, в снос придется вложиться и ее хозяевам. Иначе мэрия не позволит приватизировать жилье.
  • 2,5 тысячи — столько всего бараков расселены в рамках программы в Свердловской области. Расселение продолжается. Всего к 1 сентября в новые квартиры должны переехать 14 тыс. человек.
Новости редакции / Блоги

Популярное