2017-08-28, 14:51 Мы вместе Валентина Пермякова 5 027

Помогите Вере выжить

Вере Макаровой — 28 лет. Долго говорить ей мешает сухой кашель, но все-таки мы общаемся: по телефону. Сейчас она — в палате первой областной больницы, сдает анализы, проходит процедуры. У Веры — муж, дочь, любимая работа и много планов на будущее. А еще у нее — рак. И если мы постараемся, то сможем ее спасти.

Вера Макарова. Фото// личный архив

Предварительный диагноз Вере поставили в декабре 2015 года. Все началось по-страшному просто и буднично. После флюорографии, результаты которой смутили врачей, она прошла КТ и ей сказали, что это может быть лимфома. Не верила до последнего — пока не узнала результаты биопсии. Тогда, в мае 2016-го, жизнь и разделилась, как пишут в книгах, на до и после.

Группа помощи Вере Макаровой

Лимфома Ходжкина. Это заболевание иммунной системы, начинающееся в лимфоузлах: маленькие клеточки, белые кровяные тельца, мутируют, и если болезнь не лечить, она поражает и другие внутренние органы. В группе риска, главным образом, люди 20-29 лет и пожилые. У Веры — IV стадия заболевания, об этом она узнала в прошлом году, когда попала в больницу. И шансы — есть.

— Я не сомневалась в своей победе над раком, мне говорили: это лечится, и каждый раз я радовалась за людей, которые уходили в ремиссию. Мой путь оказался длиннее, — рассказывает Вера в своей группе в социальной сети «ВКонтакте». — Мне было проведено четыре курса химиотерапии,после которого врачи засомневались в диагнозе, потому что опухоль плохо ушла, отправили на операцию для подтверждения диагноза, и диагноз подтвердился.

С января нынешнего года она прошла три курса терапии. Вердикт врачей: частичная ремиссия. 24 мая ей сделали операцию по пересадке костного мозга, выписали домой уже в конце июня. Сделали обследование, которое показало: первая опухоль неактивна, но воспалились новые лимфоузлы. Ей была показана лучевая терапия, но за неделю до процедур открылся кашель и поднялась высокая температура. По сей день ее не удается надолго сбить.

— Вместо отделения лучевой терапии я попала в гематологическое. Врачи провели полное обследование, исключили вирусы, инфекции, туберкулез, пневманию, бронхит и все остальное, что может быть, — продолжает Вера. — И вот мне огласили, что это ранний рецидив и что лечить больше нечем. Все препараты использованы.

Единственный шанс, сказали ей сначала, это аллогенная трансплантация от донора. У Веры есть брат, но у них разные папы, значит, шансов на приживание костного мозга — всего 50%, а это очень мало. Нужно, чтобы донор подходил идеально, и при этом не обязательно быть родственником.

Сейчас врачи ищут донора в России и за рубежом. Подойти может любой человек, главное — сдать анализы и попасть в реестр доноров. Друзья Веры инициировали поездку в больницу №1, где у потенциальных доноров возьмут кровь, чтобы проверить на совместимость с Вериной. Планируется, что автобус туда поедет 30 августа в 7.40 утра. Если вы можете присоединиться, пишите Веронике Бекетовой во «ВКонтакте» (она ведет реестр, чтобы заказать транспорт).

Если донор будет найден, оплатить операцию потребуется сразу. Сумма для зарубежного донора — около 2 млн рублей, российского — около 200 тысяч. Второй вариант — о нем сказали лишь сейчас — это лечение новыми препаратами в Санкт-Петербурге. Платно или нет (лечение, проживание в клинике), тоже наверняка пока неизвестно. Прямо сейчас врачи решают, какой путь борьбы с опухолью избрать. А друзья уже изучают варианты лечения за рубежом, если в России с болезнью не справятся.

— Я поэтому не хотела пока объявлять сбор средств, потому что не знаю точной суммы, — говорит Вера мне по телефону, сдерживая кашель. — Но друзья убедили: пусть лучше деньги будут на счете. Если они не понадобятся, всегда есть тот, кому тоже нужна помощь. 

Она говорит спокойно и сдержанно: убеждена, что победа — за ней. Ведь столько людей, знакомых и не знакомых, подключились и хотят ей помочь. Внезапно оказалось, что ты — не один, даже если тебе очень плохо. И она просто не может их подвести.

Сейчас у Веры — первая группа инвалидности. Кормилец — муж Александр, получающий около 25 тысяч рублей. А еще у нее есть дочь, двухлетний белокурый ангел. Она очень ждет маму домой. Ей пообещали, что мама скоро вернется. А она обязательно вернется — мы ей в этом поможем.

Карта Сбербанка (на имя Веры Ивановны Макаровой): 63900216 9060714215.

Новости редакции / Блоги

Популярное