2011-11-22, 13:27 Культура Валентина Пермякова 1 130

«Голоса» Степаниды Тихомировой вновь собрали полный зал (фото, видео)

«Голоса» Степаниды Тихомировой, с таким успехом прозвучавшие со сцены Дворца культуры в прошлом творческим сезоне, этой осенью решено было повторить к вящему удовольствию публики. Эта самая публика в долгу не осталась: зал ДК был забит до отказа, даже журналистам пришлось тесниться на приставных стульчиках в дальних рядах. Последний раз такой ажиотаж наблюдался на недавней встрече губернатора области Александра Мишарина с ревдинцами, которая тоже проходила в ДК. Однако же на этот раз повод для аншлага был куда более приятным.

Топот и прихлопывания

У Степаниды Тихомировой нельзя отнять одного — потрясающего, свежего, как только что выжатый апельсиновый фреш, нешаблонного подхода к танцу. Уже в самом начале ее танцоры нам это продемонстрировали. В полной, чуть не звенящей тишине, нарушаемой только топотом ног, два десятка молодых людей отбабахали невероятный танец. Они синхронно двигались, легко вскидывая руки и переступая ногами, при этом так по-особому прихлопывая и притопывая, что от восторга захватывало дух. Все вместе они напоминали какое-то многоногое и многорукое создание, в бездумном порыве выскочившее на сцену и решившее вдруг сплясать. Из-под подошв танцоров, наверное, даже искры вылетали! Зал пребывал в благоговейном молчании, и только после ребятам устроили овацию.

Дальше все было в том же духе: яркие и четкие танцы, отрепетированные до малейшего движения, включая поворот головы и, возможно, даже моргания и вздохи. Брейк-данс, модерн, джаз-модерн, каратэ, такой любимый Степанидой Тихомировой капуэро, еще и еще что-то… Никто, кроме, может быть, забредших на огонек опытных танцоров (а таковые были!), не разбирался во всех тонкостях действа. О том, что нравится всем, говорило хотя бы то, что после каждого номера ребят окунали в аплодисменты. И было за что, ведь основой каждого танца была брызжущая, неприкрытая сила молодости, ловкость юных рук и ног, и, главное, удовольствие, с которым работали танцоры.

Нежность флер-д’оранжа

Как на театральной премьере, когда на авансцену выходят Он и Она, поглощенные друг другом и готовящиеся к расставанию, зал почтительно и умиленно замирал при парных танцах Степаниды и Якова (не супруга, но брата) Тихомировых. Они танцевали про любовь, сначала нежную, как цветок флер-д’оранжа, а затем игриво-фривольную, взращенную на ниве нелегкой уличной жизни. Причем, делали это так натурально и с такой отдачей, что искренне верилось: вот сейчас руки разомкнуться, и тогда сердца героев уж точно перестанут биться. А вместе с ними — и сердца тех, кто не дышит в креслах зрителей, боясь спугнуть нежное чувство сопричастности чужому счастью.

В части техники и мастерства Степанида Тихомирова уже достигла вершины, на которую в Ревде, пожалуй, взобрались пока только супруги Степановы со своим «Чердаком». И она, и они где-то над всеми остальными хореографами нашего города, причем, не сидят там, свесив ножки, а идут в ногу со стремительным временем, пусть и каждый своей дорогой.

«Психушка» и «ночные бабочки»

Другое дело — режиссерская и сценарная составляющая проекта. Сюжет у «Голосов», может, и есть, но он явно не проработан, и оттого действо выглядит несколько куцым и раздробленным на части, словно и не спектакль вовсе, а просто сборный концерт.

Начинается все так: зал оглушают крики родителей, вещающих своим детям, что «у них все есть» и «они неблагодарные». С не менее безумными криками, переходящими в визг, из фойе на сцену по залу несутся подростки, «убежавшие из дома». Все вместе они танцуют тот самый первый танец без музыки, а затем по очереди, группами, демонстрируют, какой яркой и насыщенной может быть жизнь на воле, без родительской опеки.

Затем какие-то девушки, облаченные в смирительные рубашки, танцуют о том, что в сумасшедшем доме не так уж и плохо (или плохо?), а за их спинами на экране крутят ролик с их участием. Там девушки изображены с такими лицами, что немного похожи на зомби из фильмов жанра грайндхаус или на героиню фильма «Звонок».

Я тщетно пыталась найти в спектакле главных героев. Получалось, что главные — все. Очаровательные влюбленные, покружившись в своем апельсиновом танце под грустную «На мели» Амели, внезапно оказываются выброшенными на улицу. Их сменяют каратисты, потом — воинственные девицы в шароварах и топиках. После них появляются какие-то полуголые парни с прекрасными рельефными торсами, а чуть позже — клошары в раскрашенных майках. Спустя какое-то время выходят «ночные бабочки», пляшут все вместе, затем танцует еще одна развеселая группа в ярких нарядах, а после две «бабочки», не поделившие парня, устраивают показательный бой под зажигательную песню «Show me how you burlesque» из фильма с похожим названием, а остальные свистят, улюлюкают и снимают происходящее на телефон. Кто-то даже кричит: «Мочи-и-и!»

Забавный сценбой

Драки — это такая вещь, без которой наша жизнь хоть и немыслима, но лучше бы их все-таки не было. Вообще крайне досадно, что Степанида нашла для них место в своем спектакле. Нашлось место даже такому моменту, как избиение двумя «гопниками» двух ни в чем не повинных юношей. Причем, искренне верилось, что победит добро (которое тоже оказалось с кулаками), однако же те, что в спортивках, таки заломали своих соперников. С одного даже сняли ботинки, и он, «избитый» и разутый, остался лежать в глубине сцены. А вперед выскочила очередная группа развеселой молодежи и принялась отплясывать на таком унылом фоне.

Что самое странное — во время гротескного избиения полный зал ДК весело ржал, а кое-кто даже кричал «браво». А когда с парня стали снимать ботинки, зрители захлопали. От радости, что ли? Или оценили юмор, который и юмором-то сложно назвать? Почему же вас так не веселит криминальная хроника, где такие случаи, к сожалению, нередки?

Скажете: так то на сцене! Да, сценбой был поставлен великолепно (спасибо брату Степаниды Якову Тихомирову, студенту 3-го курса театрального института). Но вот в чем штука — драка хороша, только когда она оправданна, когда она нужна для того, чтобы восторжествовала справедливость. А драку, которую хочется показать просто потому, что «мы-де умеем еще и это», можно было оставить за кулисами — на потом. И потом, в зале были дети, и немало. Уж им-то на такое смотреть уж точно ни к чему.

Героев было много, но общей истории не наблюдалось. Вышли из дома, погуляли (потанцевали, подрались, etc.), а затем вернулись домой. А почему вернулись, кто заставил, из-за чего решили, что с мамой и папой лучше — непонятно.

Совершенно очевидно — у непревздойденного мастера танцевального жеста Степаниды Тихомировой пока критически мало опыта серьезных постановок. А ведь для шикарных танцев нужно и сюжетную канву сплести, и драматические ходы продумать, и моральную составляющую для себя определить: ведь далеко не все можно показывать со сцены. Впрочем, опыт — он, конечно, придет с годами. А база у Степаниды Тихомировой уже подготовлена: как в техническом, так и в человеческом плане — танцоры у нее такие яркие и такие молодые.

Новости редакции / Блоги

Популярное