Десантник Федор Желонкин рассказал, как впервые прыгал с парашютом. И чему сейчас учит детей

Служба в ВДВ научила его смотреть на жизнь другими глазами.

2019-12-25, 14:32 Истории 451

Мастер по ремонту оборудования НЛМК-Сервис Федор Желонкин служил в воздушно-десантных войсках, командовал расчетом зенитной установки. Прошло 33 года, как демобилизовался, но до сих пор хранит кольцо первого парашюта, с которым прыгал. Федор Александрович и сегодня продолжает служить Родине — он председатель городского отделения Союза ветеранов-десантников, один из руководителей военно-патриотического отряда «Крылатая гвардия».

Год назад создал клуб на улице Чехова, 49. Желонкин заканчивает обучение в техническом университете УГМК, в феврале защитит диплом. А еще — он председатель первичного отделения партии «Единая Россия». Мы встретились, чтобы поговорить о службе, патриотизме и общественной работе.

ZHelonkin
Как говорит Федор Желонкин, армия научила его уважению к старшим, родителям, к тому месту, где живешь. Фото//Юрий Шаров, Ревда-инфо.ру.

Федору Желонкину недавно исполнилось 54. А энергии, говорит, как у 40-летнего. «Есть внутри стерженек — я все время в движении», — улыбается он. Родился в Ревде, ушел в армию. В детстве, говорит, был хиленьким, постоянно болел. Но все недуги излечил спорт. Занимался лыжными гонками, тягал гири, играл в баскетбол и волейбол. Остановился на плавании, пришел в только что построенный в СК «Темп», тренировался у Леонида Сурикова. Был в сборной команде Ревды.

— В младшей группе тогда был и этот человек, — Желонкин показал фотографию депутата областного Заксобрания Александра Серебренникова. — Сначала учился хорошо, а потом немного съехал с хороших отметок, потому что постоянно ездил на соревнования. А это неделю или полторы мы гоняли. Учеба начала хромать. Кстати, моя мама — Валентина Васильевна — была преподавателем начальных классов в школе №29, сейчас она на пенсии. Дай бог ей здоровья! В спорте всегда стремился быть первым. Но пай-мальчиком не был. Всякое бывало…

IMG_0179
Фото// Александр Семков, Ревда-инфо.ру

Были, говорит, друзья и наркозависимые, и осужденные. Все выросли в одной «чаше», но каждый пошел своим путем.

— Никто не может тебя заставить делать что-то против твоей воли и желания, — утверждает Федор Александрович.

Fedor-ZHelonkin
«Не люблю ложь. Самое главное, чтобы человек мог сказать правду в глаза, а не за твоей спиной, — говорит Федор Желонкин. — Человек познается тогда, когда тебе плохо. Было, что и друзья меня предавали. Но я не считаю их за друзей. Вообще друг бывает в жизни один, максимум два. Все остальные — знакомые». Фото//Юрий Шаров, Ревда-инфо.ру.

После восьмого класса поступил в свердловский мукомольный техникум, учился на мастера по ремонту оборудования. Поступил без проблем с хорошим проходным баллом, получал стипендию, с учетом вычетов 27 рублей. По тем временам это было неплохо. Весной 1984 года пришло время идти в армию. Призывался из Ревды, знал, в каких войсках буду служить. Приводов в милицию не было, спортивный разряд по плаванию имелся, рост 184 сантиметра, здоровье в порядке. Все как надо в десантуре.

На сборном пункте в Егоршино ждать «покупателей» из воинской части пришлось четыре дня. Потом сформировали из молодых бойцов взвод, отправили на железнодорожный вокзал, посадили в вагон. Куда повезли — никто ничего не говорил. Только на пятые сутки стало понятно — впереди жаркие страны. А какие могли быть тогда жаркие страны? Думали, Афганистан. Оказалось, нет, — Молдавия.

— Нас сразу повели в баню, потом мы переоделись в форму и друг друга не узнали, — рассказывает Желонкин. — Разобрались, сидим на лужайке, ждем, пока другие моются. Слышу сзади: эй, зема, привет! Поворачиваюсь — стоит Андрей Юсупов, ревдинец. Он на год раньше меня в армию ушел. Ой, как я рад был его встретить! Ну а мы проходили курс молодого бойца, привыкали к жаре. Нас учили разбираться в оружии, систематически занимались физической подготовкой, учились укладывать парашют.

