2019-01-25, 18:41 Соцсети 640

«Декану досталось шваброй». Ревдинцы поделились смешными студенческими историями

А вы помните, что перед экзаменом нужно кричать в окно: «Халява, приди!», а еще класть под пятку пятачок? Помните вкус столовских булочек с чаем и котлеты с пюре? А имя самого строго преподавателя на вашей кафедре? У любого студента, сколько бы лет ему ни было, найдется не одна история об учебе. Они грустные, смешные, неожиданные, иной раз и страшные. Сегодня — Татьянин день, День студента. Мы попросили ревдинцев рассказать, что они помнят о временах студенчества. И сами вспомнили интересные случаи! А что случалось с вами? Поделитесь, отправьте нам свою историю в форме в конце этой записи.


Евгения Белянина, редактор газеты «Штука»

— Моя история будет совсем не комедийная, а прямо скажу, с элементами саспенса. В девяностых кафедра современного русского языка в УрГУ была крепостью, которую приходилось непрерывно брать приступом. Даже самые умненькие тряслись перед очередным диктантом, хитрым зачетом, не говоря о контрольных. Как-то педагоги придумали нам, второкурсникам, очередное испытание. По сути интересное, если бы не страх быть не допущенным к экзамену… Надо было по секундомеру превратить сухой косноязычный текст в качественную новость. Написали. Ждем в коридоре минут 20. Трясемся.

Наконец из кабинета выплывает секретарь: «Сейчас вывесим список тех, кто написал на зачет». И уплывает еще на 20 минут. Ждем, трясемся.

Наконец список вывешен! Короткий. Мы толпимся у этой бумажки, отходим, часть из нас тихо и счастливо крестится, часть так же тихо рвет на себе волосы.

И тут… дверь отрывается снова! И та же девушка-секретарь, обводя нашу толпу лучистым взглядом, произносит: «Это список тех, кто написал на незачет». И удаляется! Немая сцена. Общая истерика.

Кстати сказать, посовещавшись, наши добрые педагоги допустили до экзамена всех. А мы решили, что это был зачет по стрессоустойчивости. Тогда его не сдал никто, но думаю, по жизни потом его многие пересдали!


Ольга Изгарова, завсектором краеведческой литературы ЦГБ им. Пушкина

— Новые знания, как пища — не получил их и остался голодным. Будешь искать новую порцию, пока «не наешься до отвала». Вот и я, сколько себя помню, все время где-то чему-то учусь, хотя каждый раз говорю себе, что на этом точка. Это как сидеть на диете, рано или поздно все равно сорвешься.

Мне не довелось учиться очно в институте, так как пришлось рано повзрослеть и вставать на ноги. Работать я начала в 15 лет — конечно, неофициально. В этот период окончила курсы оператора ПК и парикмахера, которые оплатили мои родители.

Своими «кровно заработанными» я оплатила первую учебу в колледже архитектуры, строительства и предпринимательства. Там у нас была очень дружная группа, мы во всем друг другу помогали и продолжаем общаться до сих пор.

Читать дальше...

Учился у нас в группе дяденька с ЯНАО, был он первым замом у своей жены, которая управляла крупным бизнесом. На сессию он приезжал в Екатеринбург «отдохнуть», так «отдыхал», что на подготовку у него времени не оставалось. И вот как-то на контрольной у меня с ним совпали варианты. Он мне шепчет: «Дай списать», отвечаю: «Хорошо, выйди». Сдала, получила 5, незаметно от преподавателя забрала свою работу, вышла из кабинета.

Следом он выходит, я даю ему свой листок, и он заходит обратно в кабинет. Через некоторое время в кабинете хохот. Оказалось, что он не стал переписывать мою работу, а просто сдал ее преподавателю.  А на каждой работе были написаны ФИО студента. И преподаватель ответила: «Ольга Юрьевна, я ведь вам уже поставила 5, зачем вы изменили свою внешность, ведь две пятерки за одну работу я не поставлю?». Тот дяденька даже сразу не понял юмор препода…

Вел у нас предмет очень молодой преподаватель, только с института, в чистом виде ботаник. Лекции читал по бумажке, скучно было его слушать и невозможно конспектировать, да и разобрать, что он бубнит, было по силам только спецагентам. Мы не любили ходить к нему на лекции, а когда приходили, то часто болтали о своем и его не слушали. Его это очень злило. И вот зачет. Всей группой решали, что предпринять, чтобы не провалиться.

