«Первое время голова болела от всей этой меди». 10 вопросов барабанщику Даниилу Ворожбиту

О чем думает музыкант за ударной установкой, почему джаз играть сложнее всего, как привить детям хороший музыкальный вкус.

2018-09-03, 13:33 10 вопросов 330

Ревдинцу Даниилу Ворожбиту — 21 год. Вот уже два года он играет на ударных в духовом джаз-оркестре Андрея Татарченкова (ради чего по выходным приезжает в Ревду), год — в екатеринбургских группах «Домани» и Kuga Honey и (с недавнего времени) в музыкальном театре «Шарманка». Выступал в передаче «Утренний экспресс» на «Четвертом канале», на концертах в «Ночь музыки» в этом году, в День города на площади 1905 года.

При этом музыка для него — не способ заработка, а способ выразить свое я. Всегда ли так будет или это только пока, сказать не может: говорит, еще думает. Мы задали ему десять вопросов о музыке, деньгах, проектах и, конечно, о планах.

Даниил окончил гимназию №25, сейчас живет и работает в Екатеринбурге. Учится в УрФУ. Начинал со школьного ВИА в гимназии под началом Вячеслава Макушева. Фото// личный архив

1. Даниил, с чего все началось?

— С вокального ансамбля гимназии №25. Вячеслав Николаевич Макушев взял меня в коллектив лет в 11, наверное. И я сразу сел за ударные. Гитара дома была всегда, папа меня научил. Но ударные привлекали больше. Первые две недели мы просто сидели и стучали по коленкам. Наверное, он боялся, что если я сяду за установку, все там расшибу… Помню, как он кричал на меня — и это самое лучшее, когда человек так горит твоим результатом. Я долго учился, и сейчас еще учусь. Например, учу ноты, когда играю с джазменами (у меня нет академического образования). К нам в ансамбль приходили ребята и учились быстрее меня. И я так переживал, что я такой тупой… Это помогает: если кто-то лучше тебя садится за инструмент, ты ощущаешь конкуренцию.

2. Кто для тебя музыкальный пример?

— Для меня — Бадди Рич, Джон Бонэм из Led Zeppelin. Еще нравится ансамбль у Леонида Агутина, они делают офигенную музыку. Из местных, уральских, кое-кто нравится. Музыку слушаю постоянно: и в машине, и дома. Моя девушка уже устала… Хотя она тоже музыкант, мы играем в одном проекте, она — на клавишах.

3. Как ты попал в джаз-оркестр Татарченкова?

С духовым джаз-оркестром Андрея Татарченкова. Фото//личный архив

— Это очень интересная история. Я к тому моменту недавно окончил школу, и мне написал Дима Жильцов (фронтмен группы «Запасной выход»): мол, требуется барабанщик. А вообще, музыкальная тусовка — такая паучья сеть, все друг друга знают! Ну вот, я пришел к Андрею Ивановичу. Он говорит: «Поиграй». Ну я сыграл свинг, танго, какой-то би-боп, что-то еще… А я же в школе только играл, там, «Битлов»! А тут — джаз. Что это, с чем это едят? Был в шоке вообще. Стал ходить на репетиции, и первое время болела голова от этой меди, присвингованной музыки. Благодаря Андрею Ивановичу я стал развиваться, стал более разносторонним. Спасибо ему за музыкальное развитие, за любовь к джазу.

4. Кто такие «Домани» и Kuga Honey?

— Когда поступил в вуз, познакомился в Екатеринбурге с басистом группы «Домани». Он позвал на репетицию. Я думал, будет металл какой-то, так не хотел идти. А оказалась приятная музыка, инди-рок, типа «Сплина». Мы начали играть. Для меня это была такая ГРУППА В ЕКАТЕРИНБУРГЕ, прямо вот так. Своей площадки нет, арендуют… В Екатеринбурге с этим все хорошо: нормальные репетиционные базы. При этом свое у меня только железо (тарелки) и палочки. Как правило, ударные установки можно подстроить, да и звучат они все одинаково. Своей у меня нет. И дорого, и непонятно, где ее хранить, да и зачем, если на всех площадках, где мы выступаем, по райдеру обязаны ее предоставлять. Потом попал в группу Kuga Honey. Там гитарист, басист, барабанщик, клавишник, две солистки. Я не пою, мне не дают (но я хорошо пою, правда!). Мы в этом году выступали вместе на «Ночи музыки». Пока обе группы в таком начальном состоянии. Но с «Домани», например, мы были в ротации в «Красном и Белом» (играли наши песни).

