2009-04-02, 10:32 Происшествия Администрация сайта 38

Женская дружба

d0b0d0bbd0bad0bed183d0bed0bbd0b8d0b7d0bcКуда может завести соперничество под винными парами

Это уголовное дело, недавно направленное в суд следственным органом Ревдинского ОВД, являет собой подтверждение известной сентенции «все тайное когда-нибудь становится явным».

Жили-были две задушевные подруги. Одинокие женщины не первой уже молодости, образованные, работающие — вполне, что называется, приличные. В июне 2006 года одна из них отмечала юбилей. К ночи гости разошлись, остались только лучшая подруга и родственник именинницы — женатый, между прочим, мужик из Первоуральска. Из-за него, собственно, и случился сыр-бор…

Эта троица решила продолжить веселье на лоне природы — в подружкином саду. Но в машине между двумя дамами происходит ссора, о предмете которой можно легко догадаться. В результате именинница уезжает домой, оставив подругу с «трофеем». А дома обнаруживает отсутствие своего мобильника, недавно купленного в кредит.

— Заявление в милицию потерпевшая сделала спустя неделю, — рассказывает следователь Лариса Япарова. — Надеялась, что получится решить проблему полюбовно, ведь ясно: украл кто-то из этих двоих. Когда собирались в сад, аппарат лежал на кухонном столе. А утром после веселой ночи мужчина зашел к бабушке и, узнав, что родственница потеряла телефон, сказал, что в саду видел его у подруги, мол, чего волноваться-то. Однако на допросе он заявил, что не помнит не только ночь, но и утро — настолько был пьян… Ну, а женщина категорически отрицала свою вину.

Таким образом, при всей прозрачности ситуации, для обвинения не нашлось достаточных оснований, и уголовное дело по факту «кражи свободным доступом» отправилось в долгий ящик как бесфигурантное. К десяткам своих собратий: в подобных преступлениях, которые совершаются сплошь и рядом, доказать виновность практически невозможно — вещественных доказательств нет, а догадки и предположения, даже самые логичные и несомненные, не являются таковыми в глазах суда. Вариантов раскрытия классического исчезновения общедоступной ценности два — чистосердечное признание преступника, на которое, понятно, рассчитывать не приходится, или, как в этой истории, случай.

Зимой этого года милиция задержала — за что, неважно — молодого человека. При личном досмотре, обязательной процедуре для всех задержанных, у него обнаружился мобильный телефон, который, как все номерные вещи без документов, «пробили» по базе данных украденных — тоже обязательная процедура. Компьютер выдал заключение — данный аппарат проходит по уголовному делу номер такой-то. Парень сознался: купил его чуть не три года назад у некоего Иванова. А этот Иванов при проверке оказался… сыном той самой «лучшей подруги». Круг замкнулся.

— Подозреваемая — теперь обвиняемая — была поставлена перед фактом, — говорит Лариса Япарова. — Пришлось сознаться. Рыдала у меня в кабинете навзрыд. Конечно, преступление не тяжелое, ущерб небольшой (телефон стоит пять тысяч, ну, с кредитом семь, а сын продал, кстати, за семьсот) — наверняка дадут условный срок, но это же все равно судимость! В сорок лет! Пятно на биографии. Тем более, ее по специфике работы ежегодно проверяют на наличие судимостей. То есть, считай, работу она потеряла. Говорит, разозлилась на подругу, мужика не поделили…

Новости редакции / Блоги

Популярное