«Воинский долг Родине должен отдать каждый мужчина» — ревдинец Сергей Горчаков о своей 20-летней службе в армии

История службы старшего прапорщика специально к Дню защитника Отечества на Ревда-инфо.ру.

2020-02-23, 10:32 Истории 357

«Главную свою задачу я всегда видел в том, чтобы мои солдаты были сыты, устроены и обеспечены всем необходимым, чтобы им нормально служилось», — говорит старший прапорщик Сергей Горчаков. Он служил в армии 20 лет — если по календарю, а со «льготными» — 27 лет: в Афганистане один день считался за три, на Крайнем Севере год — за полтора.

IMG_3802
Сергей родом из Ревды, учился во второй школе, потом в шестой. После окончания СГПТУ-72 работал в Свердловске, оттуда и призвался в армию — осенью 1973-го. Попал в пехоту, мотострелковые войска. В 1974 году в мае его направили в группу советских войск в Германии. Гарнизон стоял в 40 км от Магдебурга, около деревушки Мальвинкель. Целый военный городок: полигон, казармы, дома для офицеров, столовые, гаражи, мастерские. Александр Семков, Ревда-инфо.ру

— Служба, как и в Союзе, — вспоминает Сергей. — Боевая подготовка, стрельбы, наряды. От нас требовалось только военное присутствие. В город нас редко выпускали. А если выпускали, то со страшим по званию.

Отслужив год, он окончил школу прапорщиков, получил звание и остался служить в гарнизоне. Женился, родилась дочка. Осенью 80-го поступил приказ: 400 прапорщиков и 500 офицеров направить в Афганистан, где уже год находились советские войска.

— Пришли со штаба: надо ехать. Подразумевалось: не поедешь — увольняйся. Недели две на сборы. Я отвез семью на Украину, на родину жены, а сам — в Ташкент, на сборный пункт. Народу было полно. Об этом не говорилось, но все знали, что едем не отдыхать. На самолете до Кабула, потом на самолете до Герата. Мы меняли тех, кто зашел в самом начале.

Второй мотострелковый батальон. Командир зенитно-ракетного взвода: под началом три бронетранспортера, 12 солдат. Часть располагалась на площадке между гор. Окруженный колючей проволокой лагерь. Мотострелки, танкисты, артиллеристы: всего тысячи две. Солдаты жили в палатках, офицеры и прапорщики — в щитовых домиках. Оружие — в палатке.

Появилась уже форма-афганка, панамы, но на ногах у солдат были все те же тяжеленные кирзовые полуботинки.

— Мы дополняли роты, где людей не хватало, и ходили в рейды. По селениям. В Шинданд, в Герат, Калайи-Нау, — скупо рассказывает Горчаков. — Провинцию Герат всю исколесили. Выезжали туда, где, по оперативной информации были душманы. Окружали деревню, проходили, неблагонадежных вычисляли. Попадали, конечно, в засады. У меня со взвода сержант, командир отделения Семен Бондарев был убит в бою. В 1981-м. Засада, мы кто куда, рассредоточились. Видимо, снайпер его… Но потери с нашей стороны были не такие большие, как могли бы.

Так прошли еще два года службы Сергея Горчакова: жаркие, присыпанные желтой пылью и пахнущие нагретым машинным маслом, порохом и потом. С непреходящим чувством опасности, к которому, впрочем, тоже привыкаешь.

— Как не страшно? Война — она война и есть. Нам объясняли: мы защищаем южные рубежи нашей родины, чтобы душманы не перешли через границу в союзные республики и не начали войну. Своим я не писал, где я. Мать умерла, когда мне десять было. Отцу сказал, когда вернулся. А что рассказывать-то? Что пережили там, что видел, по-моему, не очень-то надо было рассказывать. Потому что в то время уже повезли груз 200. Матери не отпускали сыновей, погибало много…

В ноябре-декабре 1982 года 27-летний Сергей Горчаков приехал домой, в Ревду. Служил сначала в Свердловске, в 32-м военном городке, но жилье не давали, жил у отца на Барановке. Перевелся в местную часть химзащиты, а затем — на север, в Югорск, в войска ПВО. Отдельный батальон аэродромно-технического обслуживания. В 1994-м уволился в запас — как раз начались массовые сокращения в вооруженных силах. Сейчас он продолжает работать в охране, активный участник Союза ветеранов боевых действий, вместе с товарищами занимается патриотическим воспитанием молодежи.

— О чем вспоминаю? О своих ребятах, с многими из которых переписываемся и созваниваемся до сих пор. Особенно по службе на Севере. Один мой солдат, из Узбекистана, меня 20 лет искал, нашел через товарища… Я хочу, чтобы все служили нормально. Воинский долг Родине должен отдать каждый, если он мужик. Надо защищать Отечество — родителей, семью, все, что тебе дорого.

Еще по теме

  • «За каждый перевязанный пуп сорок грехов долой»: как Елизавета Токарь стала акушеркой.
  • Десантник Федор Желонкин рассказал, как впервые прыгал с парашютом. И чему сейчас учит детей.
  • Саши в погонах: две истории ревдинских полицейских к профессиональному празднику.

Хотите читать только хорошие новости? Присоединяйтесь к Ревда-инфо в «Одноклассниках». Самая добрая компания в этой социальной сети!

comments powered by HyperComments

Популярное