5. «Шарманка» — твой четвертый коллектив — это театр. Как тебя угораздило?..

После выступления с театром «Шарманка» на Международном фестивале кукол. Фото// Андрей Колмаков, vk.com/kolmakov.andrey

— А полгода назад скинули ссылку в соцсети: вот, требуется барабанщик. Я тоже думал, что ерунда какая-то. Пришел на репетицию, а там сидит барабанщик. Было прослушивание: «Даня, сыграй свинг». Сыграл. Все — свободен. Я вышел и не понял: меня взяли или нет? Понимаешь, я думал, что уже что-то умею, я думал, что наш джаз-оркестр — это круто. А тут еще выше уровень! Пришел на следующую репетицию, сыграл на выступлении. И вот вошел в основной состав. Он показывает историю джаза. От самого начала, где негры хлопали в ладоши на полях, до наших дней. Там музыканты, актеры, танцоры… Режиссер, конечно. Труппа — молодая, в основном. Все — музыканты с образованием, из вузов. Играют, преподают. Музыканты высшего эшелона, скажем так, почти все — резиденты джаз-клуба Екатеринбурга EverJazz. Все взрослые. А я самый младший.

6. Сколько ты зарабатываешь музыкой?

— Я себе пока что не ставлю цели заработать много или выступить в каком-то месте. Но мы уже выступали в День города. С «Домани» как-то выиграли десять тысяч рублей. За выступление с «Шарманкой» за полчаса мне заплатили три тысячи. Но тяжело заработать музыкой, если не играть то, что нужно. Я думаю, массовая культура сейчас вся поделена и аудитория дифференцирована. Например, Оксимирон. Его знают подростки, но не знают люди постарше. А он собирает стадионы. Или Агутин. Ты его знаешь? Ну вот, а его не знают фанаты Оксимирона. Агутин тоже собирает стадионы. Поэтому надо, наверное, выходить в каком-то жанре и зарабатывать. Как сказал на мастер-классе один австриец, «если вы идете в музыку зарабатывать деньги, помните: есть много других способов зарабатывать деньги». Зарабатываю иначе. Работаю тренером, обучаю продавцов в частной компании.

7. О чем ты думаешь, что чувствуешь, когда сидишь за ударными?

— Отношение к этому процессу у меня менялось с течением времени. Сейчас я остановился на том, что ударные, музыка — это язык, способ выражения мысли. У тебя есть спектр знаний, музыки, и тебе надо выражаться на сцене. Ты думаешь: «Хочу это сказать… А теперь это». И цель обучения, практики в том, чтобы играть свободно и говорить все, что ты хочешь. Есть такая легенда, что джаз родился, когда собрались некие люди и не могли найти общего языка. Тогда они стали «говорить» музыкой. Именно поэтому джаз — такой ломаный. И не всем понятный еще. К нему надо прийти. Безусловно, это музыка не для всех.

8. До любви к джазу надо дорасти?

— Скорее, это вопрос к интеллекту. Есть много всяких исследований, которые доказывают это. Соберите людей, просто среднестатистических: включите им Лободу, например, а потом Майлза Дэвиса. Многие не поймут его. И играть джаз тоже намного сложнее, чем другую музыку. Потому и джазменов настоящих мало, а поп-, рок-групп — много (никому не в обиду).

9. С какого возраста можно учить детей слушать такое?

— С самого начала, я так думаю. Чтобы не было потом барьера. Я считаю, что музыка должна тянуть человека вверх, а то, что сейчас на эстраде, 90% — тянет людей вниз. При этом, смотри, я и играть могу какой-нибудь хип-хопчик. Надо уметь играть и такое, это вопрос к твоему кругозору, диапазону, знанию музыкального языка. Кстати, у артистов хип-хопа, рэпа американского есть много интересных вещей из того же Стиви Уандера (это соул, r-n-b и прочее).

10. Ты сейчас часто бываешь дома?

— В Ревде бываю раз в неделю, в две недели. Я и сам понимаю, что надо чаще. Проводить время с родителями. Когда в Екатеринбург переехал, мне было все очень непривычно. Всегда жил с мамой и папой, никогда даже на десять дней не оставался один. И тогда понял, что все их житейские советы ненароком заходили, и вот так надо жить. Маме, папе — отдельное спасибо. За все.

Хотите читать только хорошие новости? Присоединяйтесь к Ревда-инфо в «Одноклассниках». Самая добрая компания в этой социальной сети!

comments powered by HyperComments

Популярное