В Ревде бывшее общежитие должны расселить через семь лет. Но жить там уже нельзя

Гниль, насекомые, пьяницы, крысы и безысходность — как живут люди в доме на Цветников, 11, который планируется расселить в 2026 году.

2019-12-23, 10:49 Истории 1 455

Каждый вечер, перед тем, как лечь спать, Юлия обрабатывает дверь своей комнаты дихлофосом, утром собирает тараканьи трупы у порога. Раз в неделю приходится заливать «отравой» всю комнату — повсюду щели, а тараканов и клопов полчища.

IMG_6915
Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

На средства от насекомых у Юлии уходит, по ее словам, около 3-4 тысяч в месяц. Столько же, сколько она платит за коммуналку в своих 11 квадратных метрах в бывшем общежитии, а сейчас многоквартирном жилом доме на Цветников, 11. Это практически вся ее зарплата. Самый главный ее страх — что таракан заползет в ухо полуторагодовалой дочке. И с ужасом мама ждет того дня, когда дочь научится открывать замок на двери и выскользнет в коридор, где рушится сгнивший от сырости пол…

DSC05510
Юлия Зеленкина получила это жилье в 2000 году от РЗ ОЦМ — работала вальцовщицей. Тогда они с мужем от души радовались своему собственному «шалашу», пусть и крохотному, пусть переоборудованному из бывшей душевой. Заводское семейное общежитие было уютным и чистым: душ, туалет и кухни содержались в образцовом порядке под бдительным надзором коменданта, коридоры были застланы ткаными дорожками, на которых играли дети, повсюду стояли цветы, пахло выпечкой. Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

Теперь в доме пахнет трущобами — сыростью, затхлостью, человеческими испражнениями (как в туалете самой грязной забегаловки), гарью, гнилью, с легкой примесью дезинфицирующих средств. Эту вонь не заглушить, она пропитывает все вокруг. И ядовитые испарения расходуемых жильцами на обработку сотен литров «химии» легким, понятно, пользы не принесут.

За 19 лет на памяти Юлии двухэтажный дом (1951 года постройки) ни разу не ремонтировали, не считая мелких «косметичек» в местах общего пользования, устранения аварий и ремонта кровли (после того как начала обваливаться штукатурка на втором этаже). Здание, вполне закономерно, обветшало.  Разваливаются стены, деревянные конструкции сгнили, коммуникации проржавели, канализационными стоками топит подвал.

Темпа разрушению дома добавил пожар в ноябре 2016 года. Загорелось старое кресло в подсобке на первом этаже — кто-то бросил непотушенный окурок (этим кем-то мог быть как местный житель, так и некто просто забежавший «на огонек»). Люди, спасаясь от едкого дыма, прыгали из окон (при этом 54-летняя женщина сломала позвоночник), 13 человек, в том числе троих детей, эвакуировали по автолестнице. Половина жильцов — даром что был понедельник — оказались пьяными и усиленно мешали пожарным советами и попытками зайти обратно.

Пожар в доме в 2016 году. Фото// Владимир Коцюба-Белых, архив Ревда-инфо.ру

Во время тушения все крыло залили водой, окна выбили — а на улице стояли холода. И отсыревшие доски пола за зиму превратились в труху. Под ними — трубы. Одна из жительниц, провалившись, сломала в двух местах руку. Чтобы как-то добираться к своим комнатам, жители положили в коридоре старые двери, куски фанеры. При каждом шаге из-под мостков раздается угрожающий треск.

DSC05530
Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

В тридцати комнатах дома жильцов, которых можно считать «нормальными», остались единицы — от силы семь-восемь семей. Все, кто мог, съехал. Некоторые собственники сдают свои комнаты — и к «копеечным» постояльцам в плане порядка особых требований не выдвигают. Поэтому контингент соответствующий. Пьянки, гулянки, скандалы, драки, поножовщина. Недавно в одной из комнат случайный собутыльник убил женщину.

— В администрации нам сказали — надо дружить с соседями, а как с такими дружить? — горько говорит Вера Вячеславовна, жительница этого же крыла (напротив Юлии), и толчком распахивает дверь соседней со своей комнаты.

Нас обдает мощной волной такой же, как во всем доме, но еще более концентрированной, застоявшейся вони. Старая мебель, пустые бутылки, мусор. На стенах — темные движущиеся пятна. Тараканы! На кровати в углу в ворохе тряпья лежит тело и что-то невнятно мычит. То ли хозяин, то ли гость…

— Вот пожалуйста, не заперто. Любой заходи, когда хочешь, и делай, что хочешь. И делают! Не только здесь, но и в душе, и в кухне, — добавляет Галина Александровна. — Мы такого насмотрелись!

