2012-01-29, 15:12 Новости Валентина Пермякова 74

Сергей Дьяков учится ходить и говорить (фото)

За стеклом старенького серванта в комнате 23-летнего Сергея Дьякова спрятано его прежнее фото. Оно совсем не старое, но человек, который сегодня живет в этой комнате, совершенно не похож на запечатленного в объективе четыре года назад лопоухого юношу. Сергей 11 октября 2010 года пережил страшную аварию, где потерял сразу пятерых друзей и чудом выжил сам. Эта трагедия наложила свой отпечаток не только на внешность парня, но и на его душу.

У Сережи небольшая комната в «трешке», где кроме него живут мама, бабушка и дядя. Почти все пространство комнатушки занимает внушительная беговая дорожка — ее купили на средства, собранные ревдинцами.

— У нас механическая была, так он на ней не мог заниматься, а в клинике попробовал на электрической, и домой такую захотел, — рассказывает бабушка Сергея, Татьяна Никифоровна. — А где ж ее возьмешь? Ладно, я объявление в газете увидела. Звоним по телефону: «Не продавайте, пожалуйста, мы найдем деньги». И тут для нас собрали деньги, огромное спасибо всем, низкий поклон!

Сергей слушает внимательно и даже сам пытается отвечать на вопросы. В декабре он вернулся из екатеринбургского Центра реабилитации, где лечился также благодаря финансовой помощи ревдинцев. Светлана, мама Сергея, показывает снимки: вот он на тренажерах, вот — в палате. Улыбается — довольный, что может заниматься.

Впереди у Сережи — курс лечения в госпитале на Широкой речке, там очень хорошие врачи, говорят родные. Именно там парень начал двигаться.

Сегодня Сергей — инвалид I группы. У него серьезно пострадал мозг, и поэтому правая сторона тела — рука, нога, лицо — были словно замороженные. Сейчас, благодаря помощи врачей и собственному невероятному, поистине мужскому упорству, он может говорить, двигать правой рукой и самостоятельно забираться на беговую дорожку. Говорит, конечно, плохо — мышцы лица не слушаются. Рука тоже нуждается в тренировках — для этого парень занимается с ручными тренажерами.

— Это эспандер. Руку развивать. Купили. В «Темпе», — каждое слово дается Сереже с трудом, но разобрать его речь можно. Он с гордостью демонстрирует, как умеет сам забираться на дорожку. Мерно шагая по шуршащей ленте, отвечает на вопросы: что рост у него 171, что дома чаще всего он тренируется ходить, пишет или сидит в Интернете.

Писать Сергея учит приходящий логопед — для его непослушной правой руки сейчас каждое движение в новинку, и поэтому палочки и буквы в малышовых прописях иногда получаются корявыми.

— Ничего не знаю, — шутит Сережа. — «Тройки» были. В школе.

От неподвижности он располнел, и поэтому старается ограничивать себя в еде: говорит, что худым нравится себе больше. Хотя покушать, конечно, любит: и сладости, и пироги, и булочки. Баба Таня смеется: яблоки ест каждый день, а если пирожное — то только одно. Ну, или два, если очень уж вкусные.

У Дьяковых постоянно бывает Людмила Мясникова, тетка Сергея — она живет этажом выше. Они и раньше дружили семьями, а сейчас, когда Мясниковы потеряли дочь Тамару, Сергей для них все равно что родной сын.

— Они везде ездили все вместе — купаться, отдыхать, компанейские ребята были, что говорить, — вздыхает Людмила. — Томку выгнать отсюда не могла, и по трубе стучала, и смс-ки слала, и кричала под окнами. Не-е-ет, ни в какую! Вот сядут с Дьяковым и, как дети, в «Денди» играют.

— Сейчас скучно, — кивает старенькая баба Таня. — Они все собирались у нас. Рустама мать потеряла раз его, звонит: «Не у вас ли?» Я говорю: «Не знаю, сейчас посмотрю» Захожу в комнату — диван большой был, — они все рядочком спят. Я трубку беру: «Вроде, — говорю, — у нас».

— А сейчас скучно, — добавляет она, помолчав. И плачет.

Сергей часто сидит в социальных сетях. На своей страничке «ВКонтакте» он размещает видеоролики об аварии, в которой потерял всех своих друзей. Ему очень одиноко. На рабочем столе его старенького компьютера — фото любимых брата и сестры, Игоря и Тани. Он садится перед монитором, смотрит на их лица и молчит. Только глаза выдают его мысли — в них неизбывная боль и горечь оттого, что глупый случай и чужая халатность отняли у него самых близких людей. И непонятно, за что и почему.

После аварии, когда самое страшное осталось позади, Сергей попросил отвезти его в храм и окрестить. Он верит в то, что раз Бог спас его в той страшной аварии, значит, ему нужно жить. Говорит, что обязательно выздоровеет. Встанет на ноги. И будет работать. И жена у него обязательно будет, и дети родятся. Он искренне верит в это, а раз его вера так крепка, значит, надежда есть.

 

Новости редакции / Блоги

Популярное