2017-07-25, 16:51 10 вопросов Мария Семинтинова 481

«Погоны не делают тебя военным»

Александру Колодницкому 30 лет, окончил Уральский институт государственной противопожарной службы. Работал начальником караула в пожарной части в Тавде, а в Ревде с 2013 года — пожарный дознаватель. Женат, свободное время проводит с любимой семьей, где растет маленькая дочь. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Практически каждую неделю на портале Ревда-инфо.ру появляются публикации о пожарах: вот они произошли, а вот пожарные дознаватели (их на Ревду и Дегтярск всего двое) установили причину пожара. Но кто эти люди, расследующие пожары, участвуют ли они в их тушении и что нужно, чтобы стать такими, как они? Мы спросили об этом пожарного дознавателя Александра Колодницкого, который четыре года устанавливает причины пожаров в Ревде.


— Александр Сергеевич, что нужно, чтобы стать пожарным дознавателем?

— Сейчас для этого требуют высшее образование специального профиля, такое можно получить в любом институте МЧС. Я в 2007 году закончил Уральский институт государственной противопожарной службы и получил среднее специальное образование, тогда этого было достаточно. Направление на учебу я получил из пожарной части Тавды, где жил, а после учебы меня сразу поставили начальником караула. Потом освободилось место дознавателя в отделе Госпожнадзора, захотел попробовать — попробовал — остался. Тогда хотелось кардинальных изменений. И кардинальные изменения произошли: я стал работать не сутки через трое, а каждый день (смеется — авт.), и даже ночью. А в Ревду я перевелся уже после свадьбы, супруга ревдинка, и жить в Тавде мы просто не смогли.


— Чем занимается пожарный дознаватель?

— По картине после пожара мы определяем, где был основной очаг пожара и уже в этом месте проводим проверку: ищем какие-то горючие материалы, проверяем электропроводку на следы короткого замыкания и так далее. Проводим экспертизы, направляем материалы в Испытательную-пожарную лабораторию в Екатеринбурге для определения типа короткого замыкания. В результате устанавливаем причины пожаров и виновных в них. Плюс беседуем с населением о мерах пожарной безопасности, проверяем учреждения на предмет пожарной безопасности.

Последние проверки

Так, например, в конце июня пожарные дознаватели проверяли библиотеку им. Гайдара на Мира, 26, где по-прежнему, в течение уже многих лет, отсутствуют система автоматической пожарной сигнализации, система оповещения при случае пожара, отдельный вход и запасные эвакуационные выходы, которые нужны по современным требованиям пожарной безопасности. По результатам проверки юрлицо, Центральная библиотечная система, получила предупреждение и требование устранить нарушения до мая 2018 года. Скорее всего, требования пожарных к этому времени будут выполнены: библиотека переезжает в помещение на М.Горького, 24, которое капитально отремонтируют.

Еще раньше проверка нагрянула на завод «Экстрол» на ул. Нахимова. И если раньше проблемы там были глобальные, то сейчас пожарные дознаватели ставят завод в пример. В прошлом году там запустили новую современную станцию пожаротушения стоимостью 15 млн рублей, с помощью которой можно будет потушить пожар площадью более 10 Га (вокруг завода).


— Насколько сложная эта работа?

— Довольно сложная из-за бумажной волокиты. Очень много работы по регистрации пожаров: каждый пожар в зависимости от его места и специфики заносится в определенный журнал (для Ревды один журнал, для Дегтярска — другой), потом может быть перенесен из одного журнала в другой, заносится в общую базу учета пожаров и так далее.

Александр Колодницкий говорит, что работа пожарного дознавателя сложная из-за бумажной волокиты: есть несколько журналов и база данных, где нужно регистрировать пожары. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— Какими качествами должен обладать пожарный дознаватель?