Варианты были разные: запугать, не явиться, имитировать пожар, подсыпать пургена ему… Остановились на варианте сбить его с толку. Самая сексуальная девушка нашей группы (полногрудая блондинка в мини-юбке с ногами от ушей, на 9-сантиметровых шпильках, мужики головы сворачивали, глядя ей вслед) должна была флиртовать с ним и назначить свидание взамен на зачет для всей группы. Весь зачет мы наблюдали мастер-класс по пикапу, парни наши еле выдержали это представление. Наш план сработал, препод купился на великолепную Юльку и поставил всем зачет автоматом. Но на свидание к нему она так и не пришла…

Во время учебы в Академии культуры и искусства повели нас на экскурсию в библиотеку. А там все какое-то знакомое и родное. Идем по библиотеке и знаем где поворот будет и что за ним. Дежавю просто. Оказалось, что эта библиотека и библиотека им. В. Г. Белинского в Екатеринбурге построены по одному проекту.


Петр Горбенко, ветеринарный врач

— Я из тех людей, которых называют «вечный студент» — мне надо постоянно учиться и получать новые знания. Студентом я стал в 2006 году, когда поступил в Свердловское агропромышленное училище (сейчас Уральский колледж технологии и предпринимательства). Уже на втором курсе понял, что хочу стать врачом, поэтому после колледжа пошел в Уральскую сельскохозяйственную академию (сейчас Уральский государственный аграрный университет). В 2015 году поступил в аспирантуру, а в 2018 году получил диплом об окончании. В настоящее время продолжаю обучаться — посещаю различные семинары и конференции по ветеринарной тематике.

Студенчество — это интереснейшее время. В это время учишься быть пунктуальным, ведь электричка не будет ждать. Учишься быть коммуникабельным, ведь к каждому преподавателю нужно найти подход. Учишься быть экономным, так как стипендия не резиновая. Учишься распоряжаться своим временем, так как днем занятия, а ночью работа. Пытаешься запомнить весь материал по предмету в последнюю ночь. В результате всего этого получается человек, который способен приспособиться к абсолютно любым жизненным условиям.

Хотелось бы пожелать студентам идти на экзамен смело и наслаждаться студенческой порой! А учились мы… ох!


Нона Лобанова, журналист Ревда-инфо.ру

— Деканом факультета автоматизации Омского политехнического института в то время, когда я там училась (конец восьмидесятых-начало девяностых), был Андрей Туполев, тезка, и, как говорили, родственник знаменитого авиаконструктора. Как-то в Новый год он решил лично посмотреть, как празднуют его студенты в общежитии. А дежурила баба Гала — про нее рассказывали, что раньше она работала в женской колонии надзирателем. Так это или нет, но была она настоящим мастером слова. Правда, большей частью нецензурного. Посмотреть очередную серию «Рабыни Изауры» в смену бабы Галы на вахте собиралась толпа (хотя почти во всех комнатах были телики) — исключительно ради ее комментариев событий на экране. Особенно доставалось несчастному Леонсио, я таких изысканных оборотов после этого не слышала.

Читать дальше...

Так вот, в ту новогоднюю ночь (впрочем, как обычно после 11 вечера) баба Гала зорко блюла нашу безопасность и нравственность, отбивая атаки чужих от закрытой двери общаги. Декан оказался в их числе, получив добрую порцию из бабыгалиного словаря (самым мягким определением было «старый курвоклок»). Убедить вахтершу в своей личности и в чистоте своих намерений ему не удалось. Тогда он пошел другим путем, известным всем общаговским любителям ночных прогулок, — через окно единственной комнаты на первом этаже, где жили трое старшекурсников, считавшихся «серьезными». Но баба Гала про Окно тоже знала. И когда светлый лик нашего несравненного Андрея Андреевича возник в форточке, уже караулила его с любимым оружием — шваброй — наизготовку. И энтой шваброй — в наглую морду в форточке, раз, другой, третий, пока морда не отступила. Мы, узнавшие своего декана, просто онемели от такого святотатства (точнее, давились смехом)… Потом по личному приказу Туполева бабу Галу поощрили за службу. Нам, свидетелям этой сцены, здорово от нее влетело: мол, что, не могли сказать, кто это, олухи вы этакие, хорошие вы мои. А Окна не стало — комнату расселили.