ZHelonkin-Fedor
«Я уже не могу просто так уйти с общественной работы», — говорит Федор Желонкин. Фото//Юрий Шаров, Ревда-инфо.ру.

Были на стрельбах, учениях, он находился среди людей, которые все умеют и знают: а потому до конца будет служить Родине так, как научили в ВДВ.

— Все спрашивают, как я в первый раз прыгнул с парашютом. А я и не понял первый прыжок! Прыгал с самолета АН-2 с высоты тысяча метров. Глаза закрыл, головой вниз ушел… Парашютист начинает задумываться с четвертого-пятого прыжка. Осознанно подходить к этому. Бывало, ночью офицер будил и заставлял по инструкции рассказывать весь алгоритм поведения в воздухе. Нужно думать не только о себе, но и о товарищах. Всего у меня 17 прыжков.

Заслужил Желонкин и отпуск. Дело было так.

В декабре 1985-го, за полгода до демобилизации, армейское начальство устроило марш-бросок в полном боевом вооружении. Желонкин, как будущий дембель, мог не участвовать, но решил показать молодым класс. Пошли на шесть километров.

— Получилось так, что я вырвался вперед, отряд остался немного позади, — вспоминает Федор Александрович. — Ко мне на уазике подъехал командир и дал задание помочь двум отставшим бойцам. Один из них сам побежал, а второй за мой ремень ухватился, пришлось и его на себе тащить. На том марш-броске присутствовал заместитель командира дивизии ПВО. Мои старания были отмечены, и мне объявили отпуск за помощь товарищам в марш-броске.

Fedor-Aleksandrovich
«А я и не понял первый прыжок с парашютом! Глаза закрыл, головой вниз ушел», — улыбается Федор Александрович. Фото//Юрий Шаров, Ревда-инфо.ру.

Желонкин уже было мечтал встретить Новый год дома, но неожиданно объявили повышенную боевую готовность. Отпуск пришлось отменить. Такую же боевую готовность объявили на время XXVII съезда КПСС в феврале-марте 1986 года.

— Но получилось так, что к 8 марта, я вернулся в Ревду, — улыбается Желонкин. — Родители не знали, что я так приеду. Получился одновременно и сюрприз, и подарок маме.

С его слов, армия научила его уважению к старшим, родителям, к тому месту, где живешь. Научила смотреть на жизнь по-другому.

— Такого качества, как уважение, у современных детей практически нет, — рассуждает Федор Александрович. — Этому мы в нашем клубе учим в первую очередь. И дисциплине, конечно. Каждую неделю мы проверяем у ребят школьные дневники. Если по какому-то предмету двойка — пятьдесят отжиманий. Учим поведению в общественных местах и опрятности.

Он считает, что боевая выучка, слаженность и умение быстро действовать в экстремальных ситуациях, — все это может пригодиться во взрослой жизни. Да это, говорит, и самим ребятам нравится. Они осваивают армейское снаряжение, проходят занятия по строевой и огневой подготовке, учатся тактике ведения боя, сопровождают в составе почетного караула торжественные мероприятия. Часто в клубе юных десантников навещают бывшие военные, которые рассказывают о службе в армии.

На наш вопрос: что бы ему хотелось еще сделать для клуба, десантник ответил, что это пока секрет.

— Если честно, то полгода назад я собирался уйти на дембель, освободить место руководителя клуба, — признался Федор Александрович. — Ребята отговорили. А задумки есть очень большие. Сначала мечта была — открыл клуб. Теперь еще одну мечту для ребят патриотического отряда и ветеранов десантников осуществлю, и все, наверное, уступлю место руководителя другому. Но сам я никуда из клуба не уйду. То же самое мне и жена говорит, что я не смогу без этой работы.

Еще по теме

Хотите читать только хорошие новости? Присоединяйтесь к Ревда-инфо в «Одноклассниках». Самая добрая компания в этой социальной сети!

comments powered by HyperComments

Популярное