2018-09-23, 16:02 Истории Нона Лобанова 1 738

«А разве здесь еще живут?». Дом на Энгельса, 36 грозит рухнуть, но его подвинули в очереди на расселение

Стены одноэтажного дома на Энгельса, 36 в Ревде изношены на 90%. В 2014-м дом был признан аварийным, и мэрия обещала расселить его к 2016 году. Но — он остался, единственный из аварийных бараков в самом городе. Дому скоро 80 лет. И он явно накренился. Здесь живут девять человек, в том числе трое детей. Надо ли объяснять, что будет, если стена рухнет? Новый срок расселения — 2020 год.

Олесе с мужем 27-метровая квартирка досталась от его мамы, сама хозяйка живет в другом месте. Одна комната с санузлом, разгороженная на две. Первая служит одновременно прихожей и кухней. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру
— Живем как бомжи, — с извиняющимися нотками в голосе говорит Олеся. — Ремонт бесполезен — отделка сразу отваливается. Потому что сыро и дом ходуном ходит. Вот, посмотрите, какая щель в стене. Еще недавно ее не было. Дверные проемы и оконные рамы перекосило, пол тоже. Стиральную машину устанавливали — она в подпол провалилась.

Родители не разрешают полуторагодовалому сынишке и четырехлетней дочке бегать дома: опасно при ветхости всех конструкций. Как-то раз, когда молодая мама выходила из квартиры с коляской, на нее сверху — слава Богу, что не в коляску — упал увесистый кусок прогнившей деревяшки, ударив ее по плечу.

С каждой зимой в некогда теплых комнатах становится все холоднее, по мере прибавления и увеличения щелей и трещин в стенах и на потолке. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

— Бывает, сквозит так, что волосы шевелятся, — подхватывает соседка Олеси Марина: их двери через крошечный тамбур. — При включенных батареях наружная дверь перестает закрываться, так ее перекашивает, пытались молотком вправить — бесполезно; летом только встает на место. А по этой стене, которая больше всего заваливается, ведь газовая труба проходит!

Окна в нежилые квартиры заколочены, чтобы в них не забирались бездомные. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Квартира у Марины тоже в собственности — она приобрела ее в 2004-м. Говорит, что тогда дом казался вполне крепким. Разрушение, набирая темпы, началось, по ее словам, лет пять назад.

Лидия Андреевна с сыном занимает самую большую жилплощадь в доме: как хорошему работнику, от РММЗ в восьмидесятых ей дали вторую комнату в секции, получилось 54 квадратных метра.

— Плитка в ванной отпала, треснула, — перечисляет сын Лидии Андреевны Андрей. Он отгибает обои в углу: под ними глубокая дыра, но вроде бы не сквозная. — Потолок прогнулся около стены: то есть явно перекрытия сгнили. Слышно, как капает на чердаке. Однажды я закрыл провал в стене гипсокартоном — он попросту выпал. С грохотом. Мы перепугались, думали, все, завалит. Пол шатается…
Перекрытия в доме сгнили. Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

Из девяти квартир в доме три муниципальные. После смерти жильцов они пустуют, окна-двери заколочены. А пустующие здания, как известно, ветшают намного быстрее жилых. Но коммуникации-то общие! Так, из-за соседней нежилой квартиры Эльвира с дочкой-инвалидом на несколько дней осталась без газа — была утечка, пока вскрыли, пока нашли, пока разобрались, в чем дело. В газовой службе, по словам Эльвиры, ей сказали: «Ураган бы, чтобы снес дом, пока не взорвались!».

Этой весной около дома затопило колодцы со стороны подъездов, воды стояло по колено.

— Такое творилось, что Степанов (замдиректора УГХ — ред.) прибежал, благо они у нас в соседях, — вспоминают жильцы. — «Водоканал» заменил кольца колодцев. Фундамент еще подмыло…

Единственное, что в доме более-менее исправно — это отопление. Трубы меняли относительно недавно. Но жители не знают, дадут ли тепло нынче: от аварийного дома отказалась управляющая компания.

Комментарий юриста

Алексей Чижов, юрист:

— После того, как компетентная комиссия подписывает акт о признании здания аварийным, местные власти должны его сносить. Но это можно только спустя год после предупреждения жильцов. Если только состояние дома не угрожает их жизни.

По закону собственник жилья в аварийном доме имеет право на: возмещение потерянной собственности; компенсацию затрат на переезд, наем временного жилья и других убытков, которые при этом могут возникнуть. Выселить собственников из их жилья без возмещения нельзя. Владельцам квартир или дома должны предложить равнозначное благоустроенное жилье: квартиры равной площади и с тем же количеством комнат. При этом не учитывается местоположение нового жилья или другие параметры, которые могут быть важны для людей.

Второй вариант: денежная компенсация для самостоятельного приобретения новой жилплощади. Она предполагается равноценной, то есть соответствующей рыночной цене аварийной квартиры.

Решать должны собственники. Их нельзя принуждать. Но по общему правилу в первую очередь будет предложена другая жилплощадь.

Деньги должны выплатить безналичным способом, это целевое перечисление — их можно потратить на покупку недвижимости; другие цели, но только если есть иное жилье и с согласия администрации.

Если дом может обрушиться в любой момент, жильцов переселяют во временное жилье из маневренного фонда. Переезду предшествует заключение договора купли-продажи или мены. То есть новое жилье поступает в собственность (в муниципальные квартиры переселять нельзя). Затем в течение месяца квартира в доме под снос должна быть освобождена.

Если аварийный дом не будет расселен и рухнет, то ответственность за причиненный физический вред и материальный ущерб несет администрация.

В отличие от своих товарищей по несчастью из других ветхих домов, жители Энгельса, 36 пороги не обивали. Просто жили. Однажды, в 2011 году, местная власть сама явилась к ним в лице депутата Сергея Белякова. Он, по его словам, шел мимо и удивился: неужели в доме еще живут? Беляков посоветовал немедля хлопотать о присвоении дома статуса аварийного.

Жильцы пригласили эксперта, заплатив 35000 рублей за оценку. Эксперт заключил: «имеется опасность обрушения стены», «снижение ее несущей способности является недопустимым», «провисание перекрытий в подполе и чердачного». Ну и «мелочи» типа коррозия трубопроводов — 70%, крыши — 40%, полов — 55%.Фото// Владимир Коцюба-Белых, Ревда-инфо.ру

В 2014 году глава признал дом аварийным и подлежащим сносу; УГХ должно было направить заявку в Минэнергетики и ЖКХ для включения его в адресную программу, по которой отселить жителей в срок до 2019 года «в соответствии с лимитами бюджетных ассигнований».

Потом Энгельса, 36 ежегодно обещали расселить в срок до 2019 года.

По новой муниципальной программе срок отодвинулся до 2020-го, а первыми в очереди оказались жители Восточной, 9 и других домов в совхозе. В устной беседе в жилотделе администрации жильцам сказали: «Так у вас же нет муниципальных квартир». И посоветовали… ремонтировать. Или переехать в маневренный фонд, варианты которого в лучшем случае — комнаты в общежитии.

Жители обратились в Думу и администрацию, а также в прокуратуру. Они поняли, что если и дальше молчать, то дом скорее рухнет, чем его снесут.

Еще по теме

Хотите читать новости в своем Телеграме? Подпишитесь на канал Ревда-инфо!

Новости редакции

Популярное