Андрей Зиновьев, таможенный брокер

— УПИ, металлургический факультет, с 1988-го по 93-й. Приехали в Верхний Тагил со стройотрядом — строили дорогу в частном секторе. В целях гигиены большинство парней (у нас был мужской стройотряд) побрились наголо. Выдали всем робу черную. Идем в первый день на работу, бабушки сидят во дворах смотрят так на нас с опаской: «Парнишки, а где у вас охрана-то?» Там же зоны кругом, они и решили, что зоновцев на стройку пригнали: лысые, в черной форме. Потом мы с ними сдружились.

Они нас подкармливали — виктории, огурчиков со своих огородов, молочка попить. А им пару-тройку носилок бетона подкинешь для дорожки к домику — не жалко. Это был 90-й год, когда Цой погиб. Под жилье нам выделили в УПК (учебно-производственный комбинат) один кабинет, поставили кровати. А ключ подходил ко всем дверям в здании. Так что мы и кухней пользовались, и швейная мастерская была, со всякими нитками-иголками, и мест для уединения полно.

Читать дальше...

Жил я в общаге, в выходные ездил домой. Время было голодное. Но на стипендию можно было жить: 40 рублей. Со второго курса заключил договор с ОЦМ, завод доплачивал, и получалось 60 рублей. А мой бюджет в неделю — 15 рублей, и я вполне вписывался. Из дома — картошку, соленья-варенья. За общагу в год мы платили рублей двенадцать.

Билет на автобус до Ревды стоил 1 рубль 5 копеек, на электричке — 20 копеек.

Коротко студенческие годы могу охарактеризовать так: жареная картошка, общага, электричка. Бедно, но весело. А сама учеба, экзамены — это уже на втором плане.

В стройотрядах мы зарабатывали. В среднем ценник был за стройотряд в области 1000 рублей (за два месяца — июль и август), на северах больше. Я на эти деньги одевался. Пахали, конечно — в шесть подъем, в семь на точке и до девяти вечера в поту и мыле. Бетон таскали носилками, и негласный закон: с носилками шагом не ходят, с носилками только бегают.


Татьяна Замятина, корреспондент Ревда-инфо.ру

— Я студентка очень суеверная, поэтому перед каждым экзаменом по классике «зову халяву». Обычно по ночам в зимнюю сессию город спит, но летом бывает так, что я попадаю на зрителей. Так получилось этим летом, как раз в дни чемпионата мира по футболу, в мой второй курс. Дело было так.

Завтра зачет по художественно-публицистическим жанрам (тот, кто когда-либо учился на журфаке, поймет, что это такое — сдать Мясниковой, мои одногруппники сдают все еще). Все как положено: полночь, я с зачеткой в руках на балконе, открываю окно и начинаю кричать. «Халява, приди-и-и», — разносится по всему двору с моего шестого этажа. И из темноты мне внезапно отвечают, мол, не придет, учить надо! Стало как-то обидно, потому что я учу всегда, а халяву зову, так сказать, для верности.

И, конечно, сразу подумалось, что это плохой знак. Но второй голос из темноты меня успокоил криком, что халява обязательно придет. Собственно, халява пришла — мне поставили автомат за зарисовку (снимала свою сестру-туристку), которая Мясниковой понравилась. Хотите верьте, хотите нет, но приметы работают. Но учить все равно нужно.


Дарья Архипова, мама двоих детей (справа)

— На втором курсе УрГПУ у нас был такой предмет как ФДОиК (финансы, денежное обращение и кредит). Я — рекламщик, у которого в голове только слоганы, контент-планы и радиореклама, сдавший зачет по высшей математике с седьмого раза (а именно такое было второе любимое число после тройки у преподавателя), решила, что этот предмет мне в жизнь не сдать и сходила на пару ФДОиК один раз, чтобы хоть одна отметка о посещении была. И вот он, день «Х». Экзамен. Преподаватель собрал нас в аудитории (к слову сказать, и преподавателю-то было все равно на наши пары, он ходил на них раз через раз, так как основное преподавание у него было в кадетском училище).

