2012-05-11, 23:06 Культура Валентина Пермякова 171

В «Победе» с блеском прошла премьера музыкального спектакля (фото, видео)

Сергей Кибардин и Анастасия Новоселова

Раздеваться можно по-разному: призывно и безнадежно, провокационно и стремительно, медленно и стыдливо. А еще раздеваться можно как пациент — перед врачом, как жертва — перед грабителем, как артистка — перед публикой или же как натурщица перед фотографом. Эти и другие способы обнажения перечислил герой Сергея Кибардина на премьере спектакля «Кризис среднего возраста», которая состоялась в КДЦ «Победа» 1 мая. Однако этот спектакль вовсе не об обнаженных телах. Скорее — об оголенных душах.

Довольно сложно говорить людям правду в глаза, особенно если правда эта — нелицеприятна. Лариса Лаврова, режиссер спектакля «Кризис среднего возраста, или вся жизнь — театр», поступила мудро: она облегчила своим актерам задачу. Со сцены, когда в лицо светят софиты, а мысль и глаза нацелены только на то, чтобы как можно правдоподобнее сыграть, буквально прожить жизнь своего героя, говорить проще — не видно, к кому обращаешься.

Правда, с горечью высказанная Сергеем Кибардиным в лице спившегося и несчастного режиссера Вадима и сыгранная остальными героями действа, предназначалась всем нам. Не каждому в отдельности, но — парадоксально — всем вместе.

На сцене шла речь о том, что мы погрязли в мейнстриме — то бишь, массовом, общеупотребимом вареве из дешевых книг с сюжетом не сложнее пареной репы, из песен без смысла, музыки без мелодичности и строя, из фильмов с куцыми перипетиями и плоскими актерами. И поделать с этим, как ни грустно, уже ничего нельзя. Эсхил, Аристофан и Еврипид сегодня никому не интересны, и собрать зал способен только детектив с примесью клубнички — о том, что в публичном доме убили ночную бабочку.

Лариса Лаврова рассказывала перед премьерой, что именно эти, неприятные, но истинные слова, и зацепили ее в оригинальном тексте. Не меньше нее обличительный текст увлек и остальных — так что на премьере о том, что общество вульгарно и «пипл схавает все», нам говорили не герои, а актеры, спрятавшиеся за масками.

Режиссер Вадим, цитируя Пушкина и Шекспира, опрокидывал рюмку за рюмкой и, пьянея на глазах, взывал к совести и культуре людей, пытался разбудить в них чувство прекрасного, при этом твердо заявляя, что понимает всю тщетность своих усилий. Актриса Ольга (Светлана Смирнова), дама средних лет, талантливая, красивая актриса, то вскакивая, но снова усаживаясь на подиум, изображавший в лучшие времена их театра ложе Клеопатры, ломала руки и твердила, что хочет говорить со сцены такими словами, каким ее учили родители. Пусть это и будет выглядеть старомодно.

Вадим решил кардинально поменять ситуацию в театре, правда, способ выбрал экзотический: пригласил на пробы в свой очередной бездарный спектакль женщин с улицы. И они пришли, разбавив полынную горечь от его тяжелых слов, забавными жестами и веселыми реакциями на его предложение в лоб: «Раздевайтесь».

Смешными получились все образы — их было шесть. Каждой маске (смелая, зрелая, неуклюжая, без воображения, с рынка, стеснительная) — Лариса Лаврова и ее актеры сумели подобрать свои особенности. Смелая (Анастасия Новоселова, дебютантка театральной сцены) разделась по первой просьбе, сорвав аплодисменты своей непосредственностью и забавными фразами («Че-та я ниче не поняла»). Зрелая (Марина Ибрагимова) заставила зал корчится в припадках гомерического хохота, рассуждая о груди, которую она бы показала, если бы она была у нее «та», но у нее «не та», да и белье красивое она оставила дома. Неуклюжая (Татьяна Кириллкина) смешно ходила по сцене в одном сапоге и, одеваясь, путала рукава…

Тем временем развивалась вторая сюжетная линия — Ольга встретила в театре Андрея (Дмитрий Смирнов) — нелепого лысеющего очкарика, «за-заикающегося» от волнения, но страстно обличающего все пороки общества потребления. Он не пожалел даже ее, Ольгу: назвал спектакль, в котором она играла, «двумя каплями Чехова на стакан воды», а ее работу — дешевкой.

Он, такой неуместный в богемных условиях, и неловкий в своем желании понравится знаменитой актрисе, все-таки сумел пробить корку на сердце Ольги. Она отказалась от мейнстрима и стала играть — да как! Зал рукоплещет, а режиссер Вадим, страстно любящий свою Приму, еще глубже погружается в пучину отчаяния…

Ему не могут помочь ни обнажающиеся женщины, ни помощница Алла (Елена Жукова), влюбленная в него. Кстати, о любви Аллы к режиссеру стало известно только в самом конце спектакля — перед финальным поцелуем Ольги и Андрея она вышла на пустую сцену и, прижав в груди красно-синий шарф Вадима, в спешке оставленный им на вешалке, спела о том, как его любит. Песня показалась лишней, ведь по ходу действия не было даже намека на горячую любовь помощницы к режиссеру — а тут на тебе.

А вообще, история закончилась хорошо. Ольга и Андрей слились в долгом поцелуе, а Вадим нашел утешение в образе «женщины-бутылки», как он сам ее назвал (не по внешности, а по сути: и в женщинах, и в бутылке покинутый и несчастный может найти утешение). «Бутылку» сыграла сама Лариса Лаврова, хотя в это не каждый в зале поверил: сутулые плечи, мужские повадки, кепка, надвинутая на лоб… Впрочем, на то она и актриса, чтобы перевоплощаться в кого угодно.

На то они и актеры, чтобы заставлять нас верить в то, что говорят со сцены. Верить в любовь, которая бывает и в 50 лет, верить, что Донцову и Тимати однажды все-таки заменят Чехов и Хворостовский, верить, что выход даже из самой сложной ситуации не обязательно находится на дне стакана. Полный зал «Победы» устроил артистам овацию, и она была заслуженной. По-настоящему.

Повтор спектакля «Кризис среднего возраста, или Вся жизнь — театр» состоится 17 мая в 19 часов на сцене КДЦ «Победа». Цена билета 100 рублей.

Говорят эксперты

Людмила Копытова, режиссер («Провинция»):

— Мне очень понравился спектакль. Очень интересно — ну, не все, конечно, — актерски сделаны женские образы. Изумительно сделан образ у Татьяны Кириллкиной, у Марины Рашидовны Ибрагимовой — здорово. Настя Новоселова меня поразила. Вообще, все девчонки очень хороши. А как мужские образы? Нормально.

 

Татьяна Вяткина, режиссер («Играй город», ДК):

— Мне понравилось. В новой роли выступил сегодня Сергей Кибардин, сыграл иначе, мягче, с новыми актерскими аккордами. Сегодня были новые краски, новые лица, все это очень радует. И тема хороша, надеюсь, зрительный зал услышал подоплеку, который режиссер попытался пронести. Музыкальные темы — просто бесподобны! Поют все, и это приятно.

Новости редакции / Блоги

Популярное