Вере Вячеславовне ее комнату тоже дали от РММЗ, в 1997-м. А Галине Александровне, работавшей санитаркой в реанимации, 20-метровку предоставили 23 года назад, когда сгорел ее дом. Прописано в комнате трое — она, дочь и пятилетняя внучка.

IMG_7042
Юлия Зеленкина. Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

«Тела» периодически валяются и в коридорах. «Притонов» в бывшей общаге несколько, на обоих этажах. Публика в них собирается самая маргинальная. Поэтому родители боятся отпускать в туалет детей одних, особенно вечерами, в школу и погулять провожают-встречают у входа. Впрочем, по ночам из комнаты и взрослому страшно выйти.

Заходящие «некто» — отдельная проблема. На подъездной двери вместо домофона — кодовый замок, код известен всем, кому надо, и дверь постоянно открыта. Пока мы с жильцами стоим на площадке первого этажа (закопченную стену украшает яркий щит с информацией от управляющей компании), заходит мужчина в спецовке и уверенно направляется в конец коридора, не обращая внимания на окрик. Через минуту выходит и спокойно удаляется.

— И так постоянно, — комментирует Юлия. — Нужду справить, а то и помыться или уединиться… А мы потом в этих ваннах моемся! Детей моем!

Для полноты впечатлений надо заглянуть в ванную и туалет (рискуя сломать ногу в проломе пола). Убогость, плесень и грязь только подчеркиваются новыми радиаторами, такими же инородными, как информационный щит — как еще не сняли! В стене, рассказывают жильцы, только недавно заделали сквозную дыру, ее закрывали простыней, когда мылись.

По словам Рушаны со второго этажа, матери троих детей, с младшим ее не хотели отпускать домой — в антисанитарные условия. В самом деле, заразы хватает — в том числе туберкулеза. Предлагали «лучше» отдать малыша в Дом ребенка.

IMG_6910
Под этим домом находится бомбоубежище — старожилы говорят, что «катакомбы» под землей тянутся аж до улицы Энгельса. Значит, объект «стратегический». Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

В 2018 году дому на Цветников, 11 присвоен статус аварийного. Но расселение планируется только в 2026 году. Как дотянуть до этого времени — не знает никто. Ни жильцы, ни управляющая компания, ни мэрия, которая в курсе ситуации. Но чиновники, как утверждают жители, хотя и в соседях, давно не бывали в этом доме и, наверно, просто не представляют его реального состояния.

Надежда Шестерикова, управляющая УК «Уралтеплосервис», говорит: ей неясно, что делать с домом. Потому что жильцы только жалуются вместо того, чтобы пытаться сообща решить проблему.

— В доме до сих пор нет совета, нет старшего, с которым можно было бы работать. Да и нормальных жильцов единицы. В соседнем доме, Цветников, 13, по состоянию точно таком же, как этот, хотя бы часть проблем удается решить сообща с жителями. Например, дезинфекцию провели. Потому что специализированная организация обрабатывает только места общего пользования, комнаты жители должны обрабатывать сами, а заливать надо везде, иначе толку не будет, все это моментально опять расползется. Договорились, привезли то же средство, потравили повсюду, за исключением пары комнат, куда не удалось попасть, люди на несколько часов ушли. И насекомых ведь не стало! А здесь мы договориться не можем… не с кем!

IMG_6890
Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

По ее словам, на ремонт пола требуется 200-300 тысяч. А с дома начисляется на текущий ремонт от силы 1000 рублей в месяц. Собирается — 10% от начислений. На что ремонтировать? Может быть, администрация выделит деньги — если только так.

— Сейчас вот крышу будем делать, потому что с нее кусок шифера упал… Все тащат. Недавно ночью смеситель в кухне свернули, пришлось выезжать воду перекрывать, металлический щиток выдернули, голые провода торчали во все стороны. Того и гляди радиаторы утащат, — говорит Надежда Шестерикова.

Юлия Зеленкина на это отвечает: мол, легко говорить, сидя в красивом кабинете.

— Да вы зайдите к нам, посмотрите своими глазами, как мы живем. Нам говорят, что коридор мы должны делать за свой счет или хотя бы «вложиться». Но почему? Коридор же общий! Нам до сих пор насчитывают взносы за капремонт! Не будь у меня детей, я бы, может, и молчала! Но у меня дети! А если ребенок покалечится? В жилотделе, когда я недавно туда ходила на общероссийский прием, мне предложили маневренное жилье — но мне не по карману платить за две квартиры! Разве мы многого просим: сделать пол, поставить домофон вместо кодового замка и вытравить насекомых! И еще побелить. Не луну ведь с неба.

Еще по теме

Обсудите эту публикацию в Ревда-инфо.ру во ВКонтакте прямо сейчас: мы ее уже опубликовали!

comments powered by HyperComments

Популярное