2017-08-18, 21:32 Один из нас Ксения Какшина 829

Прыгая с парашютом, главное — не спасовать

Кто такие десантники? Как мы можем судить по митингу в честь Дня ВДВ, их в Ревде не менее сотни — активных, деятельных и глубоко преданных своим войскам и друг другу. Портал Ревда-инфо.ру спросил у четырех из них, что дала им служба в ВДВ, каково было прыгать с парашютом и что они сегодня вспоминают об армии.

«Я бы другого пути не выбрал»

Владимир Семков, 56 лет

Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Владимир Семков с детства мечтал стать военным. Примерами для подражания были отец, который служил в Москве в КГБ, и дяди — моряк и танкист. В армии Владимир отслужил полтора года и поступил в училище МВД. Работал в милиции, а затем служил замкомандира спецназа.

— В спецназе мы охраняли Бориса Ельцина, — вспоминает Владимир. — После служил в Таджикистане и Чечне. Много было нехорошего: и кровь, и гибель друзей, но служба есть служба. Осталась дружба. Ребята из родной третьей роты, с которыми я был в Чечне, с восьми утра звонят, с праздником поздравляют.

В 2000 году Владимир ушел на пенсию по полной выслуге лет — майором. Сейчас работает в охране и воспитывает двоих внуков. Говорит, что одному из них карьера военного обеспечена — ему три года, а он уже кричит: «За ВДВ!».

— Я горжусь тем, как прожил свою жизнь, и моя дочь мной гордится, — говорит Владимир. — Если жизнь начать заново, я бы другого пути не выбрал. Все то же самое: и Таджикистан, и Чечню. Другого пути я никогда не искал.

«Хотел в морскую пехоту»

Владимир Шевчук, 64 года

Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

На митинг в честь Дня ВДВ Владимир Шевчук в этом году приехал на мотоцикле. Говорит, отмечает дату каждый год, потому что «хочется хоть раз в год надеть берет и вспомнить всех друзей, с кем служил». А отслужил мужчина два года. На комиссии просился в морскую пехоту, но ему предложили воздушно-десантные войска. И он, недолго думая, согласился.

Служил в Туле, в 51-м парадно-показательном полку. Но прежде три недели — в Костроме, а оттуда добровольцем перевелся в Тулу. Говорит, перейти решил, потому что друг там служил.

— Раньше, как говорится, через день на ремень, — рассказывает десантник. — У нас были стрельбы, показательные выступления, тренировки — расслабляться некогда было. А вот сейчас служба всего год. Ну что это такое? Мужчинам обязательно служить нужно.

После армии Владимир выучился на электромонтажника и, как говорит, мотался по Советскому Союзу. В итоге остановился в Ревде. Сейчас увлекается лесом и рыбалкой.


«Отец — десантник, иду по его стопам»

Кирилл Мокроусов, 23 года

Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Кирилл идет по стопам своего отца — Валерия Мокроусова, ветерана-«афганца». На комиссии парню предлагали пойти в морскую пехоту, но он отказался: хотел в пехоту крылатую, как отец.

В призывном пункте Егоршино долго ждал, пока за пополнением приедут десантники. Четыре месяца Кирилл обучался в 242-м учебном центре подготовки марш-специалистов ВДВ в Омске, получив специальность механика-водителя. Потом был направлен в Кострому в 331-й десантный полк. Попал в разведроту и оставшиеся восемь месяцев дослуживал там.

За службу десантник совершил пять прыжков. Говорит, что для него это было привычно: прыгал до армии, но дух захватывает каждый раз.

— В воздушно-десантные войска я хотел еще и потому, что всегда был подготовленным человеком — занимался карате. Считаю, что десантники — элита войск, и они должны быть сильнее и подготовленнее остальных.

Кирилл оканчивает УрФУ и служит по контракту. С армейскими друзьями общается до сих пор. Говорит, что армия была для него ступенью в дальнейшую жизнь, которую парень хочет связать со службой.


«Когда прыгаешь с парашютом, главное — не спасовать»

Михаил Зайцев, 79 лет

Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

80 лет в этом году исполнится Михаилу Зайцеву, который три года отдал службе в воздушно-десантных войсках. Служил в Костроме в 331-м гвардейском парашютно-десантном полку. Рассказывает, что комиссию проходил в инженерно-химические войска, но на областном пункте распределения его забрали десантники.

— Я никогда не жалел, что попал в ВДВ, — улыбается он. — Помню, что свой первый прыжок совершал как-то совсем бесстрашно: если буду жив, то буду жив. Но главное — не спасовать. До одиннадцатого прыжка все как по шаблону, а вот дальше — уже осознанно прыгаешь. Я за службу 36 раз прыгнул с парашютом.

Призывался Михаил Зайцев в 1956 году во время Венгерского восстания. Вспоминает, что их полк был в боеготовности №1: были загружены и готовы к вылету самолеты. Но волнения в Венгрии закончились, и вылетать не пришлось.

После службы десантник выучился в Среднеуральском учебном комбинате на шофера первого класса. Устроился в отдел внутренних дел МВД России, где прослужил 34 года. Со службы ушел в звании прапорщика — захотелось мирной жизни.

— Горжусь, что я десантник, — говорит Михаил Зайцев. — Благодаря службе начал более серьезно смотреть на жизнь. И эта служба — память на всю жизнь. Сколько бы мы ни прожили, мы на всю жизнь остаемся десантниками.

Новости редакции / Блоги

Популярное