— Прежде всего, он должен быть уверен в себе и в принятии своих решений. Быть усидчивым, чтобы постоянно узнавать что-то новое, учить законодательную базу. Сейчас даже я могу многого не знать. Приходится искать в Интернете. Например, на днях мне позвонили адвокаты и попросили ознакомиться с материалами дела по конкретному пожару. У меня такое в первый раз на практике. Надо им предоставлять материалы или нет? На основании чего они могут с ними ознакомиться? Я съездил в прокуратуру, проконсультировался и все узнал. Конечно, тут речь о деньгах: люди хотят, чтобы мы признали, что их пожар случился в результате поджога, а они получили бы выплату по страховке. Но мы отказали в возбуждении уголовного дела.


— Бывает, что люди не согласны с вашими выводами?

— Достаточно часто. Идут в суды или прокуратуру, и начинаются разбирательства. Если в прокуратуру, то сотрудники прокуратуры могут отменить отказной материал (в возбуждении уголовного дела — авт.) и отправить его на дополнительную проверку. Сейчас у меня три таких материала. Сотрудники прокуратуры прописывают мне, каких еще материалов не хватает в деле, я их добавляю и снова либо выношу отказ в возбуждении уголовного дела, либо нет. Прокуратура может возвращать материалы несколько раз, мой максимум — три.

По словам пожарного дознавателя, люди не согласны с его выводами достаточно часто. Решения пытаются оспорить в судах и прокуратуре. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— Как часто предварительная причина пожара совпадает с окончательной?

— В моих случаях в основном совпадает. Если мы правильно находим очаг пожара, его причина может быть определена на месте. Плюс большую роль играют данные очевидцев и записи с камер видеонаблюдения: они помогают установить, где возгорание было до прибытия пожарных. Если, например, дом полностью уничтожен, а очевидцев нет, для определения очага и причины пожара привлекается Испытательная пожарная лаборатория.


— Правда ли, что новичку не доверяют расследование сложных пожаров?

— Это неправда. Я даже в первый год занимался расследованием пожаров любой сложности. Конечно, сильно помогали коллеги: спрашивал у них, как все правильно сделать, какие запросы и материалы и куда направить. Но в Тавде работа была легче, чем в Ревде. Там круг организаций, с которыми нужно было работать, был гораздо меньше. А сейчас по остаточной стоимости строений нужно написать в БТИ, по перепадам и скачкам электроэнергии в МРСК Урала, даже в Гидрометцентр пишем по лесным пожарам.

Работать в Тавде, по словам Колодницкого, было куда проще: там круг организаций, с которыми нужно было взаимодействовать, гораздо меньше. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— А что дознаватель должен быть тонким психологом?

— Правда. Я раньше даже не знал, как подойти к человеку. Сейчас знаю, какие вопросы нужно задать, и вижу по человеку, знает ли он что-то, видел ли. Если закрыт — стараюсь найти какие-то общие темы, даже, может, спрашиваю что-то не по теме. И только потом перейти к сути дела. Наверное, общение с людьми — это самое сложное в работе. С кем-то легко общаться, а кто-то вообще никак не идет на контакт, хотя знает важную информацию.


— Могут ли дознаватели сами участвовать в тушении пожара?

Да, могут. В моей практике такого еще не было, но из-за волны сокращений сил пожарной части может не хватать. И тогда могут привлечь и пожарных дознавателей. У нас есть своя боевая одежда, в которой мы должны выезжать на расследование пожара.

Александр демонстрирует боевую одежду, в которой должен выезжать на расследование пожаров. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Что самое приятное в вашей работе?

— Благодарность людей. С пирогами к нам, конечно, не ходят, но с тортами были (смеется — авт.). Приятно, когда просто благодарят. Я буквально на днях ездил на Некрасова, где сгорел дом молодой семьи, и жительница соседнего дома очень была благодарна, как сработали пожарные и что отстояли ее дом. Хотя их было не много. Просила у меня их фамилии, хочет от своего имени их отблагодарить.


— Считаете ли вы себя военным?

— Хоть я и в погонах и моя работа — это внутренняя служба, как в МВД, но я военным себя не считаю. Мне кажется, это больше гражданская сфера деятельности. Не всегда погоны делают тебя военным. Все зависит от собственного восприятия и ощущений.

Новости редакции / Блоги

Популярное