Он окидывает аудиторию взглядом и говорит: «Сейчас те, кто хоть раз был на моей паре и кого я узнаю в лицо, получают оценку автоматом, а остальные сдают экзамен как положено». Я думаю, ну вот он, конец. Он начинает показывать пальцем: «Ты, ты, ты…» и тут он доходит до меня и говорит: «И ты… получаете автоматом отлично, остальных прошу тянуть билеты!» У меня земля ушла из-под ног. Тот единственный раз моего посещения был знаменательным! Это был самый легкий экзамен в моей жизни по предмету, о котором я даже представления не имею.


Сергей Казаринов, тренер секции рукопашного боя «РОССИЧ»

— Поступал в Челябинский государственный институт физической культуры в 1992 году на специальность «Методист-организатор по физической культуре и спорту», а закончил в 1997 году уже Уральскую государственную академию физической культуры по специальности «Организация и управление физической культурой и спортом». Этот вуз был самый престижный в области физкультуры в то время. Конкурс был большой, но сдал я легко: мы сдавали нормативы ГТО, многоборье. Плавали, метали гранату, бегали кросс.

Плавание для меня было самым сложным, потому что плавал я плохо. А пловцов было много. Плыли мы 50 метров, я прыгнул в воду, плыву, смотрю вперед… а все уже плывут обратно. Думал, не поступлю из-за этого. Получил тройку, но за остальное — пятерки, так что все получилось.

Читать дальше...

Учеба в институте — самое интересное время в жизни. Друзья остались на всю жизнь, все они спортсмены, близкие мне по духу. Мы до сих пор ездим друг к другу в гости. Помню, как ответственно подходили к учебе педагоги. Они вдохновляли нас. Даже если нелепости мы говорили, все равно нас хвалили: «Молодец, что высказываешь личное мнение». В школе было не так, там, наоборот, ругали, подавляя личность. Вот почему интерес к учебе в вузе проснулся. Я даже в аспирантуру поступил, правда не закончил ее.

Поскольку в Челябинске много озер, каждую летнюю сессию мы пропускали учебу и сбегали целой толпой загорать и пить пиво. Многие однокурсники не готовились к экзаменам дома, а я всегда между сессиями выполнял все работы. Даже другим за деньги. Еще помню нашу столовую. С огромной очередью, естественно. Но там столько было еды!

Ну и диплом, конечно, не забуду — я писал его три года! Все по своей работе в секции. Напечатали мне его на компьютере, который стоял в компании «Высо», где я работал. В нем были цветные фотографии, редкость по тем временам. Мой научрук понес его на кафедру, чтобы похвастать. Конечно, защитился на пятерку.


Валентина Пермякова, редактор Ревда-инфо.ру

— Это было на втором или третьем курсе, я училась на факультете журналистики УрГУ (сейчас УрФУ). Мы сдавали философию, которую читал кумир половины дамской части журфака, преподаватель по фамилии Логинов (имени его не помню). Пары были непростыми, многое приходилось заучивать, так как разбираться в тонкостях у нас, заочников, не было ни времени, ни сил. Зачет сдавали тестом. Понимая, что ничего не понимаю, решила пойти ва-банк: у группы, сдававшей тест перед нами, попросила результаты одного из вариантов (их было несколько). Ну, допустим, «Б». Сфотографировала на телефон, зашла в аудиторию.

Преподаватель раздал листы с тестом, переворачиваю… Бац! Мне достается вариант «Б». Ну а дальше дело техники: главное было — сделать пару-тройку намеренных ошибок, дабы не вызвать подозрения. Это был очень легкий зачет (но не самый легкий на курсе, самым легким был тот, который мне проставили в зачетку, хотя я и на пары не ходила, и преподавателя в лицо не видела — по истории высшей математики). Но это уже другая история…

Еще по теме

Хотите читать только хорошие новости? Присоединяйтесь к Ревда-инфо в «Одноклассниках». Самая добрая компания в этой социальной сети!

comments powered by HyperComments

Популярное